Посол России в Азербайджане Михаил Бочарников, выступая на пресс-конференции в Баку, оценил работу Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ), недавно побывавшей в регионе. Он заявил следующее: «В их совместном заявлении говорилось о гуманитарной сфере и поддержании безопасности. Мы можем сделать определенное заключение из этого. Недавно они были в регионе, сделали свои предложения и министры иностранных дел приняли предложение встретиться в ближайшее время. Работа сопредседателей идет в достаточно закрытом режиме, этому есть свое объяснение. Вопрос очень деликатный, но мы рады тому, что работа продолжается».

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Так обозначен реально действующий сценарий происходящих событий. Но является ли он единственным, если премьер-министр Армении Никол Пашинян на пресс-конференции в Санкт-Петербурге заявил, что «без участия Степанакерта за столом переговоров невозможно урегулировать карабахский конфликт»? Об этом Пашинян говорит не в первый раз, и каждый раз Азербайджан отказывается менять формат переговоров. Заметим также, что и МГ ОБСЕ не горит желанием поддерживать эту идею. И сразу возникают каверзные вопросы. Если Ереван действительно считает переговоры без участия Степанакерта не имеющими перспективы, то зачем он в них участвует? Но раз он участвует, значит, речь можно и нужно вести о наличии повестки, не предаваемой гласности.

Ильхам Алиев И Никол Пашинян на встрече глав государств СНГ в Душанбе
Ильхам Алиев И Никол Пашинян на встрече глав государств СНГ в Душанбе
Kremlin.ru

Следующая загадка. После устных договоренностей в Душанбе между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и Пашиняном в зоне конфликта была заметно снижена напряженность. При этом оптимисты предполагали, что таким образом лидеры двух государств, установившие между своими военными ведомствами оперативную связь, стали искать свои варианты решения проблемы и как бы отказываются от реализации достигнутых в 2016 году в Вене и в Санкт-Петербурге договоренностей о создании механизмов о расследовании инцидентов на передовой. Но сейчас Ереван настаивает на возвращении к этой формуле, которая стала приобретать актуальность после гибели на линии фронта азербайджанского военнослужащего. В этой связи МИД Азербайджана выступил с заявлением, в котором армянская сторона обвиняется в «подрыве переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта и усилению напряженности в регионе».

Ереван, в свою очередь, заявил о том, что тогда был убит и солдат Армии обороны Республики Арцах (Нагорный Карабах). «Мы проверили эту информацию, оружие солдат и получили подтверждение, что не было произведено ни единого выстрела, — заявил в этой связи Пашинян. — Как раз в это время были стрелковые учения в Азербайджане. Мы передали сопредседателям видео, которое доказывает, что азербайджанские силы стреляли, а с армянской стороны выстрелов не было». К сожалению, таких инцидентов на линии фронта бывало и ранее немало. Но сейчас какая-то сила по каким-то причинам стала играть на обострение. Советник президента Республики Арцах Тигран Абрамян констатирует, что ситуация на линии соприкосновения в течение последних 10 дней заметно осложнилась.

По его словам, с азербайджанской стороны применяются минометы, автоматические станковые гранатометы, ведутся обстрелы из крупнокалиберного оружия. В то же время армянская редакция «Радио Свобода» открыто намекает на то, что в таком ходе событий может быть заинтересована «третья, формально невидимая, сторона, позиция которой в любой момент может стать решающей», указывая на проблемы, возникшие в отношениях между Ереваном и Степанакертом. При этом, как нам представляется, просматривается некоторая синхронность в действиях Азербайджана с развитием ситуации в Армении. В этом есть серьезная опасность, так как если процесс будет углубляться, то для кого-то могут быть довольно плачевные результаты. Хотя, как ни парадоксально звучит, именно сохранение нынешнего статус-кво по разным причинам выгодно конфликтующим сторонам.

Армия Нагорного Карабаха
Армия Нагорного Карабаха

Выгодно по принципу «наименьшего зла», так как коренные изменения ситуации в результате мирного урегулирования создали бы для обеих сторон новые сложные проблемы. Сохранение ситуации «ни войны, ни мира», то есть фактическое замораживание конфликта с помощью бесконечной череды то возобновляющихся, то прерывающихся мирных переговоров на фоне спорадических перестрелок создает предсказуемую «стабильность» в среднесрочной перспективе. Нагорно-карабахский конфликт тянется уже так долго, что все его участники давно «привыкли» к сформировавшимся реалиям, а политики создали и используют соответствующий политический капитал.

Что касается вероятности новой крупной армяно-азербайджанской войны, то она в современных условиях кажется просто нереальной хотя бы в силу наличия по соседству опасных конфликтных зон. Поэтому наш анализ ситуации приводит к неожиданному выводу: долговременная консервация или стагнация кажущегося неразрешимым конфликта — отнюдь не самый худший сценарий развития событий. Азербайджану невыгодно пользоваться политическим кризисом в Армении для обострения ситуации в Нагорном Карабахе, так как это приведет к сплоченности в армянском обществе и усилению давления и влияния России на стороны конфликта. Как отмечает азербайджанский военный эксперт Азад Исазаде, «в близлежащих регионах и так много полыхающих конфликтов, в которые втянуты мировые и региональные центры силы», и «еще один конфликт приведет все эти полыхающие очаги в большой пожар».

Армении по большому счету такой конфликт тоже не нужен. Но это не исключает попыток сторон разыгрывать в своих внутренних интересах карабахскую карту. Что сейчас и происходит.