Заявление главы МИД Германии адресовано, по-видимому, не его соотечественникам, а мировым центрам управления, заказывающим линию давления на Россию, отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин в понедельник, 11 ноября, комментируя высказывания Хайко Мааса.

Хайко Маас
Хайко Маас
Sandro Halank

Как сообщалось ранее, глава МИД Германии заявил, что у Берлина не может быть в отношениях с Москвой «особых путей», отличающихся от позиции ЕС.

«Заявление министра иностранных дел Германии о том, что в отношениях с Россией у Берлина не может быть «особых» путей, отличных от позиции, которую занимают в отношении Москвы страны ЕС, примечательно по многим аспектам.
Возьмем простой вопрос: кому оно адресовано? Точно не большинству граждан ФРГ, потому что они такую позицию не поддержат. По той же причине — точно не немецкому бизнесу.
Может быть, оно адресовано Польше и странам Балтии? Слишком много чести.
России? Отчасти — да, но только отчасти, потому что понятно: если интересы крупного немецкого бизнеса этого потребуют, «особые пути» будут найдены.
Думаю, что адресовано это заявление, главным образом, мировым центрам управления, заказывающим сегодня линию давления на Россию. Адресовано оно и американскому истеблишменту, причем «демократической» направленности.
Дональд Трамп, как известно, сам хотел бы найти «особые пути» ведения дел с Москвой, но его в этом сильно ограничивают. Вместе с тем тезис Мааса о том, что «без Соединенных Штатов ни Германия, ни Европа не в состоянии эффективно защищать себя», и Трамп поддержит, хотя и потребует увеличить германский военный бюджет.
Другой аспект — это истинное немецкое понимание слова «европейцы». «Мы не должны разделять европейцев в вопросах безопасности», — говорит немец. Россия для него по другую сторону, не среди тех, кого «не надо разделять». Тоже важно взять на заметку, особенно нашим «евроцентристам».
Ну и наконец, смысловое противоречие немецкого министра: он хочет «сильную и суверенную Европу», но «как часть сильного НАТО». Значит, — не суверенную, потому что мы знаем, кем принимаются решения в НАТО. А будет у этой пристяжной в НАТО Европе свой «совет безопасности» или не будет, абсолютно всё равно», — отметил Михаил Демурин.