Андрей Гладышев. 1814 год: «Варвары Севера» имеют честь приветствовать французов. М.: Политическая энциклопедия, 2019.

Андрей Гладышев. 1814 год: «Варвары Севера» имеют честь приветствовать французов. М.: Политическая энциклопедия, 2019
Андрей Гладышев. 1814 год: «Варвары Севера» имеют честь приветствовать французов. М.: Политическая энциклопедия, 2019

Отечественная историография наполеоновских войн в основном посвящена 1812 году и, как правило, сводится к конкретным аспектам кампании или к биографиям отдельных личностей.

Исследование профессора Саратовского национального исследовательского государственного университета Андрея Гладышева выходит за рамки традиционных работ. Она посвящена участию казаков в Заграничных походах русской армии. Одновременно ученый анализирует антропологические факторы: восприятие казаков гражданским населением Франции.

Военная составляющая представлена в реконструкции совместных действий казаков и союзников, например в составе сводного отряда австрийского полковника Карла фон Шайблера, а также в ходе самостоятельных операций, в частности рейда атамана графа Матвея Платова.

Касаясь взаимоотношений казаков и гражданских лиц, Гладышев рассматривает их в рамках более широкого явления: пропаганды или информационной войны, которую с одной стороны вели страны антинаполеоновской коалиции, а с другой — Франция. Как отмечает исследователь,

«союзники в своих прокламациях представляли войну едва ли не как некое подобие операции по принуждению Наполеона к миру, а свои войска — как некие миротворческие силы (правда, очень многочисленные). Французская пресса, реагируя на прокламации союзников, неустанно старалась уличить союзников в обмане: обещали мир и полный порядок, а сами грабят и насилуют».

В подобном контексте, по мнению Гладышева, экзотические для западного обывателя казаки, о которых он много слышал, но мало знал, стал удобным элементом пропаганды, который в дальнейшем вышел за первоначальные рамки.

«Оккупация и интервенция в сознании французов в целом прочно ассоциируется с «казаками», а казаки — со всяческими тяготами и лишениями этого периода. В исторической памяти поколений французов при попустительстве историков эта ассоциативная связь лишь укрепится, вытесняя нюансы или альтернативные оценки поведения казаков, встречающихся в источниках. Этот преимущественно негативный образ казаков времен интервенции 1814 года будет на уровне обыденного сознания временами экстраполироваться на вообще «русских».

Преступления и насилия, совершенные военнослужащими оккупационных армий других стран, благополучно забылись. Почва для холодной войны была подготовлена.

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».