Нынешние торговые переговоры между Соединёнными Штатами и Китаем значительно отличаются по своему характеру и охвату от любых других торговых переговоров, в которых США участвовали со времен Второй мировой войны. Использование старых схем и стратегий, актуальных для более ранних эпох, почти наверняка окажется контрпродуктивным. Ни стратегии, которые использовались в период холодной войны, ни те, которые США задействовали в недавних традиционных торговых переговорах, больше не подходят, пишет Роберт Хорматс в статье для издания Atlantic Council.

Китай и США
Китай и США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: IMI: Вашингтонские ястребы пойдут на всё, чтобы свергнуть власть в Иране

Поначалу противостояние казалось лишь торговой войной, для которой свойственно взаимное увеличение торговых пошлин. Но по мере того, как противостояние набирает обороты, становится всё более очевидным, что проблемы, с которыми столкнулись США, гораздо серьёзнее и шире и не ограничиваются одними только торговыми пошлинами.

Китайский контейнеровоз
Китайский контейнеровоз
(cc) Buonasera

Масштаб конфронтации нарастает, а интенсивность националистических настроений увеличивается. Помимо торговых пошлин обе страны проводят политику по оказанию давления друг на друга и уменьшению своих предполагаемых уязвимостей. Страны задействовали широкий спектр мер, от торговых пошлин и увеличения инвестиционных барьеров и санкций до различных видов экспортных и импортных ограничений на критически важные технологии и другие предметы. Если страны продолжат двигаться в данном направлении, то нынешняя так называемая торговая война может перерасти в совокупность инвестиционных, импортных/экспортных, технологических и валютных войн.

По своей сути, в основе противостояния между двумя крупнейшими мировыми экономиками и военными державами лежит их стремление занять лидирующие позиции в разработке ведущих технологий первой половины XXI века. Эти технологии могут определить их будущее экономическое процветание, создать новые рабочие места в новых отраслях, а также укрепить их глобальную конкурентоспособность и военный потенциал на десятилетия вперед.

Продолжающаяся эскалация, если её не обуздать и не обратить вспять, направит обе страны по пути взаимного гарантированного разрушения, что нанесёт ущерб перспективам роста большинства других стран. Трудно сказать, готовятся ли обе страны к длительной конфронтации или всё же они смогут найти конструктивный способ снизить напряжённость. Несколько месяцев назад казалось, что именно второй вариант наиболее вероятен. Оказалось, что нет. Всё больше признаков теперь указывают на то, что длительная конфронтация стала более вероятной.

Тем не менее в ближайшие несколько месяцев возможен положительный исход переговоров, если обе стороны признают, что им необходимо урегулировать ряд разногласий, накопившихся за последние несколько лет, поскольку в противном случае экономический конфликт между США и КНР может обостриться. В то же время обе стороны должны будут смириться с вероятностью того, что нынешние переговоры могут не привести к немедленному урегулированию всех торговых, инвестиционных и технологических разногласий. В лучшем случае они смогут найти решения только для некоторых спорных вопросов и создать прочную основу для решения или, по крайней мере, конструктивного управления остальными проблемами в будущем. Такая основа особенно важна для урегулирования политических разногласий в сфере передовых технологий XXI века, в которой стороны продолжат конкурировать на региональных и мировых рынках в течение следующих нескольких десятилетий.

Константин Маковский. Трудные переговоры. 1883
Константин Маковский. Трудные переговоры. 1883

Читайте также: Global Times: Какие перспективы ждут отношения между США и Индией?

В более широком смысле нынешние проблемы — это лишь часть более широкого набора экономических, технологических, политических проблем и проблем в сфере безопасности, которые Китай и Соединённые Штаты должны будут решить в предстоящие годы. Для обеих стран важно задать согласованную и конструктивную рамку для будущих переговоров. Главный вопрос сейчас заключается в том, смогут ли они построить свои будущие отношения на основе общих или, по крайней мере, взаимоприемлемых норм, правил и практик, которые позволят им работать вместе над важнейшими двусторонними и глобальными вопросами, несмотря на конкуренцию по целому ряду других вопросов.