"В Казахстане в организации власти доминирует европейская модель": Интервью помощника председателя Комитета ГосДумы по делам СНГ Максима Мейера ИА REGNUM

Астана, 28 мая 2004, 10:08 — REGNUM  

Максим Михайлович, как Вы оцените прошедшую недавно встречу руководителей России, Украины, Белоруссии и Казахстана в Ялте? Насколько, по вашему мнению, продвинулись Россия и Казахстан в создании Единого экономического пространства?

Я считаю, что встреча в Ялте просто продолжает серию встреч, уже ставших привычными, которые происходят между первыми лицами государств. Встречи между Путиным и Назарбаевым уже стали, к счастью, делом обычным. Мне не кажется, что в Ялте произошло что-то, чего нельзя было предсказать уже после первого (январского) визита Путина в Астану. Наши отношения с Казахстаном развиваются по восходящей. Я думаю, что линия создания Единого экономического пространства уже давно определена президентами и активно поддерживается и российской, и, что самое важное, казахской стороной. Я считаю особенно важным, что в Ялте принято решение, что Казахстан будет депозитарием документов, которые будут приниматься по созданию Единого экономического пространства. Это подчеркивает роль Казахстана, делает его еще более активным игроком, что, по-моему, отвечает полностью идеям Нурсултана Назарбаева, который бы хотел в ЕЭП играть серьезную роль, возможно даже наравне с Россией. Кстати говоря, и сама идея создания Единого экономического пространства принадлежит Казахстану, так что роль Казахстана здесь предопределена. Она достаточно высока. Еще в прошлом году Греф говорил, что у нас с Казахстаном отношения ближе, чем с Белоруссией. В любом случае, развиваются они быстрее, активней и значительно лучше. И если говорить о создании в будущем более тесного союза России и Казахстана, то, конечно, это очень перспективная вещь. Думаю, в ближайшие годы, наряду с созданием Единого экономического пространства возникнет, и единое пространство безопасности, единое информационное пространство. И, наверное, перспектива этого процесса может привести к созданию более тесного союза наших стран, по образцу того, что мы видим сейчас в Евросоюзе.

Какие события, по Вашему мнению, показывают, что Россия и Казахстан действительно взяли курс на сближение?

Понимаете, событий между Россией и Казахстаном последнее время очень много. Например, очень много происходит в сфере безопасности. ОДКБ был договором, который долгое время оставался на бумаге, но теперь он наполняется жизнью. Наши совместные усилия с Казахстаном по созданию единого пространства ПВО, единой системы военной авиации, совместные маневры, которые совсем недавно проходили, - все это очень важная сторона сотрудничества. Мне кажется, что в перспективе может стоять вопрос о совместной охране границ. Этот вопрос вполне реально ставить государствам, которые так тесно взаимодействуют в области безопасности в том числе. Я имею в виду совместную охрану внешней границы, на юге в первую очередью. Только так мы можем поставить заслон наркотрафику.

По-вашему это возможно?

Политической воли достаточно. И сотрудничества между силовыми структурами вполне достаточно. Сейчас наши пограничники стоят в Таджикистане, но мне кажется, что небольшого количества этих людей недостаточно, чтобы сопротивляться этому валу наркотиков, который оттуда идет- серьезной помощью для этого была бы совместная охрана южных границ. В самом Казахстане это не является серьезной проблемой - идет активная борьба с наркотиками. Показатели наркомании внутри страны небольшие. Правительство ведет в этом направление работу, и наши государства должны скоординировать усилия.

Также можно выделить открытие филиала Московского университета в Астане внутри Евразийского университета имени Гумилева. Там работают московские профессора, выдаются дипломы МГУ. По сути, это поддержание культурного диалога. Ну и, в конце концов, сейчас идет год России в Казахстане, а до этого был год Казахстана в России. С казахстанской стороны в приграничных областях планируются совместные молодежные лагеря, совместное проведение разных мероприятий и праздников. В рамках года России в Казахстане и вообще за последние два года наши области стали значительно ближе друг другу и экономически и культурно. Можно вспомнить работу астраханского судостроительного комплекса - на данный момент Астрахань строит казахский торговый флот, платформы для добычи нефти. Это серьезное позитивное событие.

А как Вы оцениваете приграничное сотрудничество?

Что же касается российско-казахской границы, то конечно хорошо, что у нас произошло разграничение, но мне кажется, что как раз наша граница все больше и больше должна становится границей дружбы, должна быть кристально прозрачной для граждан, для культурного обмена. Ее не надо закрывать. Что касается таможенных дел, то есть серьезная проблема, в первую очередь, связанная с политикой России по отношению к сопредельным странам, и ее надо решать. В частности, надо заняться вопросами тарифов, в первую очередь тарифами транзита. Казахская сторона долгое время поднимает вопрос, чтобы тарифы для прокачки нефти были приближены к российским. Пока они достаточно высоки. Казахская сторона достаточно справедливо, на мой взгляд, говорит, что если бы тарифы были разумными, Казахстан бы значительно увеличил и прокачку нефти, и транспортировку грузов по России, что принесло бы значительно большую выгоду. Следует учитывать, что Казахстан собирается в ближайшее время увеличить добычу нефти до 150 млн. тонн. Если большая часть этой нефти будет прокачиваться по нашей территории, это будет хороший доход.

Наш трубопровод сможет пропустить всю казахскую нефть?

Может, не всё количество, которое они собираются добывать, но это будет не завтра. Сейчас мы готовы технически пропустить все нефть, добываемую Казахстаном. Трубопроводы, построенные еще в советское время, предполагали движение с юга на север, с востока на запад. В принципе вся система выстроена с расчетом на это. Сейчас нефть не по всем каналам идет - в частности из-за тарифов.

Говоря о нефти, нельзя не затронуть тему возможного участия Казахстана в проекте Баку-Джейхан. Насколько велика вероятность, что казахская нефть пойдет по этому маршруту?

Я не большой специалист по нефти, но мне кажется, что правительство Казахстана, как мы видим по договору с Китаем, пытается придерживаться, разновекторной политики. Путь казахской нефти не будет ограничиваться чисто российским транзитом, тем более что еще не решен вопрос с тарифами. Если проблемы с тарифами будут решены в сжатые сроки, то никакого Баку-Джейхан не понадобится. Вроде бы Казахстан принципиально согласился присоединиться к проекту, но детали не обговорены. Другое дело - китайский трубопровод: он гораздо более реален, чем Баку-Джейхан. Кстати, пресса неоднократно писала о том, как Казахстан перехитрил Россию и теперь будет вместо русских поставлять Китаю нефть. Но, на мой взгляд непрофессионала, Китаю нужно очень много нефти. Китай растет быстро, и то количество, которое собирается поставлять Казахстан, безусловно, не перекрывает наши возможности в поставке нефти. Во-вторых, как известно, Казахстан предлагает России участие в этом трубопроводе и предлагает через этот трубопровод осуществлять поставку российской нефти. Позиция, что Россию опять обыграли, несколько надуманна. Это нормальный коммерческий проект, в котором мы сможем еще активно поучаствовать.

Что Вы можете сказать о политической ситуации внутри Казахстана? Как она влияет на отношения Казахстана с Россией?

Нас принципиально интересует стабильность в Казахстане, политическая стабильность - это самое главное. Нурсултан Назарбаев сейчас является, безусловно, олицетворением этой стабильности. Режим, на мой взгляд человека, периодически бывающего в Казахстане, не является авторитарным. Он может называться, скажем, президентским. Кстати говоря, президентские полномочия и структура власти аналогичны французским, что является предметом даже некоторой гордости. Так что в Казахстане в области организации власти полностью доминирует европейская модель, а не азиатская. Это страна, ориентирующаяся на Европу и европейские стандарты, в том числе и власть. Казахстан давал заявку, чтобы иметь возможность председательствовать в ОБСЕ в 2009 году, такая заявка подразумевает, что стандарты, гуманитарные, политические, должны соответствовать европейским. И Казахстан активным образом сотрудничает с Европой на предмет выстраивания системы власти, которая бы считалась Европой и США приемлемой.

Это уже само по себе предусматривает, что режим не может быть авторитарным никаким образом. Конечно, в первый период организационный мы имели жесткую президентскую вертикаль в Казахстане, но уже несколько лет там идет политическая реформа. И сущность этой политической реформы выражает процесс, названный демократизацией структуры власти в Казахстане и приведением ее к европейским стандартам. То же касается и выборов. Новый закон о выборах, принятый в Казахстане, много ругают, но на самом деле он достаточно демократичный, поскольку в нем содержится норма по поводу представительства политических партий в избиркомах всех уровней. Принято решение, в соответствии с законом о выборах, что избирательные комиссии формируются на основе представителей политических сил Казахстана. Таким образом, обеспечивается система наблюдения на всех уровнях, на выборах будет большое количество наблюдателей, в том числе из европейских структур. Даже приняли решение, на котором настаивала оппозиция, о том, что урны на выборах будут прозрачные. На мой взгляд, это уже перегиб, но, тем не менее, будет некий смысл прозрачности выборов в Казахстане - прозрачные урны. Как видите, Казахстан стремится к тому, чтобы быть демократической страной, а относительно свободы прессы мне кажется, что в Казахстане ее даже больше, чем в России. Если вы внимательно прочитаете казахстанские газеты, то обнаружите, что критика президента для некоторых СМИ является каждодневным занятием. При этом ничего с ними не происходят, они распространяются, никто им не препятствует, хотя пишут весьма нелицеприятные вещи, иногда даже откровенную неправду. А скандалы последнего времени со СМИ связаны в основном с рядом скорее хозяйственных проблем, нежели политических.

А каково положение русскоязычного населения в Казахстане?

Судя потому, что я вижу в Казахстане, так называемый "русский вопрос" исчерпан. Полностью прекратился отток из страны неказахского населения. Назарбаев заявляет о том, что хочет привлекать в год по сто тысяч мигрантов из Казахстана. Если делаются такие заявления, то, безусловно, для этих людей должны обеспечиваться благоприятные условия. Пора поставить точку в этом вопросе. Есть, конечно, проблемы, как во всех странах, но я думаю, они не выходят за минимальный уровень. Есть проблемы, связанные с развитием русской культуры, национальных культур других стран, но на самом деле политика Казахстана как раз направлена на обеспечение прав и свобод религиозных и национальных меньшинств. Казахстан часто демонстративно занимает позицию поддержки меньшинств.

Каковы основные политические силы в Казахстане?

Сейчас мы имеем предвыборную ситуацию. 19 сентября должны состоятся выборы в Нижнюю палату парламента. Выборы пройдут все-таки по старой схеме. То есть только 10 человек будут выбраны по партийным спискам, остальные по одномандатным округам. Было много дискуссий в обществе: не поменять ли схему, не увеличить ли количество депутатов и людей по партийным спискам. Мне кажется, что к следующим выборам людей по партийным спискам будет больше. Есть несколько основных партий, которые борются между собой за представительство в парламенте. Из основных можно назвать партию Дариги Назарбаевой "Асар", которая сейчас держит первое место по всем рейтингам. Партию "Отан", которая является традиционной президентской партией (сейчас находится на втором месте). И оппозиционную партию "Ак жол", которая вроде бы сейчас вышла на третье место и достаточно хорошо его удерживает. Остальные партии, судя по рейтингам, находятся далеко от первой тройки. Я думаю, что вся драматическая часть избирательной кампании будет разыграна между тремя этими основными силами.

Конечно, основной интригой выборов является вопрос: до какой степени оппозиция будет представлена в парламенте? Собственно имеются в виду "Ак жол" и, может быть, "Демократическая партия Казахстана", которая пока электорально очень слаба. И вокруг взаимоотношений с оппозицией и происходит вся интрига этого сезона. Сейчас много говорят об отношениях между партией "Асар" и оппозицией. Это началось с того, что "Асар" и "Ак жол" выступили с рядом общих заявлений по поводу закона о СМИ. Было заявление по поводу того, что партии будут в дальнейшем продвигать политическую реформу в Казахстане. Здесь борются несколько тенденций - с одной стороны есть партийная тактика, которая предусматривает необходимость ведения переговоров. Но с другой стороны, "Асар" создавался как президентский проект, обеспечивающий стабильность в обществе. И "Асар" как наиболее демократическая сила, сила привлекающая большинство в казахском обществе (это видно и по рейтингам, и по информационному фону), естественно привлекает внимание оппозиции, которая стремится увеличить свою мощность, присоединившись к этой силе. Но мне кажется, что президентская линия в проекте "Асар" останется ключевой и "Асар" не пойдет на объединение с оппозицией. Возможно, будут тактические союзы по отдельным темам. И более того я знаю, что часть руководства партии "Асар" стремится к подобного рода союзам, к тому, чтобы поддерживать с оппозицией определенные контакты. Но это идет вразрез с самой партийной линей, главной партийной установкой. "Асар" - партия, поддерживающая президента, и не может, не потеряв лица, идти на какие-то глубокие формы кооперации с оппозицией. Что касается результатов выборов, то пока рано строить прогноз. Оппозиция себя еще не показала, нам предстоит еще увидеть активную кампанию "Ак жола", а может быть - и возникновение новых партийных проектов. В ближайшее время может что-то произойти в правой части политического спектра Казахстана, по крайней мере, там создалось пустое место, которое может быть заполнено.

Возможно ли, что неожиданный исход выборов повлияет на отношения с Россией?

Казахстану предстоят президентские выборы в 2006 году - это, конечно, определяюще. Что же касается парламентских выборов, то в системе президентской республики парламенту только предстоит утверждать свое право, свои реальные возможности и свое место на политической арене. Это будет вообще важной задачей следующего года: парламент, избранный на таких новых, реально партийных выборах, должен будет себя зарекомендовать в политике Казахстана. Поэтому не думаю, чтобы исход выборов, даже если оппозиция пройдет в парламент, повлиет бы на отношения Казахстана и России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.