"Экономический корень "дела ЮКОСа" связан с выбором стратегии, который произошел после кризиса 1998 г." - Александр Аузан

Москва, 30 Июня 2004, 11:34 — REGNUM  29 июня в Москве прошли первые общественные слушания в связи с процессами Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Алексея Пичугина, организованные Инициативной группой "Общее действие", объединяющей ряд правозащитных организаций.
В ходе слушаний, посвященных влиянию "дела ЮКОСа" на общественно-политическую ситуацию в стране, выступили ряд экспертов, в том числе президент института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан.
Приводим полный текст его выступления.

На мой взгляд, экономический корень "дела ЮКОСа" связан с тем выбором стратегии, который произошел после кризиса 1998 г. Дело в том, что большой бизнес после кризиса мог выбирать между несколькими вариантами дальнейшего развития, и ЮКОС принял стратегию, которая была связана с увеличением капитализации компании. Можно было продолжать увеличивать количество контролируемых объектов, или увеличивать оборот, или повышать норму прибыли, но ЮКОС максимизировал рыночную, биржевую оценку своей компании. Каким путем это можно сделать? Путем увеличения прозрачности компании, принятия новых правил и уточнения процедур управления. Я подчеркиваю, что на мой взгляд, ЮКОС делал это не по политическим мотивам, а по мотивам вполне коммерческого характера.
Эта стратегия оказалась весьма успешной. Если учесть, что капитализация компании за четыре года выросла практически на порядок, и при этом еще до слияния с "Сибнефтью" компания оценивалась в 30 миллиардов долларов, то возникла ситуация, которая меняла весь контекст общественного и экономического поля.
Кому же невыгодна была такая стратегия? Во-первых, бюрократическим группировкам, которые привычно извлекают доходы из малого, среднего и большого бизнеса на основе его очевидной полулегальности или нелегальности. Это создавало возможности как в коррупционной сфере, так и для прямого вымогательства. Курс на капитализацию, принятый ЮКОСом, был связан с достижением другого уровня легальности и позволял руководству компании, как оно полагало, отказаться, от тех "серых" и "черных" платежей, которые могли получить бюрократические структуры.
Вторая группа, не заинтересованная в таком развитии событий, это те конкурирующие с ЮКОСом группировки, которые практиковали иную стратегию и не намерены были идти на издержки и риски, связанные с раскрытием собственности и изменением механизмов управления в своей группе. А о том, что это риски реальные, свидетельствуют данные опросов общественного мнения, согласно которым, раскрыв свою собственность и показав количество миллиардеров в группе, ЮКОС не выиграл, а значительно проиграл в глазах общественного мнения.
На мой взгляд, помимо этих двух групп появилась и третья, которая заинтересована в форсировании "дела ЮКОСа". Она обозначилась с момента, когда зашла речь о банкротстве этой компании. Речь идет о хищнических группах. При осуществлении банкротства такого масштаба даже брызги от этого банкротства позволят многим людям сделаться достаточно богатыми. Мотив, связанный с тем, разламывая рояль, можно из крышки инструмента сделать себе зеркало, начинает действовать.
Есть ли здесь связь с предыдущей антиолигархической компанией 2000 года? Мне кажется, определенная связь есть, но я бы говорил не о действиях против группы "Мост" и империи Березовского, а о той модели перемирия, которая была заключена тогда, и которую президент обозначил как модель "равноудаленности". Эта конвенция предполагала взаимное согласие по тезису "власть не вмешивается в бизнес - бизнес не вмешивается в политику", но я утверждаю, что она и не могла быть выполнена сторонами. Во-первых, потому что она носила декларативный, непроработанный характер, во-вторых, потому что она не учитывала целый ряд реальных вопросов. Например, спонсирование политических партий не запрещалось этой конвенцией, но при этом ничего не говорилось о том, могут ли разные акционеры одной и той же группы спонсировать разные политические партии. Это открытый вопрос. А вот гораздо более серьезный экономический вопрос - глобализация. Такая тенденция в 2000 году вообще не учитывалась, а между тем это серьезный вопрос - можно ли после слияния ЮКОСа и "Сибнефи" продать крупный пакет акций Exxon Mobile или Royal Dutch/Shell? Составляет ли это угрозу национальным интересам России? Приведет ли это к перераспределению на мировом нефтяном рынке? Или, может быть, можно продать английской компании, как было сделано в случае ТНК и British Petroleum, но нельзя продать американской? В конвенции ничего об этом не говорилось, потому что это была не конвенция, а некая магическая формула.
Поэтому перемирие, заключенное в 2000 году, было обречено на провал и кризис. А то, что этот кризис коснулся наиболее быстро развивающейся группы большого бизнеса, которая во многом прокладывала новые стратегии, это влияет и будет, на мой взгляд, влиять на то будущее страны в целом и на то, как работает экономика.
На мой взгляд, есть несколько линий, по которым отрицательное воздействие этого дела проявятся, и обычно приводимые данные о том, что происходит с биржевыми курсами, это, на мой взгляд, не главная линия отрицательных последствий "дела ЮКОСа".
То, что происходит сейчас, дает любому бизнесу сигнал о том, что капиталы нужно не раскрывать, а прятать. Это более экономически разумная стратегия. Фактически в выигрыше оказались те представители большого бизнеса, которые возникали в 90-е годы таким же образом как МЕНАТЕП и ЮКОС, но которые предпочитают сохранять и внутреннюю, и внешнюю систему отношений абсолютно непрозрачной, сотрудничать с государственными органами, а лучше сказать, с бюрократическими группировками известным способом - переплетением черных и серых платежей. Стране дан такой сигнал, а это означает, что экономика будет гораздо хуже вписываться в те схемы международной интеграции, в которые Россия формально вступает.
Во-вторых, мне представляется, что происходит поощрение развития нелегальных правил по сравнению с легальными, и способа решения споров не через сопоставление легальных правил в судах, а через обращение к воле власти, которая не глядя на закон, по своим мотивам принимает решение, кто прав, кто виноват, а точнее говоря, кто более полезен этой власти, а кто менее полезен.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
10.12.16
WP: ЦРУ подозревает РФ в поддержке Трампа на выборах
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию
NB!
09.12.16
25 лет СНГ: некоторые итоги
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Брюссель — Порошенко: где деньги, Пётр?
NB!
09.12.16
Идеология Фиделя Кастро
NB!
09.12.16
Web-разработчики ИА REGNUM запустили свои «фишки» в массы
NB!
09.12.16
«Задержание журналистов в Белоруссии — сигнал Минска к сближению с Западом»
NB!
09.12.16
Минск показал кулак
NB!
09.12.16
Свобода слова под угрозой: орловский политик о задержании авторов ИА REGNUM
NB!
09.12.16
«Театр абсурда» — воронежский депутат о задержании журналистов
NB!
09.12.16
Братская Белоруссия? Это всё прозападническая «оттепель» и евроинтеграция
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии — «грубейшее нарушение свободы прессы»!
NB!
09.12.16
В задержании российских журналистов в Белоруссии слишком много вопросов
NB!
09.12.16
«Недружественный акт против России»: задержание авторов REGNUM в Белоруссии
NB!
09.12.16
Генштаб ВС РФ: сирийская армия контролирует 93% территории города Алеппо
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии может затруднить отношения с Россией
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
Госдума не запретила трансгендерам вступать в брак