Кто придумал, что формат круглого стола на общественной площадке может дать какой-то результат, поможет решить проблему? Круглый стол — это обмен мнениями, но если речь идет о градостроительном конфликте — двух мнений тут быть не может: или законодательство позволяет, или не позволяет. Или всем позволяет, или никому не позволяет. Любые исключения из правил есть не что иное, как действия в угоду отдельно взятого лица или группы лиц.

Круглый стол в Мосгордуме
Круглый стол в Мосгордуме
Алина Енгалычева

В отношении застройки парков и скверов можно однозначно сказать, что ни одна подобная стройка не проходила без конфликта, и что имеющиеся подписанные градостроительные документы не являются подтверждением законности застройки на территории объектов озеленения общего пользования. И, говоря словами «народного любимца», «нечего прикрываться бумажками, полученными явно жульническим способом».

ХРАМ НЕ ТАМ

В Мосгордуме 11 октября 2019 года состоялся круглый стол на тему: «Проблемы взаимодействия церкви и общества. В чем приоритет: в сохранении древних храмов или строительстве новых?»

Круглый стол в Мосгордуме
Круглый стол в Мосгордуме
Алина Енгалычева

Название показалось странным, поскольку тема на самом деле скорее такова: «Конфликт вокруг стройки в парке на Зеленом проспекте: причины и пути решения».

То ли было заявлено не соответствующее проблеме название мероприятия, то ли время проведения (пятница, 14:00), то ли сыграла свою роль привычка игнорировать — никто из приглашенных органов власти и профильных департаментов правительства Москвы не пришел (ДПиООС, ДГИ, Москомархитектура, Департамент градостроительной политики, прокуратура и др.). От префектуры округа был молодой человек, который произнес за всё время только одно слово «НЕТ» в ответ на вопрос: уполномочен ли он что-то пояснить?

Зато были те, к кому вопросов не имелось — представители РПЦ и ветеранских организаций, то есть заинтересованные в строительстве лица.

Есть ли проблемы при взаимодействии церкви и общества? Этот вопрос, очевидно, должен звучать иначе: чем вызваны проблемы и кто в этом виноват? Вот представьте себе — пишете вы, Вася Пупкин или Иван Иваныч Иванов, в мэрию и в градостроительно-земельную комиссию Москвы с просьбой вырезать и отдать вам кусок земли из парка или сквера — небольшой, всего какие-то жалкие 5−7% от его площади. И нужен вам этот кусок парка или сквера для очень благородных целей — приют для бездомных животных там организовать, например. Или какой-то пункт питания для лиц БОМЖ. Или центр досуга для детей-подростков. Ведь благородные же цели, согласитесь. И как вы думаете — что ответит вам «справедливая» ГЗК? Отправит куда подальше. Потому что это парк/сквер, и землю из него отдавать в частные руки под застройку — хоть в пользование, хоть в аренду, хоть в собственность — недопустимо, потому что противоречит закону. Именно так ответят вам. При чем тут церковь и ее взаимоотношения с обществом, если корень проблемы в чиновниках, подписавших градостроительные документы?

Разумеется, выгодоприобретатели будут защищать эти документы и отказываться называть вещи своими именами, будут находить какие-то уловки и уходить от конкретной темы, пускаясь в пространные речи о важности, нужности и проч. И делать вид, что они не слышат простых слов: стройте на здоровье, но не на земле, изъятой из парка. Диалога не будет, поскольку заинтересованные в получении помещений, радеющие за строительство любой ценой не готовы слышать и не идут на диалог, что следовало из выступлений сторонников застройки парка.

ВЕТЕРАНЫ И ЛЫЖНЯ

В ход шли самые разные аргументы, но все они были весьма далеки от норм земельного права и градостроительных ограничений в отношении рассматриваемой территории.

Представители общественных ветеранских организаций рассказали участникам круглого стола о своих трудностях с помещениями, аргументируя этим необходимость строительства в парке храмового комплекса. Соблазняли воскресной и музыкальной школой. Говорили, что парк «развивается» исключительно усилиями ветеранов Афганистана.

(Кстати, содержание парка, да и самих ветеранских организаций на самом деле идет за счет бюджетного финансирования, то есть за наши налоги).

А что касается «развития» парка, то он доразвивался с 7,5 га до 6,88. Причем, помимо изъятой под застройку площади 0,36 га, еще где-то потерялись примерно 27 соток, то есть почти пять дачных участков, если мерить привычными советскими шестью сотками.

Сокращение территории парка
Сокращение территории парка
Screenshot

Представители РПЦ, упорно называя парк «зоной» и «пространством», обещали не звонить в колокола по утрам и отпевать покойников исключительно ночью, дабы не досаждать гуляющим в парке людям и не носить гробы через парк мимо мамочек, находящихся на прогулке с детьми.

Местные жители возражали — там лыжня зимой, а летом играют в бадминтон.

Всё это, конечно, очень познавательно, но весьма далеко от правовой сути.

Те «жертвы», на которые готовы пойти ради получения столь желанных квадратных метров золотой московской земли заинтересованные в строительстве лица, не звучали достаточными аргументами для нарушения прав граждан. И все приводимые доводы никак не оправдывают застройку и изъятие земли из парка общего пользования.

КСТАТИ, О ЗАКОНАХ…

На круглом столе в Московской городской думе были представлены крайне интересные подробности. Согласно документам 2010 года, правовым управлением правительства Москвы было дано заключение, согласно которому строительство храмов на особо охраняемых, природных и озелененных территориях рассматривалось как несоответствующее назначению этих территорий, их правовому режиму: «Парки определены как территории общего пользования, то есть те, которыми пользуется неограниченный круг лиц. В случае размещения на них культового сооружения указанное требование выполнено быть не может, так как на земельные участки будут оформлены земельно-правовые отношения и как следствие территория из общего пользования будет изъята» (№ 4−19−19 194/0 от 15.10.2010).

Нельзя строить в парках, это противоречит законодательству
Нельзя строить в парках, это противоречит законодательству
Screenshot

На основании данного письма 19 октября 2010 года временно исполняющий обязанности мэра Москвы (ныне куратор несуществующей «программы» строительства православных храмовых комплексов) В. И. Ресин направил в префектуры округов и тогдашнему председателю Москомархитектуры Кузьмину А.В. распоряжение: «Продолжите подбор участков для указанных целей вне природных, озелененных и особо охраняемых природных территорий».

Ресин будучи врио мэра запретил использовать землю парков
Ресин будучи врио мэра запретил использовать землю парков
Screenshot

При рассмотрении вопросов о строительстве храмовых комплексов постоянно идет речь о некой «программе» по строительству храмов. Как оказалось, официально никакой программы не существует — по крайней мере, нет никаких документов, подтверждающих существование такой программы.

Порядок утверждения, разработки и реализации государственных программ города Москвы осуществляется в соответствии с постановлением правительства Москвы от 4 марта 2011 № 56-ПП. Согласно порядку утверждение и внесение изменений в государственные программы осуществляется нормативным правовым актом правительства Москвы. Утверждённая государственная программа состоит из паспорта государственной программы и текстовой части; должна содержать обоснование, цели и задачи, сроки и этапы, ожидаемый результат, перечень подпрограмм, финансирование и многое другое. Государственным программам, подпрограммам, мероприятиям присваивается уникальный номер (код). Формирование и ведение кодов осуществляется в АСУ ГФ и используется в других информационных системах города Москвы.

Попробуйте узнать — каким правовым актом утверждена программа строительства православных храмовых комплексов в Москве? Какой уникальный номер (код) присвоен этой программе? Где ознакомиться с паспортом этой программы? Вы никогда не получите ответы на эти вопросы, потому что их нет, как нет и самой программы.

Не крутите пестрый глобус — не найдете вы на нём…

Как же так получается, что в парках и скверах массово разворачиваются строительные площадки?

Да просто чиновники их не поставили на кадастровый учет, и теперь поступают так, словно никаких парков и скверов никогда в природе не существовало.

Между тем кадастровый учет — это всего лишь внесение сведений в реестр о конкретном объекте, земельном участке парка, например. И наличие/отсутствие кадастрового учета никак не влияет на правовой статус объекта и ограничения по использованию земель, связанные со статусом территории.

К слову сказать, эта позиция изложена в ответе прокуратуры в отношении парка на Зеленом проспекте. Но несмотря на «предложение» прокуратуры, направленное в адрес Н. Сергуниной, по вопросу внесения сведений об объектах природного комплекса в кадастр — до сих пор никаких сведений о парке на Зеленом проспекте в кадастр не внесено, а его площадь, как указано выше, уже сократилась почти на гектар.

Прокуратура также против строительства в парке
Прокуратура также против строительства в парке
Screenshot

Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

На круглом столе 11 октября 2019 звучали упреки в адрес участников — дескать, не пригласили вторую сторону конфликта (тут имелись в виду заинтересованные в строительстве лица, в то время как по мнению граждан второй стороной являются чиновники), представители РПЦ и ветеранских организаций сетовали, что узнали о мероприятии очень поздно, случайно и всё такое. Надо, мол, привлечь все стороны «к обсуждению».

Тут не лишним будет напомнить, что по вопросу строительства в парке на Зеленом проспекте в ноябре 2018 года в Мосгордуме инкогнито прошел первый круглый стол, на котором заинтересованные в строительстве стороны озвучили «патриотичные» намерения застроить часть парка. Мы об этом писали ранее.

Мероприятие, прошедшее год назад, было подпольным и тихим: о нём никто из простых смертных не знал, не говоря уже о том, чтобы кто-то туда был приглашен из множества оппонентов — граждан, категорически возражающих против застройки парка, хотя не знать о конфликте организаторы не могли. Как сообщается на официальном сайте МГД, «представители исполнительной и законодательной власти столицы, ветеранских объединений и Русской Православной Церкви обсудили план мероприятий, посвященных подвигу воинов-интернационалистов».

Весной 2019 года через пару недель после очередного многолюдного митинга в парк под предлогом субботника пришли неизвестные лица и установили плакат с надписью «ПЛАН ЗАСТРОЙКИ ПАРКОВОЙ ЗОНЫ». Так была осуществлена попытка начать строительство.

Позже плакат исчез, строительство не начато — скандальная ситуация перед выборами была слишком опасна.

Прошли выборы в Мосгордуму, результат которых по Восточному административному округу Москвы стал немалым сюрпризом для мэрии — в Мосгордуму не прошел ни один кандидат от партии власти.

Между тем длящийся уже шесть лет конфликт вокруг планируемой стройки в парке на Зеленом проспекте вовсе не утих — наоборот, проигнорированные в очередной раз граждане собрали уже около десяти тысяч «живых» подписей за сохранение парка в неизменном виде, в прежних границах, против любой застройки.

Большинство участников круглого стола 11 октября 2019 год проголосовали за принятие проекта резолюции за основу с целью доработки с учетом предложений, поступающих до 18 октября 2019 года, для чего создана соответствующая рабочая группа. С проектом резолюции можно ознакомиться здесь.

В резолюции указаны требования отменить планы по строительству храмового комплекса и любых других объектов на земельном участке, изъятом из объекта ПК № 72-ВАО «Парк на Зеленом проспекте»; сохранить «Парк на Зеленом проспекте» без изъятий какой-либо части его территории в границах, установленных в 2000 году; рассмотреть иные площадки для строительства храмового комплекса, если он необходим.

КТО ПЛАТИТ — ТОТ И ЗАКАЗЫВАЕТ МУЗЫКУ

В то время как граждане, опасаясь быть обвиненными в оскорблении чувств верующих, в экстремизме, терроризме и прочих смертных грехах, пытаются робко заявить о своем несогласии с уничтожением их среды обитания и кражей их земли, тщательно подбирая слова, пишут в органы власти письма-челобитные «просим, просим, просим…» — в это же время совершенно неприкрыто и беззастенчиво в угоду застройщикам переписывается законодательство, как федеральное, так и московское.

Клуб инвесторов, объединяющий крупных застройщиков Москвы, пролоббировал изменение норм инсоляции. Застройщики также пролоббировали изменения в федеральное законодательство, и в результате мы имеем не только программу реновации, полностью игнорирующую права частной собственности, но и необязательность соблюдения норм санитарной, пожарной безопасности в «условиях стесненной застройки».

У кого-то есть трудности с продажей и застройкой водоохранной зоны? И вот уже в водоохранной зоне можно не только строить, но и добывать ископаемые — благодаря отмене запретов и ограничений, установленных в 1941 году! Пострадают жители значительной части Подмосковья и Москвы, но разве это важно? Всё это делается абсолютно цинично — вот официальное объяснение, для чего это нужно: «Трудности в связи с необходимостью согласования предоставления (отвода) земельных участков во II поясе зон санитарной охраны Московского водопровода и источников его водоснабжения».

РПЦ идет в ногу со временем — поскольку все стройки РПЦ в парках и скверах далеки от понятия «законность» и практически ни одно такое строительство не проходит без конфликта, в 2017 году секретарь патриарха по городу Москве поручает руководителю юридической службы РПЦ «продумать вопрос о возможности обращения в законодательные структуры для принятия поправок в закон, позволяющих строить православные храмы в природоохранных зонах».

В РПЦ задумались о том, как пролоббировать строительство храмов в парках
В РПЦ задумались о том, как пролоббировать строительство храмов в парках
Screenshot

То есть решили легализовать содеянное «задним числом», внеся поправки в законодательство, и сделать невозможное возможным. Причем под термин «природоохранная зона» подпадают особо охраняемые природные территории и вообще все, вплоть до заповедников.

Надо ли говорить, что разработанную схему застройки назовут «отработанной процедурой» и распространят на любые капитальные объекты, а не только православные религиозные.

Но пока таких законов у нас нет, не было их и тогда, когда принималось решение об изъятии части земель общего пользования парка на Зеленом проспекте под застройку капитальным объектом религиозного назначения.

Читайте развитие сюжета: Храм на Зеленом проспекте: Неравный бой — тихушничество против кампании