Если вас интересует наше коллективное будущее, то вам следовало бы обратить внимание на Африку. Давайте начнём с очевидных фактов, например, с демографии Африки. Согласно прогнозам ООН, к 2050 году численность населения Африканского континента удвоится, до 2,4 млрд человек, а к концу нынешнего века, как ожидается, достигнет 4,3 млрд человек. К этому моменту около трети всего человечества будет проживать на Африканском континенте, пишет Афшин Молави в статье для издания Syndication Bureau.

Африка. Вид со спутника
Африка. Вид со спутника

Читайте также: Strategist: Китай сделал новый ход в соперничестве за Юго-Восточную Азию

Часто говорят, что 21-й век станет азиатским веком, однако к концу текущего века Африка почти догонит Азию. Можно ли сказать, что 22-й век станет африканским веком?

Африке придётся преодолеть нелёгкий путь. Одной из самых крупных проблем, с которой сталкивается Африка в настоящий момент, а также столкнётся в будущем, остаётся создание новых рабочих мест. По данным Африканского банка развития, когда население Африки достигнет 2,4 млрд человек, примерно одна треть будет составлять молодежь. Это означает, что потребуется 800 млн новых рабочих мест.

Дети. Африка
Дети. Африка

В Африканском банке развития сравнили рост населения континента в течение следующих трёх десятилетий с «бомбой замедленного действия». Вот почему новое африканское континентальное соглашение о свободной торговле (AfCFTA) имеет жизненно важное значение. Соглашение подписали практически все страны, оно вступило в силу 30 мая и привело к созданию крупнейшей в мире зоны свободной торговли с момента создания Всемирной торговой организации в 1995 году.

Иностранные инвесторы часто жалуются на отсутствие внутриафриканской торговли, что затрудняет приток инвестиций в более мелкие страны. Нигерия, население которой составляет почти 200 млн человек, привлекательна для инвесторов; а соседний Нигер, население которого чуть более 20 млн человек, значительно менее привлекателен для инвесторов.

AfCFTA — это хорошее начало, но не стоит ожидать, что революция произойдёт в одночасье. По-прежнему сохраняются огромные препятствия. Соглашение о свободной торговле подобного масштаба, подписанное преимущественно между развивающимися странами, может превратиться в нечто широко признанное и выгодное только через несколько лет, если не десятилетий. Но на фоне растущих антиглобалистских настроений в некоторых частях ЕС и Соединённых Штатов AfCFTA может выступить в качестве мощного и крайне необходимого противовеса.

Сегодня средний возраст населения в Африке составляет 20 лет. Для сравнения: средний возраст в развитых экономиках ЕС, США и Японии составляет 42 года. Учитывая огромное количество молодого населения, по оценкам ООН, африканским странам ежегодно придётся создавать 18 млн новых рабочих мест до 2035 года.

Китай создает рабочие места африканцам
Китай создает рабочие места африканцам
Rdrevilo.com

Откуда возьмутся эти рабочие места? В век автоматизации производства низкоквалифицированные и полуквалифицированные рабочие места займут роботы. Ситуацию для Африки, по крайней мере в краткосрочной перспективе, осложняет продолжающаяся торговая война между США и Китаем, которая может ослабить обе страны. Учитывая жизненно важную роль Китая в качестве крупного импортёра африканских сырьевых товаров и инвестора в африканскую инфраструктуру, а также роль США в качестве крупного прямого иностранного инвестора, торговый спор между Вашингтоном и Пекином будет иметь серьёзные последствия для Африканского континента.

Однако есть и другая сторона медали. В африканской истории также были случаи эффективных экономических преобразований. Молодые африканские предприниматели создают и внедряют инновации, а крупные африканские предприятия переросли региональный уровень и вышли на глобальный. С другой стороны, известны случаи, когда рост среднего класса привёл к потребительскому буму в крупных городах континента. Несмотря на то, что иностранная помощь играет определённую роль, ключевые африканские страны, так же как и другие страны мира, нуждаются в обеспечении экономического роста под руководством частного сектора.

Одной из определяющих особенностей нашей эпохи сегодня является массовый рост торговли и инвестиций на «глобальном Юге». Страны «глобального Юга» больше не ждут, когда Запад поможет им инвестициями, вместо этого они всё больше и больше начинают взаимодействовать с другими развивающимися рынками.

Дубай стал чем-то вроде Майами для Африки, превратившись в крупный центр для африканского бизнеса, торговли, финансов и туризма, в то время как организации ОАЭ стали крупными инвесторами в африканские экономики. Такие компании, как Etisalat и Emirates, базирующиеся в Абу-Даби и Дубае соответственно, приобрели широкую известность на Африканском континенте и превратились в ключевых участников региональной торговли. DP World — один из крупнейших мировых портовых операторов, штаб-квартира которого расположена в Дубае, — управляет восемью морскими и внутренними терминалами на Африканском континенте. В торгово-промышленной палате Дубая зарегистрировано огромное количество африканских предприятий (12 тыс.).

Дубай
Дубай
Анна Рыжкова © ИА REGNUM

Читайте также: Bloomberg: США должны разобраться со своим инфраструктурным беспорядком

Саудовская Аравия недавно объявила о крупных инвестициях в нефтехимию и нефтепереработку в ЮАР в рамках запланированных инвестиций в размере $10 млрд. Знания Саудовской Аравии в сфере создания крупных промышленных предприятий — таких как Saudi Aramco и нефтехимическая компания SABIC, — которые позволили бы предоставить много новых рабочих мест, необходимо распространить по всему Африканскому континенту. Турция продолжает инвестировать крупные средства в африканские рынки, а Turkish Airlines выступает в качестве мультипликатора силы в сфере коммуникаций, в то время как Марокко позиционирует себя в качестве воздушного, финансового и образовательного центра, связывающего ЕС с африканскими странами, расположенными к югу от Сахары. Египет стремится использовать свой потенциал в технической сфере, чтобы превратиться в крупный центр цифровых технологий.

С другой стороны, предприниматели и крупные африканские предприятия из стран, расположенных к югу от Сахары, могли бы поделиться своим опытом в достижении масштабных и прорывных результатов, нередко в очень трудных условиях, с ближневосточными и североафриканскими странами для развития Североафриканского региона и более широкого Ближневосточного региона.

В этой связи трансграничные торговые и инвестиционные потоки, связывающие более широкий Ближний Восток с Африкой, могут обогатить обе стороны. Но дело не только в цифрах. Диалог должен стать гораздо более активным. Дубай мог бы многому научиться у Дакара, а у Абу-Даби есть немало опыта, которым он мог бы поделиться с Аддис-Абебой.