Крошечный норвежский городок, расположенный в четырехстах километрах от полярного круга, играет большую роль в политике.

Киркенес
Киркенес
Mathis Heibert

Киркенесу, расположенному в каких-то 14 км от северной границы НАТО с Россией, не привыкать к геополитическим играм. В то время, когда мировые сверхдержавы спорят по поводу приграничных правил, около 3 тыс. 500 жителей Киркенеса гордятся тем, что «держат мяч в игре». Норвежцы едут в Россию за дешевым газом, граждане России едут в Норвегию за качественными подгузниками; иногда эти вояжи завершаются свадьбой. Повседневная жизнь на этом далеком полуострове находится в хрупком равновесии.

Но с новым игроком, угрожающим вступить в схватку, баланс может быть нарушен. Китай обычно не вступает в борьбу, когда речь идет об Арктике, но его недавнее стремление в Арктику вынудило США — главного игрока в этом регионе — прийти в состояние повышенной готовности.

Рюнэ Рафаэльсен, харизматичный член Рабочей партии Киркенеса, не разделяет озабоченности Вашингтона. Он не видит ничего дурного в этом, кроме дополнительных возможностей:

«Я не верю в торговые войны», — заявил он в интервью Politico, наливая себе чашку кофе в своем офисе на северной окраине города. За его спиной висело традиционное произведение китайского искусства.

«Я сделаю все, что в моих силах для стимуляции торговли и улучшения связей, в том числе и с Китаем», — сказал он.

Китай опубликовал свою первую Белую книгу по Арктике в январе 2018 года, несмотря на то, что у него нет никаких территорий в этом регионе. В рамках своей инициативы «Один пояс, один путь» растущая сверхдержава отметила значимость Арктики и призвала представителей бизнеса принимать участие в разработке арктических маршрутов.

Киркенес находится на западной оконечности такого маршрута. Северный морской путь идет из Восточной Сибири, вдоль береговой линии России в Баренцевом море. Этот маршрут давно известен как одна из альтернатив маршруту из Азии в Европу. С одной стороны, он короче на 40%, с другой стороны, позволяет миновать Суэцкий канал, вызывающий проблемы в связи с геополитической напряженностью. Дополнительным бонусом для Китая является тот факт, что данный маршрут не патрулируется ВМС США, расположенными в Малаккском проливе. Подвох? Толстый слой льда сделал данный путь невыгодным, за исключением специально оборудованных кораблей в определенный период лета.

Но изменение климата разрушает Арктику, Северный морской путь становится из года в год все более доступным. В 2018 году здесь прошел первый грузовой корабль. В текущем году, по данным Barents Observer, объемы грузоперевозок увеличились на 40% (однако во многом это связано со строительством СПГ «Ямал», совместного проекта России и Китая).

Некоторые эксперты утверждают, что сложности с транзитом по крайнему северу, в частности, зимние штормы и непредсказуемое движение льдов, делают Арктику неприемлемой для коммерческих рейсов, даже в условиях потепления. Maersk — судоходный гигант — настаивает на том, что Северный морской путь не является жизнеспособной альтернативой для судов компании.

Тем не менее для Северного морского пути подходит скорее вопрос «когда», а не «если». Китай, над которым не довлеют проблемы с бюджетом или избирательные циклы, в отличие от его конкурентов может позволить себе роскошь строительства для долгосрочных перспектив.

Китайская государственная судоходная компания COSCO не скрывает своего намерения активней осваивать Северный морской путь. Согласно изданию Barents Observer, на одной из конференций в марте 2019 года город Киркенес был отмечен как стратегически важный. В мае в город прибыла делегация из государственной компании China Communications Construction Company Ltd. (CCCC), крупнейшего в мире разработчика портовой инфраструктуры.

Для Киркенеса, чье экономическое благополучие долгое время зависело от шахт по добыче руды, расположенных на западном краю полуострова, интерес Китая к Арктике является спасательным кругом.

Киркенес
Киркенес

«У китайцев нет альтернативы», — отметил Рафаэльсен, указывая на географическое расположение норвежских архипелагов. «Это не Тромсё, это не Нарвик, это не Берген». Положение Киркенеса как первого незамерзающего порта в Европе на стороне Северного морского пути делает его идеальным местом для арктического транспортного узла.

* * *

Чтобы реализовать этот план, Киркенесу понадобиться гораздо большая инфраструктура, чем просто порт. Товары из европейской Арктики не попадают на рынки крупных городов, расположенных на юге, в настоящее время нет возможности для их транспортировки туда.

Чтобы решить эту проблему, правительства Норвегии, Финляндии и Эстонии изучили возможность строительства различных участков так называемого Арктического коридора, в том числе железной дороги, соединяющей Киркенес с Рованиеми в финской Лапландии, а также подводного тоннеля, соединяющего Хельсинки с Таллином в Эстонии.

Но эти проекты слишком дорогостоящие, а так как будущее Северного морского пути до сих пор не ясно, правительства не спешат выкладывать деньги на финансирование этих проектов. В феврале норвежско-финская рабочая группа по оценке возможности строительства арктической железной дороги объявила проект коммерчески нежизнеспособным, оценив текущий грузопоток. Правительства Финляндии и Эстонии занимаются обоснованием технической и экономической целесообразности тоннеля Хельсинки — Таллин с начала 2018 года. Разочаровавшись бездействием властей, некоторые предприниматели решили взять дело в свои руки.

В марте этого года финский предприниматель Питер Вестебака, получивший известность благодаря созданию игры Angry Birds, подписал соглашение на €15 млрд с инвестиционным фондом Touchstone Capital Partners, поддерживаемым Пекином, а также еще с тремя китайскими строительными фирмами на строительство тоннеля Хельсинки — Таллин. По его словам, объект будет введен в эксплуатацию в 2024 году. Если проект будет реализован, он станет крупнейшим инвестиционным проектом Китая в Северной Европе.

Когда девелоперская компания Киркенеса Sor-Varanger Utvikling подписала предварительный контракт с компанией Вестебака FinEstBayArea Development на строительство железной дороги, ее генеральный директор Кеннет Столсетт настаивал на том, что говорить об источниках финансирования пока рано. Однако он признал, что Китай испытывает интерес к региону, и это предоставляет некоторые «возможности», однако есть и неопределенность, так как неизвестно, одобрит ли правительство Норвегии большое количество иностранных инвестиций.

Киркенес
Киркенес
Clemensfranz

Но Рафаэльсен говорит, что привлечение внимания к вопросу об иностранных инвестициях является частью его стратегии. Делается это с целью привлечения внимания Осло к тому, что «мы должны распоряжаться собственной инфраструктурой».

«Это центр Норвегии… Это самая близкая к чему-то важному с точки зрения внешней политики точка в Норвегии. В Осло ничего не происходит. Они не понимают, что здесь происходит. У них даже нет малейшего представления», — заявил Рафаэльсен.

Государственный секретарь Норвегии Аудун Халворсен заявил, что увеличение судоходной активности в Арктике в основном связано с «нефтяными проектами в России, рыболовной деятельностью, а также с туризмом. Коммерческое использование Северного морского пути в качестве маршрута между Европой и Азией остается ограниченным. Это может объясняться рядом факторов, в частности, погодными условиями и наличием ледников».

Норвежский чиновник также добавил, что Китай «до сих пор играл конструктивную роль» в качестве наблюдателя в Арктическом совете.

Аудун Харволсен
Аудун Харволсен
IAEA Imagebank

* * *

В течение целой недели в феврале этого года улицы Киркенеса сверкали от света декоративных красных китайских фонарей. Благодаря ежегодному культурному фестивалю город превратился в «самый северный китайский квартал в мире». В центре города были установлены специальные ворота в китайском стиле, также сюда прибыли артисты китайского театрального художественного колледжа из Харбина, исполнив традиционный танец для жителей Киркенеса. Открывал праздник посол Китая в Норвегии Ван Минь совместно с Рафаэльсеном.

Один из организаторов фестиваля Майкл Миллер сказал, что идея мероприятия состояла в том, чтобы «увидеть, каким будет возможное будущее Киркенеса с … Китаем, что они действительно заинтересованы в совместном будущем».

По словам Миллера, китайский туризм в Киркенесе значительно вырос за последние пять лет. (Это не уникальное явление — вся Арктика стала местом туристического присутствия для жителей из азиатской страны). Этот факт вместе с разговорами о коммерческом интересе Китая к Киркенесу вдохновил Миллера и его коллег на вовлечение местных жителей в обсуждение возможной судьбы города в будущем.

Когда редакция POLITICO посетила город спустя несколько месяцев, мнение местных жителей изменились — сдержанный оптимизм перерос в опасение.

Пол Рииз, житель Киркенеса, получающий пенсию по инвалидности, назвал себя «немного параноиком».

«Если вы позволите китайцам купить хотя бы один камень, то они останутся здесь навсегда», — сказал он.

Другие жители оказались не столь пессимистичными. Коре Таннвик, управляющий Снежным отелем Киркенеса, главной туристической достопримечательностью города, считает, что Китай может принести стабильность и новые возможности.

«Мне это нравится, потому что [прямо сейчас] ссорятся два мальчика. Если их будет три — Россия, США и Китай — то это шанс на мир, это поможет снять напряжение», — сказал он. Он является сторонником строительства арктической железной дороги и верит, что Китай будет привлечен к этому проекту.

Йостен Маэла, учащийся средней школы в Киркенесе, сказал, что железная дорога «определенно должна быть построена». Но вопрос с ролью Китая сложнее, но «если придут большие мальчики и дадут вам деньги за что-то, то лучше их взять».

Город может никогда не прийти к консенсусу по вопросу китайских инвестиций. Но ясно, что многие местные жители обеспокоены грядущими перспективами. В компании Stalsett, занимающейся проектированием железной дороги Киркенес — Рованиеми, заявили следующее: «Люди живут здесь, у них здесь работа, семьи… Мы хотим как-то высказывать свою точку зрения, а не смотреть на происходящее как посетители зоопарка».

С другой стороны, коренные жители саамы годами протестуют против строительства железной дороги. Они считают, что это приведет к разрушению местной экосистемы, в частности, изменится путь миграции оленей, а их земли будут эксплуатироваться крупными корпорациями. В мае этого года, после того как Вестербака подписал договор с Sor-Varanger, саамы вышли на протест перед парламентом Финляндии.

Яри Вилен, финский дипломат и советник по вопросам Арктики в аналитическом центре Европейской комиссии и в Центре европейской политической стратегии, говорит, что Европа должна принять участие в дискуссии о развитии Арктики.

«Европе нужно определить свой собственный дискурс», — отметил он. «Каковы наши амбиции с точки зрения экономики и безопасности, и какую роль мы хотим оставить за Китаем в Арктике».

«У нас нет времени ждать, потому что сейчас в этих местах действуют другие игроки», — повторил он тезисы доклада по стратегии в Арктике, выпущенный мозговым центром Европейской комиссии в июле.

«Президент США Дональд Трамп в своем стиле высказался об Арктике», — сказал Вилен. «И у них (у Китая) интерес прописан черным по белому, но мы так и не определили свою позицию».

* * *

Во время октябрьской встречи с президентом Финляндии Саули Ниинистё Трамп, намекая на Пекин, сказал: «Как вы знаете, в Арктику приходят другие люди, и нам это не нравится. Мы не можем этого допустить, мы не позволим этому случится».

Дональд Трамп и Саули Ниинистё
Дональд Трамп и Саули Ниинистё
White House

Комментарий последовал вслед за его августовским заявлением о желании купить Гренландию у Дании, это заявление было высмеяно, однако оно продемонстрировало реальный страх Вашингтона потерять стратегически важную точку опоры в Арктике.

В прошлом году министерство обороны США, как сообщается, оказало давление на правительство Дании с целью отказа от финансирования двух новых аэропортов в Гренландии Китаем. Это, по всей видимости, было вызвано опасением, что Гренландия может превратиться в должника Китая. Если бы Пекин вложил деньги в строительство, он мог бы захватить контроль над некоторыми стратегически важными взлетно-посадочными полосами, в случае если бы Гренландия не смогла погасить кредиты.

Позже Гренландия объявила о том, что Дания поддержит строительство новых аэропортов, а в июне этого года СССС — китайский гигант по строительству инфраструктуры — отозвал заявку на строительство, сославшись на беспокойство по поводу рабочих виз и проблемы в процессе отбора.

Рафаэльсен, судя по всему, делает ставку на похожее развитие событий в Киркенесе: уделить достаточно внимания Китаю, и Европа может решить взять дело в свои руки.

Филипп Ле Корр, старший научный сотрудник фонда Карнеги за международный мир, специализирующийся на китайско-европейских отношениях, отметил ухудшение отношения к Китаю за последний год. «В Европе наблюдается резко негативное отношение к Китаю», — сказал он.

Но достаточны ли опасения перед китайской экспансией, чтобы заставить европейские правительства выделить финансирования для обустройства своих арктических границ — пока неизвестно, так как в их инструментарии есть и другие методы.

И Норвегия, и Европейский союз начали проверять иностранные инвестиции. В прошлом году в Осло был принят закон, позволяющий правительству блокировать иностранные инвестиции по соображениям национальной безопасности, а в апреле ЕС запустил механизм проверки иностранных инвестиций по всему содружеству. Система направлена на постепенное сближение национальных систем проверки и дает Европейской комиссии возможность принимать решения по сделкам, которые затрагивают сразу несколько членов ЕС или более широкие его интересы.

Кроме того, доверие к Китаю как к потенциальному инвестору уменьшается. Инициатива «Один пояс, один путь» при всей своей яркости все меньше начинает походить на высоко организованное стратегическое планирование и больше начинает походить на бесполезную попытку глобального влияния.

«Китай был чрезмерно амбициозным», — подчеркнул Ле Корр. «Он пытается лезть везде. Это не очень логично».

«Внутри Китая идут споры о том, почему деньги отдаются иностранцам», — добавил он.

* * *

Летом, когда в Киркенесе отсутствуют толпы туристов, приезжающих из-за снега, город превращается в тихое местечко. Раз в сутки круизное судно Hurtigruten доставляет на полуостров несколько десятков гостей. Но эта суета непродолжительна, как только туристы заканчивают свой обход, улицы вновь становятся тихими, прячась в тени унылой послевоенной архитектуры города.

Указатель расстояний. Киркенес
Указатель расстояний. Киркенес
Dagny

Направляясь к берегу, трудно представить ряды контейнеровозов, пришвартованных в порту. Но Киркенес, как и другие промышленные города, всегда был подвержен влиянию сил, которыми не может управлять. Вопрос заключается в том, сможет ли он на этот раз извлечь пользу от двух глобальных явлений — изменения климата и амбиций Китая.

Рафаэльсен, переизбранный на пост мэра в сентябре этого года, полон надежд. «В этом моя жизнь. Мне нравится шум поезда зимой, когда на улице минус 30 градусов», — говорит он, глядя в сторону моря.

На Киркенес надвигается зима. Но что насчет звука поезда? Это вопрос остается открытым.