Общим местом практически всех рассуждений о последствиях совершенного Пентагоном теракта против Касема Сулеймани стали предсказания роста напряженности в регионе. Следует отметить, что они уже подтверждаются информацией о предстоящей отправке на Средний Восток дополнительного американского воинского контингента в 3 тыс. человек. Часть из них уже прибыла в Кувейт, в том числе военнослужащие одной из бригад 82-й воздушно-десантной дивизии США, появление которых в любом регионе предвосхищает как минимум его дестабилизацию, а как максимум — силовую смену власти в одной из стран.

Знак Корпуса стражей исламской революции. Иран
Знак Корпуса стражей исламской революции. Иран

Явно в связи с этим президент Афганистана Ашраф Гани заявил о том, что никакой угрозы с территории его страны соседним государствам не будет, подчеркнуто имея в виду американскую угрозу именно соседнему Ирану. На этом фоне меры безопасности усилил Израиль, объявивший о закрытии туристической зоны вблизи ливанской границы на севере страны и о приведении войск в состояние повышенной боеготовности. Специальное совещание, посвященное этим мерам, провел глава оборонного ведомства Нафтали Беннет, а премьер-министр Биньямин Нетаньяху, поддержав международно-террористическую акцию США, предусмотрительно вернулся домой, прервав визит в Грецию.

С учетом обещанного рахбаром Али Хаменеи возмездия за гибель ключевого командира Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), аналитики принялись рассматривать варианты иранского удара не по США, которые далеко, а по Израилю, который близко. Директор Института стратегических дел Леванта Сами Надер, напомнив, что в Ливане уже совершались атаки на посольство США и расположение подразделения американской морской пехоты, связал перспективы возможного удара по Израилю с активностью и высокой боеспособностью проиранской шиитской группировки «Хезболла». Политический аналитик Юсеф Диаб, подчеркнув, что группировка действует в Ливане как у себя дома, отметил, что после покушения на генерала Сулеймани у нее появился непреложный мотив для нападения именно на Израиль как главного сателлита США в регионе.

Али Хаменеи и Касем Сулеймани
Али Хаменеи и Касем Сулеймани
Farsi.khamenei.ir

Свидетельством израильских опасений такого развития событий является «встречная» аналитика, убаюкивающая общественное мнение Израиля и его сторонников в России неизбежностью ослабления в Иране влияния радикальных противников США. Выглядит это крайне неуклюжей попыткой перенести ирано-израильские противоречия вглубь самой иранской элиты, сыграв за недовольных исламским режимом. Это, кстати, также попытался сделать и Дональд Трамп, оправдавший, не моргнув глазом, открытый переход США к практике государственного терроризма в том числе «защитой» иранской оппозиции. Серьезную озабоченность перспективами региональной эскалации высказали дипломатические ведомства России, Китая и Германии. А также Египта и ряда других ближневосточных стран, что подтверждает существующие опасения по поводу перспектив развития ситуации вокруг Израиля.

Однако, на наш взгляд, следует отличать тактические маневры вокруг произошедшего события, причем, как региональные, так и глобальные, от стратегических последствий и связанных с ними перспектив для существующего миропорядка. Ибо ничто так его не подрывает, продолжая тенденцию скатывания мира к большой войне, как бессудные акты именно государственного терроризма. Раньше такое поведение было свойственно только Израилю, руководство которого оправдывало «превентивные» удары по территории соседних и не очень стран — точно так же, как и демонстративное игнорирование решений ООН — «необходимостью» самозащиты в условиях отсутствия стратегической глубины. «Мы можем сто войн выиграть, но достаточно одну проиграть, чтобы прекратить существование», — так звучит это оправдание. И несмотря на его международно-правовую ущербность, определенная логика, надо признать, в этом имеется. Однако теперь к аналогичной практике перешли и США — сверхдержава №1, которой априори не угрожает ничего, кроме тотальной ядерной войны с применением триады СЯС — стратегических ядерных сил. От всех остальных угроз эта страна надежно укрыта двумя океанами и расстояниями, непреодолимыми для конвенциональных сил и средств ведения вооруженной борьбы.

Стратегический бомбардировщик B-2
Стратегический бомбардировщик B-2
U.S. Air Force

Здесь имеется настоятельная необходимость четко осознать, что после убийства Сулеймани, на чьей бы территории это ни произошло, мир перешел в качественно иное состояние, в котором уровень безопасности в дипломатическом его понимании если уже не утратил актуальности, то стремится к нулю.

Никто, ничего и никому более в таком мире не гарантирует. И вряд ли можно считать метафорой прозвучавшее мнение, что удар американского БПЛА по аэропорту Багдада во многом перекликается с печально знаменитым выстрелом 105-летней давности в Сараево.

На наш взгляд, государственная машина США перешла Рубикон, вступив на очень зыбкий путь. Вашингтон и раньше практиковал государственный терроризм в судебно-политическом изложении, когда нормам американского права явочным порядком присваивалось право экстерриториальности, и граждане и должностные лица других стран — оппонентов США, включая Россию, в интересах их властей арестовывались в третьих странах. И выдавались тому, что ошибочно именуется американским «правосудием» и к подлинному правосудию никакого отношения не имеет. Но там были хотя бы какие-то, пусть и формально-начетнические, притянутые за уши, как правило корпоративно-политические, насквозь конъюнктурные, но все-таки «основания», прикрытие фиговым листком судебных запросов. Понятно, что предписания, которые выдавались американскими судами, мотивировались не правовыми, а сугубо политическими, написанными под диктовку вашингтонских властей, решениями. Но это были судебные решения, несмотря на всю «поправку» на ветер политической же конъюнктуры, обоснованной представлениями об «американской исключительности».

Теперь и этот фиговый листок отброшен; клиент предстал миру во всей первозданной природной откровенности. С этого момента ни один — слышите, ни один! — государственный и политический деятель любой страны мира, в том числе занимающий государственный пост в ее структурах власти, включая находящихся на высших позициях властной иерархии, не находится в безопасности за пределами своей страны. Если раньше от ареста в интересах США его охранял дипломатический иммунитет, то теперь цена такому иммунитету — ноль. Реактивный снаряд, выпущенный с БПЛА или из чего-то другого американского, что может долететь до «нужной» точки, наплевав на линии государственных границ, иммунитета не спрашивает, он — уничтожает. И прилететь может в любой момент. В безопасности с этого момента не находятся, разумеется, никакие другие должностные лица и/или члены правительств, парламентов и бизнесмены, которые во время зарубежного визита находятся с главным визитером рядом. Автор этих строк далек от мысли, что иранская, как и иракская контрразведки бездействовали. Что у них не было информации об активности спецслужб и Пентагона. И что генерала Сулеймани не охраняли. Всё на руках было; просто была 100-процентная уверенность, что подобного произойти не могло потому, что такого никогда не происходило. Не было таких прецедентов. И охраняли от местных боевиков, от теракта или агентурной спецоперации уровня максимум батальонной, а то и ротной тактической группы. Фантазии не хватило на перестраховку от воздушного удара по государственному деятелю, субъекту официальных переговоров суверенной страны со стороны вооруженных сил другой такой страны. Это уникальный случай, открывающий пресловутый «ящик Пандоры».

Но коль скоро А = Б, то и Б = А. И это означает, что и любой американский государственный деятель, включая первых лиц, отныне не может себя чувствовать в безопасности в зарубежных визитах и частных поездках. Трамп и подчинившийся его авантюре Пентагон собственными руками снял государственный и дипломатический иммунитет с министров, сенаторов, конгрессменов — со всех американских чиновников, включая функционеров администрации Белого дома и особенно руководителей спецслужб. Каждый из них теперь — мишень, и месть со стороны Ирана, о которой говорил аятолла Хаменеи, — именно об этом. Почему-то есть уверенность, что ответный удар будет нанесен. По Америке или по Израилю — это как придется и кому «повезет». Потому что в противном случае, как обратил внимание упомянутый директор ливанского института С. Надер, Иран «потеряет лицо». А за потерей властью лица, добавим, обычно следует обвал доверия к ней в стране и потеря самой этой власти, чего правящий иранский режим, безусловно, не допустит. Крайне наивным на этом фоне предстает цинизм рассуждений аналитиков проамериканского и произраильского толка о том, кто внутри Ирана вследствие произошедшего усилится, а кто ослабеет. Нация, если она хочет себя сохранить в истории, не может пропускать удары, не отвечая на вызовы. По закону «Вызова-и-Ответа», сформулированному известным политическим кукловодом Арнольдом Тойнби, она в этом случае прекращает существование. Не сразу, разумеется, но в обозримой перспективе. Это как горбачевский режим, имея на руках все доказательства причастности американских спецслужб к провокационному залету южнокорейского «Боинга» в воздушное пространство СССР над Кольским полуостровом, их не обнародовал, а сделал предметом закулисного перестроечного торга. В тот момент, когда американскую сторону можно и нужно было прижимать к ногтю, обнуляя авторитет США в мире и подрывая сами основы англосаксонского глобального лидерства. Результат известен: «Хуже вражды с англосаксами может быть только дружба с ними».

Американский спецназ
Американский спецназ
U.S. Army

Рано или поздно, но кто-то из американских официальных лиц такому нападению с непредсказуемым исходом подвергнется, и чем ответят на этот ответ США? Массированным ударом и войной? Но надо отдавать себе отчет, что выиграв убийством Сулеймани ход в шахматной игре разведок, США потерпели серьезное моральное поражение, проиграв ситуацию в глобальном информационном поле, как раз в том, в котором они привыкли действовать и неизменно побеждать «за явным преимуществом». Так, Третий рейх, проворачивая провокацию за провокацией, сам, своими руками, отстраивал против себя Антигитлеровскую коалицию. И несмотря на все старания западных элит и моральную и иную поддержку, которую они готовы были оказывать и оказывали Гитлеру против Советского Союза, они вынужденно оказались в одной военной обойме именно с Москвой, а не с Берлином.

У этой тенденции, которая, став долгоиграющей, со временем окажется доминирующей, имеется и внутренний срез. Трамп, загнанный в угол демаршем конгрессменов, поддержавших ему импичмент под формальным предлогом «за Украину», решил выбить клин клином, доказав оппонентам свой залихватский «патриотизм». Рубаха-парень, рубящий в бизнесе, плохо понимает в политике, если думает, что результатом станут аплодисменты оппонентов. Тот же Джо Байден уже подверг сомнению международно-правовую законность антииранской ковбойской акции в Багдаде; со временем, по мере развертывания предвыборной борьбы, это может стать темой новой попытки импичмента, причем с куда более радужными перспективами, чем у нынешней. Решающий внутренние проблемы с помощью внешних спецэффектов, даже сам не вполне понимая как, шаг за шагом заводит себя в ловушку, подрывая основы и устои собственной власти и усиливая раздрай элит, провоцирует рост общественной апатии в отношении государственных интересов, «защищаемых» таким сомнительным способом. Не на позитиве достижений, а на разрушительном негативе, эффект которого, оборачиваясь на 180 градусов, возвращается бумерангом. Иран свой исторический выбор сделал, перейдя от слов к действиям тогда, когда казалось бы ничто уже не могло спасти Башара Асада в Сирии. Свой выбор, похоже, сделал и Трамп, который если и войдет в историю, то не лозунгом «America first», который все более оборачивается предвыборным пшиком, а тем, что именно он становится зачинателем «моды» на государственный терроризм в нынешнюю эпоху Новейших исторических времен. Становясь при этом прямым идейным и политическим последователем Гитлера. Фашизация США идет стремительными темпами, но повторяясь, история второй раз вместо трагедии выдает фарс; первым актом такого трагифарса стала попытка западных концептуальных элит сверстать «четвертый рейх» на основе изначально импотентного, погрязшего в уютном бюргерстве, Европейского союза. Очень похоже, что Трамп являет собой вторую и окончательную такую попытку, о неизбежности которой Освальд Шпенглер предупреждал еще в «Закате Европы»: что в своем историческом гниении Запад может дотянуть до XXI века, устроив напоследок вселенский пожар. Какими будут масштабы этого пожара в условиях ядерного паритета — отдельный вопрос, но уже сейчас ясно, что если ружье, висящее на сцене, так и не выстрелит даже к концу спектакля, режиссера ожидает неминуемый творческий крах.