Наблюдая надводную часть деятельности иностранных аудиторских, консалтинговых и других фирм, приглашаемых правительственными структурами РФ работать в Арктике и по другим направлениям, вспоминается одна история. История России, XVIII век.

Немецкая слобода Архангельска, где останавливался Ла Кройер в своих путешествиях по Русскому Северу. Голландский рисунок 1765 года
Немецкая слобода Архангельска, где останавливался Ла Кройер в своих путешествиях по Русскому Северу. Голландский рисунок 1765 года

В нее попали французские ученые братья Делиль. Один, Делиль де Ла Кройер (1687−1741), старший из братьев, прибывших в Россию в 1726 году, побывал на Русском Севере, в Архангельске, Коле, Каргополе. Делиль Ла Кройер возглавил первую экспедицию Петербургской Академии наук — астрономическую экспедицию 1727−1730 гг. Это лучший из Делилей, отдавший свою жизнь за науку. Инициатором экспедиции на Север стал его младший брат — Жозеф Николя Делиль, поставивший задачу составить карту Северо-Запада России и Кольского полуострова.

«Несмотря на плохое владение русским языком, Делиль де Ла Кройер установил прекрасные отношения с местным населением, поморами и саами, которые несколько раз спасали его от смерти. Путешествие привело его в Каргополь (где он задержался из-за оттепели в апреле 1727 года) в Архангельск и на Кольский полуостров, где он два раза подолгу останавливался в Коле (поморской деревне, в 12 км от которой сегодня находится Мурманск) в 1727 и 1729 гг. Его сопровождали переводчик и помощник Пьер Брунатти. Члены экспедиции были хорошо приняты в Архангельске. Ла Кройер остановился у купца Герменсхаузена… Однако путь был часто затруднен из-за того, что крестьяне, будучи безграмотными, не могли прочитать приказы, которые были у Де Лилля де Ла Кройера, потому экспедиции часто приходилось платить за услуги, в том числе за перемену лошадей. К тому же путешествующих часто принимали за странствующих купцов, поскольку их не сопровождали солдаты…» (1).
Дмитрий Гузевич, Владислав Ржеутский, историки
Делиль де Ла Кройер (1685-1741) — астроном, географ, добрый человек
Делиль де Ла Кройер (1685-1741) — астроном, географ, добрый человек

Вряд ли причина в неграмотности крестьян. Когда надо, они оказывались грамотными, в том числе в грамоте иностранной — для торговли с иностранцами. Просто крестьяне прикрывали непониманием охотку взять с путешественников не скудную казенную, а богатую купеческую плату за услуги.

«Ла Кройеру довелось повстречать как русских, так и французов, с некоторыми из которых у него завязались отношения. Так, от Петербурга он путешествовал в компании русского купца, общение с которым он особо отметил. На острове Кильдин в Баренцевом море около Колы он повстречал французский торговый корабль из Сент-Мало, капитан которого передал ему письма для французов в Петербурге. Он много общался также с французским купцом Вернезобером, который работал тогда в Коле» (2).
Дмитрий Гузевич, Владислав Ржеутский

Купец был не французский, а голландский, на службе российской Китоловной компании, и прославился непотопляемостью. Какие бы убытки он ни приносил своим работодателям, всё сходило с рук, и Вернизобер перемещался в следущую компанию. Самую большую пользу купец принес России, записав в 1749 году рассказ трех мезенских поморов, проживших на Шпицбергене после кораблекрушения 6 лет. Записи Вернизобера литературно обработал другой ученый-француз, Ле Руа, издав книгу, ставшую в Европе бестселлером. Возможно, беседы с Ла Кройером подтолкнули Вернизобера оставить след в литературе.

«После смерти хозяина дома, в котором он остановился, Ла Кройер присутствовал на православных похоронах, которые он описал в своих записках. Он также описал быт обитателей Лапонии. Также он отмечает, что некоторые деревни платят налог не одной, а двум, иногда даже трем странам, России, Дании и Швеции.
В Коле ему не удалось найти дом, где можно было бы устроить временную обсерваторию, поэтому он ее устроил за пределами Колы, но сильный ветер не позволил использовать телескоп. В ходе путешествия астрономические часы Ла Кройера сломались, но ему помог их починить пастор из Архангельска, увлекающийся часовым делом.
Среди поставленных перед Ла Кройером задач было определение координат ряда населенных пунктов и наблюдение за Юпитером и его спутниками, затмением Луны 13 февраля 1727 года. Во время экспедиции была определена географическая позиция Архангельска (хотя и с большей погрешностью), Колы и других пунктов. На основе этой информации были исправлены географические карты этих регионов и проведены многочисленные астрономические, географические и метеорологические наблюдения. Впервые проведены научные наблюдения северных сияний, которым Ла Койрер уделяет большое внимание. В трех дневниках путешествия, которые он вел, можно найти не только его заметки о проведенных наблюдениях, но также зарисовки архитектуры Русского Севера — Ла Кройер был талантливым рисовальщиком. Трудно переоценить важность гравиметрических наблюдений, проведенных астрономом в Архангельске. Их сравнение с наблюдениями Ж.Н. Делиля и Д. Бернулли позволило подтвердить мнение Ньютона о том, что Земля сплюснута с полюсов.
Предполагалось, что после этого путешествия, которое должно было продолжаться год, Луи Делиль отправится в Москву, откуда по Волге до Астрахани и далее, возможно, поедет в Персию. Однако в конечном счете он остался на Севере около трех лет и вернулся в Петербург через Вологду. После смерти Екатерины I в 1727 году Академия нерегулярно посылала деньги Ла Кройеру. Не получая от Академии приказов о продолжении экспедиции, он по своей инициативе совершил повторное путешествие из Архангельска в Колу в 1728 году, в ходе которого произвел новые наблюдения.
В целом в ходе экспедиции он посетил несколько раз Архангельск и Колу, а также Кильдин, Ковду, Кереть, Кемь, Сумы, Холмогоры, Устюг, Вологду, Каргополь, и ряд населенных пунктов. Описал землетрясение, наблюдаемое в Коле и Кандалакше в 1728 г.» (3).
Дмитрий Гузевич, Владислав Ржеутский

Делиль де Ла Кройер по указанию брата отправился во Вторую Камчатскую экспедицию (1733−1741 гг) В. Беринга и А. Чирикова, искать в Тихом океане мифическую землю Да Гамы и побережье Северной Америки. Сначала ему повезло, он выбрал не корабль В. Беринга, а А.Чирикова. Возможно, благодаря астрономическим познаниям Ла Кройера следовавший вслед Берингу корабль Чирикова первым достиг берегов Америки. Возможно, благодаря определению Ла Кройером местоположения А. Чириков потратил меньше времени на возвращение в Россию. А времени очень не хватало экспедиции — люди заболевали один за другим, экипажу В. Беринга и ему самому времени не хватило — плохо управляемый больным экипажем корабль разбился на одном из островов Алеутской гряды. Но и у Ла Кройера везение кончилось. Больной цингой Ла Кройер уже порадовался появившемуся было берегу Камчатки, но, сходя с корабля, упал и умер. Участники экспедиции вспоминали ученого как мягкого и доброго человека. Роковым обстоятельством для путешественнков было задание брата Ла Кройера, Ж.Н. Делиля найти землю Да Гамы. Зачем было французскому астроному на русской службе посылать корабли не к берегам Аляски, а южнее? И вот тут самое пикантное — опираясь на факты, можно назвать Ж.Н. Делиля французским шпионом, а его брата Ла Кройера — его невольным (?) пособником.

Особая пикантность

На службу в Россию Жозеф Николя Делиль отправлялся с ведома и благословения короля Франции Людовика XV, его министров — иностранных дел — графа де Моревиля и морского — графа де Морепа. Какие разговоры велись, какие условия выдвигались — можно только гадать. Но судя по работе Ж.Н. Делиля, шпионаж в России планировался Францией на государственном уровне.

«С 1720-х годов геодезист из Морской академии проводили картографические исследования в разных губерниях России, которые поставлялись в Сенат. Делиль потребовал доступа ко всем картографическим материалам России. Так он смог использовать не только материалы этих геодезических экспедиций, но и рукописные карты из Адмиралтейства, из Военной коллегии и Коллегии иностранных дел.
Он быстро начал создавать то, то мы сейчас бы назвали «стартовым фондом» — копировать карты и выслать во Францию копии. Заметим, что они не передавались ни в какие службы, а рассылались частным лицам и ожидали его самого. Копировались карты не только «государственные», но и из частных коллекций» (4).
Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки
Жозеф Никола Делиль (1688 — 1768) — астроном, географ, российский академик, шпион
Жозеф Никола Делиль (1688 — 1768) — астроном, географ, российский академик, шпион

До этого момента Ж.Н. Делиль ждал каких-то гарантий, то ли со стороны русского правительства, то ли французского, и собирал информацию «в кубышку». А когда Ж.Н. Делиль лишился в 1741 году покровителей А. Остермана и Б. Миниха, попросил посольство Франции вывезти тюки с картами диппочтой — шпионаж оформился окончательно. Даже если Ж.Н. Делиля в первую очередь интересовала наука.

«Ситуация усложнилась в 1740-е годы, когда сильно напряглись отношения в Академии наук. В это время он стал прибегать к помощи дипломатических каналов для безопасной доставки материалов. Так, в марте 1743 г. Ж.Н. Делиль просил полномочного представителя французского короля при русском дворе л`Алиона оказать помощь в пересылке во Францию графу Морепа трех больших тюков с картами и рукописями, касающимися России.
Вопреки идущим от Шумахера и распостраненным в литературе обвинениям, согласно которым Делиль в 1747 году увез с собой все журналы астрономических наблюдений обсерватории, оригиналы их оставались в России. Делиль же забрал с собой лишь копии и черновые материалы обработки наблюдений… Результатом «утери» журналов была полная неизвестность деятельности академической обсерватории…
После возвращения во Францию и обработки присланных им же материалов Делиль передал их Людовику XV, благодаря которому они были сохранены и направлены в Морское депо и Королевскую библиотеку для публичного использования.
На сегодня известно 415 карт и копий карт, пересланных Делилем во Францию, а также множество черновиков его собственных наблюдений… Во многих работах советского и постсоветского времени прямо или завуалировано ставится вопрос о шпионском характере деятельности Делиля, в лучшем случае о воровстве им географических карт… с помощью Делиля во французский архив попали план Камчатки И.М. Евреинова и карта Амура 1699 г. подъячего Сибирского приказа Ивана Петелина. Более того, благодаря Делилю сохранились и некоторые карты XVII века, не уцелевшие в других вариантах до наших дней» (5).
Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки

Интересны аргументы Д. и И. Гузевичей, почему Ж.Н. Делиля нельзя считать шпионом. Оказывается, астроном принадлежал к научному сообществу — «республике ученых», и поэтому копировал и отсылал Людовику XV карты, а не за деньги или иные преференции. Действительно, XVIII век был в отношении иностранных влияний довольно циничным. Все знали, что вице-канцлер А.П. Бестужев-Рюмин играет в карты на деньги, «взятые в долг» у английского посла. А назначенный берг-директором саксонец К. Шемберг, не стесняясь, просил разрешить ему приватизировать металлургические заводы России. И ему это разрешили! Простота в таких делах шла сверху — Елизавета Петровна свергла императора Иоанна VI на деньги Франции и воюющей с Россией Швеции! Но тем не менее и тогда шпионаж был шпионажем, и вещи надо называть своими именами. Шпионажем деятельность Ж.Н. Делиля остается и в том случае, если право копирования карт и отправки их во Францию было получено… у самой русской академии наук.

Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки: «Как исследователь Делиль был гражданином «Республики ученых» — одного из просвещенческих идеалов той эпохи. Для «граждан» этой республики не существовало национальных границ в том, что касалось распространения знания, идеалом которого была свобода обмена научной информацией. Именно потому Делиль копировал материалы, т. е. тиражировал их для максимально широкой аудитории. Причем Делиль действовал на основании договоренностей с ним, …летом 1725 г. оговорил право посылать результаты своих наблюдений в Париж. Эту же позицию, но еще более широко в отношении карт оставил его старший брат, Гийом Делиль. В письме к Шумахеру от 9 декабря 1721 г.: «Королевская Академия наук… желала бы иметь по одному экземпляру всех карт (которые когда-либо гравировались), касающихся различных частей его империи и прилегающих к ней морей, а также копии рукописных карт… Если есть карты каких-либо округов или краев, не отличающиеся точностью, необходимо прислать и их копии. Лучше знать местность в общих чертах, чем не знать ее совсем» (6).

На сайте Русского географического общества Д. и И. Гузевичи прямо заявляют: «Однако в последнее десятилетие, анализируя архивные документы и опубликованные работы, ряд исследователей, достаточно свободных от идеологических догм прошедших эпох, начал приходить к совершенно иным выводам. Стало понятно, что никаких карт и никаких результатов наблюдений Ж. Н. Делиль не крал» (7).

Аргументом в пользу копирования секретных карт стало даже то, что в России подлинники сгорели, а во Франции копии сохранились!

«В середине 1732 г. по проекту Делиля был создан специализированный институт, решавший вопросы создания карт, — географическое бюро. Возглавивший его Делиль хотел сосредоточить всю картографическую информацию в одном месте и обладать всеми полномочиями для организации исследовательской деятельности, но полной автономии от властей Академии наук… он не получил… Существует точка зрения, что Делиль задерживал выход в свет атласа и мешал его подготовке, завидуя славе Кирилова» (8).
Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки
Карта Московии Гийома Делиля — брата Ла Кройера и Жозефа Делилей, которую на Севере уточнял Ла Кройер
Карта Московии Гийома Делиля — брата Ла Кройера и Жозефа Делилей, которую на Севере уточнял Ла Кройер

Ж.Н. Делиля следует назвать не только шпионом, но и агентом влияния, так как исследования, инициируемые им, проходили в местах, интересующих французскую корону — в районе Архангельска и Тихом океане. Через первый шли поставки материалов врагу Франции — Англии, северный лес, смола и пенька создавали флот «владычицы морей». За Тихий океан разворачивалось соперничество между теми же игроками. Дальновидение Петра Первого позволило России получить здесь фору по времени, по непонятным причинам потерянную Елизаветой Петровной. Лишь спустя почти 40 лет после десанта А. Чирикова на берег Северной Америки восточную часть океана исследовали Ж. Лаперуз и Джеймс Кук. Но информацию французы, как и англичане, собирали всегда. Зачем им самим снаряжать дорогостоящие экспедиции, если можно отправить русскую экспедицию на русские деньги. И воспользоваться ее плодами — что и произошло.

«На Делиля была возложена подготовка карт географической информации для Второй Камчатской экспедиции Беринга. Он… в 1732 году передал в Сенат «Записку о трех разных путях, которыми надо следовать морем, чтобы октрыть то, что остается неоткрытым»…В ходе поиска этих полумифических территорий экспедиция Беринга претерпела множество лишений и потеряла значительную часть своих участников (среди них и Л. Делиль де Ла Кройер). Это регулярно ставили и ставят до сих пор Делилю в вину» (9).
Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки

Последнее, что следует упомянуть в деятельности Ж.Н. Делиля — затягивание выпуска атласа Российской Империи. Д. и И. Гузевичи упоминают, что причиной затяжки была ревность Ж.Н. Делиля к И. Кириллову, официальному составителю атласа. Более реальна другая версия. Ж.Н. Делиль затягивал выпуск атласа в связи с тем, что под предлогом составления собирал нужные карты. Чем дольше составляешь атлас — тем больше информации соберешь. А выйдет атлас в свет, и тебя могут отодвинуть от живительного источника.

«Работа над атласом России шла очень тяжело и очень медленно, растянувшись на многие годы, в чём Делиля многие упрекали. Ученый-перфекционист не мог пустить в печать работу, в которой были неточности… В 1740 году его официально отрешили от руководства созданием атласа России. Кроме того, его положение пошатнулось после ареста, в связи с восшествием на престол Елизаветы Петровны, его покровителей Остермана и Миниха» (10).
Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки

Так и доработал Ж.Н. Делиль до отъезда во Францию в 1747 году. Где как вишенку на торт возложил еще одно деяние — опубликовал отчеты и карты Второй Камчатской экспедиции Беринга, засекреченные российским Сенатом.

«Прошли годы, но в России ничего не публиковалось по результатам Второй Камчатской экспедиции… Сенат засекретил все собранные материалы… В 1752 г. …несмотря на запрет Сената, (Делиль) публикует свою знаменитую «Carte des Nouvelles Dtcouvertes au Nord de la Mer du Sud, Tant a, l, Est de la Siberie et du Kamchatka…» и… пояснительную брошюру к ней «Объяснение карты новых открытий на Севере Южного моря»… в котором впервые были напечатаны сведения о камчатской экспедиции В. Беринга» (11).
Дмитрий и Ирина Гузевичи, Владислав Ржеутский, историки

Виртуальный музей Российской Академии наук: «Президент Академии наук К.Г. Разумовский требовал, чтобы Делиль все чертежи, карты, письма, касающиеся до российской географии и истории, которые он увез с собой, вернул; без ведома Академии ничего не публиковал; академикам запрещалось под угрозой штрафа иметь с Делилем переписку, почетным академикам рекомендовалось то же самое. Имя Делиля велено было из списка академиков вычеркнуть» (12).

Скандал был большой, но птичка-информация вылетела из клетки государственных секретов России.

Примечания:

  1. Иностранные специалисты в Росси в эпоху Петра Первого. Под редакцией В.С.Ржеутского и Д.Ю.Гузевича. М. 2019. С.203−204
  2. Там же. С.204
  3. Там же. С.204
  4. Там же. С.215
  5. Там же. С.217
  6. Там же. С.217
  7. Российское Географическое общество.
  8. Иностранные специалисты в Росси в эпоху Петра Первого. Под редакцией В.С.Ржеутского и Д.Ю.Гузевича. М. 2019. С.218
  9. Там же. С.218
  10. Там же. С.219
  11. Там же. С.227
  12. Виртуальный музей Российской Академии наук.

Читайте ранее в этом сюжете: Архангельск: найден док XVIII века?

Читайте развитие сюжета: Северная Двина: голландцы знали реку лучше англичан