Быть российским бизнесменом в современной Украине — не самое простое занятие. Нужно, как минимум, быть преследуемым российским режимом, или хотя бы заявить об этом. Нужно принять антироссийскую мейнстримную риторику, как это сделали, к примеру, экс-депутаты Госдумы Илья Пономарев и покойный уже Денис Вороненков. Еще лучше — принять украинское гражданство, как это сделал Константин Григоришин, бизнес-партнер экс-президента Петра Порошенко.

Вообще, россиян на Украине достаточно много — взять хотя бы пресс-секретаря запрещенной в РФ экстремистской организации «Правый сектор» Артема Скоропадского. Уголовное дело российского Следкома не только не мешает, но обеспечивает тому дополнительные преференции в стране, которую политологи именуют не иначе как АнтиРоссия. Журналисты Матвей Ганапольский и Евгений Киселев долгое время остаются на острие антироссийской пропагандистской машины на телеканалах, принадлежащих Петру Порошенко.

Иными словами, чтобы гражданину РФ комфортно жилось на Украине, нужно не только отказаться от своих российский корней, но и стать большим украинским националистом, чем современные последователи Бандеры и Шухевича.

Всего этого не нужно делать украинским бизнесменам в России. Достаточно просто быть крупным инвестором, благотворителем и говорить правильные слова о развитии регионов, наполнении бюджета и социальных программах. Быть достаточно крупным для того, чтобы кредитоваться в российских госбанках, взаимодействовать с госкорпорациями и входить в различные «клубы по интересам», и достаточно неприметным для того, чтобы никто не задавался вопросом, откуда вообще взялся этот парень и откуда у него деньги.

АТО, радикалы, Саакашвили и Янчуков

Ни происхождение твоих капиталов, ни то, как ты ими распоряжаешься, ни твоя бизнес‑ и политическая активность никого в России не интересуют. Таким благостным невниманием до сих пор наслаждался собственник группы компаний «Мангазея» Сергей Янчуков, зять мультимиллионера и бывшего мэра Киева Леонида Черновецкого. Но в последние месяцы ему все реже удается оставаться в тени. Виной тому — происходящие на Украине события, а также возросшая активность тестя Сергея Янчукова.

Украинские СМИ в последние недели все чаще говорят о возвращении экс-мэра в большую украинскую политику. Эти утверждения подкреплены контактами между Офисом президента Владимира Зеленского и членами клана Черновецких. Не секрет, что команда украинского президента, так называемые «кварталовцы», сейчас активно формируют пул финансово-политических спонсоров под себя, тем самым получая ту степень самостоятельности, которая в полной мере отвечает огромному административному ресурсу, которым располагает окружение Зеленского. Отставка близкого к олигарху Игорю Коломойскому главы Офиса президента Андрея Богдана максимально ускорила этот процесс.

На роль спонсоров претендуют люди, не связанные ни с Коломойским, ни с западными структурами, являющимися «акционерами» украинского правительства. И в этом смысле интернациональная семья Черновецких, разбросанная между Украиной, Россией, Грузией и Израилем, подходит идеально.

Напомним, Леонид Черновецкий — украинский предприниматель, мэр Киева (в 2006 — 2012 гг.) и глава Киевской городской госадминистрации (2006−2010 гг.). В 2008 году удачно продал принадлежавший ему банк «Правэк» итальянской группе Intesa Sanpaolo за $750 млн, в результате чего его личный капитал подскочил почти до $1 млрд. С 2010 года проходил фигурантом в ряде уголовных дел, включая обвинение в превышении служебных полномочий. В 2016 году также стал фигурантом уголовного дела о незаконной передаче киевской земли под так называемую «вертолетную площадку Януковича». Является гражданином Украины, Грузии и (вероятно) Израиля. Сейчас постоянно проживает в Тель-Авиве.

В основе взаимодействия — совпадение бизнес и политических интересов. Сейчас Леонид Черновецкий активно продвигает кандидатуру экс-губернатора Одесской области и экс-президента Грузии Михаила Саакашвили на грядущих выборах мэра Одессы.

Черновецкий и Саакашвили — старые друзья. В 2010 году, когда команда бывшего президента Украины Виктора Януковича выдавила Леонида Черновецкого из страны под угрозой уголовного преследования, мэр-миллионер бежал в Кобулети — один из любимых проектов Саакашвили, который планировал превратить этот городок в грузинскую туристическую Мекку. Став гражданином Грузии, Черновецкий даже попытался участвовать в парламентских выборах со своей партией «Счастливая Грузия», которая в случае прохождения в Сакартвелос парламенти должна была выступить сателлитом «Единого национального движения» Саакашвили. Но не сложилось — выборы Черновецкий проиграл.

С назначением Саакашвили губернатором Одесской области свои контакты, админресурс и деньги тому предоставил уроженец Одессы Сергей Янчуков, который обзавелся российским гражданством лишь в 2006 году. Янчуков — сын некогда влиятельного одесского финансиста, экс-замруководителя одесского филиала украинского Нацбанка Валентина Янчукова. Контакты Черновецкого-старшего и деньги Янчукова-младшего помогли Саакашвили быстро сориентироваться в одесских реалиях и укрепить свое положение в регионе. Финансовым кошельком Михаила Саакашвили выступал благотворительный фонд «На благо Одессы», спонсируемый рядом местных бизнесменов, включая самого Сергея Янчукова.

Благотворительный фонд «На благо Одессы» изначально был создан для оказания помощи украинским правоохранителям. Его возглавил бывший генконсул Грузии в Одессе Теймураз Нишниашвили — один из ближайших соратников Саакашвили. С 2015 года Фонд стал специализироваться на помощи украинским военным, участникам Антитеррористической операции украинских войск против неподконтрольного Донбасса. За счет этого же фонда оплачивалось лечение раненных военных, ремонтировалась боевая техника и оснащались блокпосты.

Фонд при этом финансировал политическую активность соратников Саакашвили в регионе — реклама, перелеты и даже досуг оплачивались из средств Фонда. Организация также плотно взаимодействовала со Службой безопасности Украины, участвуя в негласном проекте «Активисты». Участие заключалась в материальной помощи известным одесским «активистам», включая обвиняемого в убийстве радикала Сергей Стерненко, получившим известность на фоне акций по срыву концертов известных артистов — Константина Райкина, Михаила Жванецкого и других.

При этом сам Фонд наполнялся компаниями и людьми, получившими на контролируемой в то время людьми Саакашвили одесской таможне «зеленый коридор». Сергей Янчуков при этом, вероятно, выступал неформальным куратором российских транзитных грузов, проходящих через одесские порты.

С помощью Саакашвили Леонид Черновецкий надеялся вернуться на Украину, причем, вернуться активным игроком. С 2014 года бывший мэр Киева искал лояльности новых украинских властей: выделил 10 млн грн. (около 25 млн руб.) семьям погибших на Майдане, посредством подконтрольных благотворительных организаций поддерживал украинскую армию и добровольческие батальоны.

Черновецкому удалось наладить деловые отношение с окружением Петра Порошенко, с которым у него даже были совместные бизнес-проекты (в частности, строительство крупного ЖК «Комфорт Таун» в Киеве). Однако ссора Михаила Саакашвили и Петра Порошенко, которая вылилась в публичную плоскость уже весной 2016 года, разрушила планы на возвращение.

Слуга для «слуг народа»

Избрание президентом Владимира Зеленского предоставило Черновецкому новый шанс. Уже в декабре 2019 года сыне Леонида Черновецкого Степан «засветился» в скандале, связанным с переделом собственности в крупнейшей строительной корпорации Киева «Укрбуд». По согласованию с Офисом президента Черновецкие должны были поучаствовать в капитале «Укрбуда», фактически разделив компанию между собой и ближайшим окружением Зеленского. Отметим, что строительный бизнес Сергея Янчукова в Москве (речь о компании «Мангазея Девелопмент») был запущен сразу после удачной женитьбы Янчукова на Кристине Черновецкой в 2011 году — видимо, сказался значительный девелоперский опыт в киевских проектах.

А уже в январе 2020 года тесть и зять, закатав рукава, окунулись в одесскую политику. Ключевой город украинского юго-востока живет в ожидании региональных выборов, на которых действующий мэр Геннадий Труханов должен схлестнуться с претендентом на его пост, которым станет человек, продвигаемый Черновецкими и Офисом президента. Кроме Саакашвили в «арсенале Черновецких» еще несколько одиозных политиков, включая бывшего мэра Эдуарда Гурвица, который фигурирует в деле о кровавых событиях 2 мая 2014 года в Одессе.

Вопросом «насколько может быть лоялен России бизнесмен Янчуков» на днях задалась и «Российская газета». По данным Regnum, Янчуков мог сохранить и украинский паспорт. Документ с трезубцем — это, конечно, не про безвиз. Скорее, он про запасной аэродром на случай, если «их парень в нашей бизнес-тусовке» вынужден будет срочно эвакуироваться.

Российское законодательство об иностранных агентах не позволяет признать таковыми бизнесменов вроде Сергея Янчукова. Они, хоть и являются вероятными получателями финансирования из-за рубежа, не является ни блогерами, ни сколько-нибудь медийными персонами. Об интернациональном бизнесмене Янчукове и его прошлом вообще известно немного, а то что известно — из его же собственных рассказов прессе, в которым зять бывшего мэра Киева представляется просто удачливым бизнесменом, благотворителем и хорошим парнем.

В российской биографии Сергея Янчукова был только один эпизод с легким налетом криминала, когда в 2009 году он впервые в истории российской Фемиды был задержан по обвинению в невыплате зарплаты сотрудникам своей компании. Сергей Янчуков вообще предпочитает не платить, когда это возможно. В частности, Янчуков сегодня — непосредственный фигурант корпоративного конфликта, разгоревшегося вокруг Итакинского месторождения золота в Забайкалье. В обеспечение сделки по покупке актива Янчуков получил над ним управленческий контроль, а после того решил не платить. В ответ получил иск в суд и требование о взыскании неустойки со стороны продавца.

Активность «украинского резидента» Сергея Янчукова одновременно на Украине и в России сделала его непозволительно заметным. Резидент, кажется, близок к провалу.