«Министерство обороны Российской Федерации фактически обвинило Турцию в содействии террористической деятельности», — так эксперт Института информационных войн Владимир Васильев прокомментировал официальное заявление российского военного ведомства от 4 марта по ситуации в сирийском Идлибе.

Официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков заявил следующее: «Произошло сращивание укрепленных районов террористов с развернутыми по соглашению турецкими наблюдательными постами». По Сочинскому соглашению по Идлибской демилитаризованной зоне данные посты должны находиться у границ зоны деэскалации.

Эксперт подчеркнул, что и ранее говорил о необходимости более жёсткой информационной политики по оценке действий Анкары на сирийской территории. Васильев считает, что заметание проблемы под коврик её не решает, а попустительствует более наглым и агрессивным действиям со стороны Турции.

«Обратите внимание на риторику Эрдогана и других турецких официальных лиц. Они не стесняются в выражениях, активно подменяя понятия. А фактически речь идёт о вооружённой агрессии против Сирии со стороны Турции. Террористические группировки, официально признанные таковыми ООН, действуют совместно с вооружёнными силами Турции. Как только появились первые признаки невыполнения Турцией Сочинского соглашения от 17 сентября 2018 года, надо было говорить об этом публично, называя вещи своими именами.

Мировую аудиторию надо готовить заранее: она инертна, и западные СМИ тоже не спят и постоянно дают свою картину происходящего в Сирии. Да и команда Эрдогана полунамёков не понимает. Кстати, надо было вести широкую разъяснительную работу и среди турецкой общественности, чтобы постепенно сформировать негативное отношение к военной операции Турции в Сирии», — отметил эксперт.

«Публичная оценка действий военно-политического руководства Турции в Сирии с точки зрения международного права, данная вовремя, на мой взгляд, позволила бы избежать серьёзных проблем в связи с нынешним резким ухудшением ситуации в районе Большого Идлиба.

Сейчас ситуация очень осложнилась. Турки ввели в Идлиб новые средства ПВО, и это не ПЗРК, от которых можно было уйти на большой высоте. До этого уже были зафиксированы случаи применения ПЗРК по российской авиации, правда, всё обошлось. А что будет, если турки сейчас собьют российский самолёт? Как мы будем реагировать? Есть ли у нас план? Полагаю, что ограничение поставок сельхозпродукции из Турции и туризма будет явно недостаточной мерой», — добавил Васильев.