Если верить утверждениям отдельных реформаторов российской экономики и вторящих им в такт отдельных ученых, экспертов, которые в 90-е и последующие годы анализировали экономические предпосылки распада СССР, то мы увидим в числе этих предпосылок — наращивание в последние годы, и даже последние два десятилетия, объёмов добычи и экспорта нефти и газа, использование получаемой от этого экспорта валютной выручки на импорт продовольственных товаров, а не на приобретение высоких технологий или на обновление оборудования. Своего часа икс экономика страны достигла к 1989 году. Возник сбой поставок продовольствия. Денежные доходы населения не контролировались, нарастала инфляционная спираль. Именно этими факторами реформаторы 90-х объясняли тогда предстоящие преемнице СССР — России пытки трудными экономическими реформами. Мол, падение цен на нефть в условиях неэффективной жесткой государственно-плановой системы экономики и чрезвычайно высоких затрат на оборонный комплекс обусловили нарастание продовольственного и общеэкономического кризиса в стране.

Лицо реформ
Лицо реформ

Что мы видим сегодня? Инфляция искусственно сдерживается ЦБ за счет подавления спроса населения и его низких доходов. То есть таким образом ЦБ пытается завуалировать существующие проблемы, которые дальше прятать уже невозможно, так как они выходят боком всей экономике в целом. Отсюда, в том числе вытекает и демографическая проблема, несмотря на поддержку семей дополнительными выплатами. Как и в 90-е, спрос сейчас снижается и за счет сокращения голодных ртов. Не секрет, что показатели смертности у нас высокие, а пенсионные выплаты позволяют большинству пенсионеров жить лишь впроголодь. Последователи Егора Гайдара, еще тогда заложившие в демографию, и не только в нее, бомбу замедленного действия путем шоковых экономических преобразований, сегодня не могут удовлетворить потребности или спрос даже очень скромной по сравнению с СССР численности населения.

Также по-прежнему сохраняется сырьевая зависимость, несмотря на различные поручения Владимира Путина уйти от нее, в том числе за счет ускоренной реализации нацпроектов. Добиться поставленных целей опять же не позволяют отдельные представители власти и ведомства: ЦБ со своей ключевой ставкой и пресловутой инфляцией, монопольные банки сдерживают развитие действующих предприятий и появление новых — высокими ставками кредитов, создают искусственные препятствия к их получению; налоговая и политика бюджетного распределения доходов между бюджетами, реализуемые Минфином, — первая вроде предоставляет массу льгот, но воспользоваться ими могут немногие, вторая не дает регионам в полной мере уйти от дотационной зависимости.

Наблюдаем мы сейчас и падение цен на нефть. Программу импортозамещения правительство также реализовало на свой лад, увеличивая импорт пальмового масла, позволяющего удешевлять молочную, кондитерскую и прочую продукцию, тем самым прятать реальные проблемы с нехваткой говядины, молока и других молочных продуктов, а также другие проблемы отрасли.

Здесь перечислен вклад в разруху экономики только наиболее заметных ведомств, занимающихся, по сути, вредительством открыто, без стеснения. А есть еще отдельные инициативы, которые перекраивают на свой лад поручения президента РФ. То ли в силу желания заработать на этом, то ли по недомыслию. Сложно сказать. Судите сами.

На последнем издыхании
На последнем издыхании
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

На днях издание «Коммерсантъ» сообщило о письме исполнительного директора «Русбренда» (объединяет Nestle, Danone, PepsiCo и пр.) Алексея Поповича к главе Минсельхоза Дмитрию Патрушеву, в котором говорится о том, что выполнение некоторых требований закона «Об органической продукции», вступающего в силу в 2020 году, ставит под угрозу наличие органической продукции на полке и грозит поставщикам и сетям «миллиардными убытками». Конечно, Алексей Попович ведет речь об импортной продукции, мол, импортная здоровая пища может исчезнуть с российских прилавков, потому как новый закон требует от её производителей получения российских сертификатов, после чего они имеют право указывать, что продукт «органический». Попович указывает на отсутствие механизмов, позволяющих в переходный период не снимать с продажи импортные продукты для смены упаковки, что, собственно, и приведет к убыткам поставщиков продукции и ретейла.

Между тем зампред правления ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Леонов заявил информационному агентству «Прайм», что иностранные участники рынка имели и имеют возможность подготовить свою продукцию заранее и получить российские сертификаты, так как закон об органической продукции был опубликован в августе 2018 года, а требования к органической продукции были сформулированы еще в 2016 году.

Также эксперт отметил, что российское законодательство более либерально, так как до сих пор позволяло импортным товарам, содержащим наименование organic на английском языке и имеющим сертификаты, полученные в других странах, обращаться на территории РФ без прохождения сертификации в России.

Надо сказать, что замечание эксперта совершенно справедливое, особенно если брать во внимание тот факт, с какими трудностями сталкиваются российские производители, отправляя на экспорт свои, между прочим, экологически чистые товары.

Думается, что основная масса населения России не заплачет и не заметит потери «органической» иностранной продукции, тем более сертифицированной по международным стандартам. Еще неизвестно, насколько эта продукция по российским стандартам на самом деле является органической с учетом пристрастия Запада наращивать прибыль за счет увеличения производительности с помощью искусственных добавок. Кроме того, органическая импортная продукция дороже выпускаемых в промышленных масштабах товаров и потому недоступна большинству населения страны. Ну, а ретейлу, наконец, придется пересмотреть свои взгляды и направить свои предпочтения в сторону отечественных товаров, дабы избежать возможных убытков от ухода с рынка иностранных участников.

Продуктовый супермаркет
Продуктовый супермаркет
Дарья Антонова © ИА REHNUM

Но так ли складно все получится, как видится на первый взгляд? Не приведет ли «зеленая сертификация» к тому, что мы получили в результате, например, зачистки банковского сектора? Помните, когда-то многие обрадовались очищению банковского сектора, а в итоге получили монополию, сдерживающую рост экономики, и, можно сказать, тотальный контроль передвижения денег даже на банковских картах населения. Или когда обманутые дольщики возрадовались реформе строительной отрасли, которая конечной целью имеет решение их проблем, но в итоге мы уже наблюдаем рост цен на недвижимость, образование монополии в строительном секторе и, возможно, увидим, нескорое разрешение проблем, ради которых все и затевалось.

Российские органические продукты популяризировать поручил Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию в феврале этого года. Тогда он поручил правительству создать для их продвижения зеленый бренд. По прогнозу Минсельхоза, к 2025 году российский рынок органической продукции может увеличиться с нынешних 160 млн евро до 5 млрд евро. Что дает такую уверенность Минсельхозу? Очевидно — планы на экспорт. Как рассказывал председатель правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов агентству ТАСС, драйвером развития российского рынка органической продукции может быть, по сути, только экспорт. Спрос на мировом рынке, по его словам, на российскую органическую продукцию намного превышает предложение, поэтому сейчас удачное время для старта в экспорте органической продукции. Потенциал экспорта российской органической продукции на мировой рынок, по оценкам Коршунова, составляет $290 млн, в том числе на европейский рынок может быть поставлено продукции на $130 млн. Не забываем также, что перед нами открывается возможность экспорта продукции в Китай, в связи с его торговой войной с США.

Почему же только экспорт является драйвером развития? Потому, что наше законодательство построено таким образом, что производителям выгоднее экспортировать свою продукцию, чем поставлять ее на внутренний рынок. Пример тому — нефть и продукты из нее.

Один из главных вопросов — что будут экспортировать? По большому счету те же самые природные ресурсы — выращенные экологически чистые зерновые и другие растениеводческие культуры. Структура экспорта органической продукции из РФ постепенно меняется, отмечал агентству ТАСС исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко. Если до недавнего времени 80% от всего объема приходилось на дикоросы, то сейчас соотношение резко меняется в пользу сельскохозяйственной продукции: лен, горох, зерновые и крупяные культуры занимают более 50% поставок. Эксперт подчеркивает, что страна опять возложит на себя роль сырьевого придатка, такую же, какую она сегодня играет на рынке нефтепродуктов и газа, так как запросов на готовую продукцию у нас якобы практически нет.

Пшеничный колос
Пшеничный колос
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

С утверждением, что запросов в готовой пищевой продукции в нашей стране нет, пожалуй, можно поспорить. Было бы правильнее говорить, что сегодняшняя экономическая политика нашего правительства, как мы отмечали выше, не заточена на создание новых предприятий из-за той же пресловутой налоговой, бюджетной и финансово-кредитной политики.

Кому будет принадлежать большая доля экспорта? Конечно, наиболее крупным производителям, никаких сомнений в этом быть не может! Не зря же Минсельхоз намерен изымать у предпринимателей неиспользуемые земельные участки сельхозназначения. По данным Мироненко, экспортом органической продукции на данный момент занимаются около 15 российских компаний, объем поставок которых на различные рынки не превышает €25 млн в год. Согласитесь, скромным фермерам тягаться за право экспорта с крупными монстрами рынка будет практически невозможно. Как заявил ТАСС глава компании «Сибирские органические продукты», поставляющей более 90% производимой продукции на экспорт, Станислав Гурьев, несмотря на свой потенциал, глобальный рынок органики доступен только для крупных поставщиков, и отдельному фермеру пробиться на него бывает практически нереально.

Вероятно, фермерам представится честь обеспечивать своими продуктами внутренний рынок, который опять же всё больше захвачен крупными компаниями, предпочитающими минимизировать свои издержки по работе на этом рынке и наращивать прибыль с помощью производства далеко не органических продуктов, разбавляя их вредным твердым пальмовым маслом. Однако получение сертификата органической продукции будет стоить денег. Как сообщалось в марте на официальном сайте Роскачества, компании, которые пройдут сертификацию, получат возможность экспортировать свою органическую продукцию с премией к цене от 30 до 100%, а также заниматься её реализацией на внутреннем рынке.

Так что даже если фермеры смогут позволить себе дополнительные расходы, то, несомненно, стоит ожидать роста цен на биопродукцию и вместе с тем роста импорта неорганической продукции, так как не каждый сможет позволить себе такую роскошь, как биопродукты. Следовательно, стоит ожидать еще большего расслоения общества на бедных и еще беднее. Предположим также, стоит ожидать роста смертности из-за возможно возрастающего потребления дешевой продукции, напичканной твердым пальмовым маслом.

Иоахим Бейкелар. Продащица с фруктами, овощами и птицей. 1564
Иоахим Бейкелар. Продащица с фруктами, овощами и птицей. 1564

Да, никто не заставляет употреблять неорганическую продукцию. Но если доходы не позволят употреблять биопродукты… Кто-нибудь из правительства гарантирует рост доходов населения на 30−100%, как декларируется размер премии к цене биопродукции при наличии органических сертификатов? Как известно, даже на бумаге у правительства рост доходов предполагается в десятки раз ниже. Заметим — только предполагается, а вот за счет чего он может произойти Правительству неизвестно, так как предпосылок для этого роста у экономики на сегодняшний день нет!

Зато, не решив проблем с ростом экономики, как и с ростом доходов населения, Дмитрий Медведев еще в начале прошлого года сделал противоречащие по смыслу друг другу заявления: мол, Россия может занять лидирующие позиции на рынке органических продуктов. При том что на данный момент Россия на этом поприще занимает всего лишь один процент. Непаханые земли, не загрязненные химикатами, следует вводить в оборот.

Задача — их эффективно использовать, поощрять фермеров, которые готовы их возделывать, однако отрасль функционирует во многом стихийно, поэтому принятие закона «Об органической продукции» вкупе с многочисленными неиспользуемыми пахотными землями даст эффективный результат.

То есть та самая инициатива Минсельхоза по изъятию у предпринимателей неиспользуемых земель сельхозназначения и есть поощрение фермеров???

Еще Дмитрий Медведев подчеркнул, что в законе будут определены основные понятия того, какая именно продукция имеет право называться органической, а также принципы ее производства, полномочия органов власти, которые позволят не вводить в заблуждение потребителей, то есть — они будут защищены. Уж с этим заявлением Дмитрия Медведева точно не поспоришь. Потребители действительно буду защищены от биопродуктов ввиду их недоступности. Они будут осознанно покупать «отраву». От безвыходности. Но предъявить в этой связи претензии правительству они не смогут, потому как вся информация о продукции будет, так сказать, представлена. То есть, что смог потребитель купить, то и купил! Как всегда, правительство ведет всем известную уже «игру на выбывание»: не можешь себе позволить — твои проблемы, ты неуспешен, а неуспешным нет места в жизни.

Вот и появится еще много плюсов для развития цифровой экономики — стимулов для развития роботизации за счет выбывания населения, так сказать, за «минусом» рождаемости и ростом смертности. Ведь именно Дмитрий Медведев увидел в сокращении рождаемости плюс для цифровой экономики. О чем он заявлял на Гайдаровском форуме в том же 2018 году. Мол, роботизация породит безработицу, но Россия может, наоборот, столкнуться с дефицитом кадров из-за снижения рождаемости, и, собственно, роботы нам, так сказать, помогут:

«Не только не подстегнуть безработицу, но и напротив — они должны создать условия для повышения производительности труда и для обоснованного роста заработных плат», — отмечал Дмитрий Медведев.

То есть Дмитрий Медведев еще тогда, по сути, публично признал факт того, что обоснованных предпосылок для роста зарплат у нас в стране нет!

Денег нет!
Денег нет!
Максим Додонов © ИА Красная Весна

Так что же тогда он вводит в заблуждение президента РФ и всех нас? Уж не с легкой ли подачи Дмитрия Медведева Владимир Путин заявил о необходимости развития «зеленого бренда»? Хотя и так всем понятно, что в период санкционного давления и торговой войны США и Китая самое время, наконец, взяться за развитие сельского хозяйства. Идея-то хорошая. Но, как мы видим, упирается она в очередной раз в несостыковки, о которых правительство умалчивает. В очередной раз перекраивая на свой лад хорошие идеи. Хотя на этот раз и перекраивать не надо. Вся почва для развития описанных выше событий была заложена правительством, как мы видим, задолго до идеи.

Почему бы Дмитрию Медведеву и министру сельского хозяйства Дмитрию Патрушеву не доложить президенту о реальном положении дел? Может, потому, что правительство под руководством Дмитрия Медведева ведет свою игру на выбывание не только населения страны, но и действующей власти? С какой же целью? Чтобы продолжить реализацию начатых ныне покойным Гайдаром кровожадных реформ? Какова же конечная цель этих реформ? Поедание Западом России, с которым борется Владимир Путин? То есть пока президент занят отражением ударов на мировой арене, Дмитрий Медведев, являясь, судя по всему, поклонником гайдаровской политики, пытается истощить силы России внутри! Ведь совершенно очевидно — сильна Россия своим народом-победителем и ресурсами! И то, и другое правительство пускает в распродажу или под откос под различными благими предлогами! Что далее — повторение событий 90-х, но с переходом прав владения Россией Западом?