Армения: "Президенту сложно - спикер наглеет - премьера не простят - оппозиция потерпит фиаско": интервью лидера Народной партии Тиграна Карапетяна ИА REGNUM

Ереван, 20 мая 2004, 12:08 — REGNUM  

Справка: Тигран Карапетян - лидер внепарламентской Народной партии. Владелец армянской телекомпании АЛМ.

Г-н Карапетян, после непродолжительных консультаций, оппозиция вновь отказалась от переговоров и встала на путь достижения своих целей посредством митингов, а коалиция, видимо, и не готовится всерьез воспринимать основное требование оппозиционеров - провести референдум доверия власти. Как Вы думаете исчерпан ли переговорный потенциал?

Переговоров между оппозицией и властью не было, и быть не могло. Оппозиция хочет власти, а не переговоров. Классической оппозиции в Армении нет с 1991 года, то есть оппозиции, которая путем давления соревнуется с властью. Здесь же действует принцип "кто не с нами, тот против нас". Сформировались два полюса, которые не приемлют друг друга, более того, в их взаимоотношениях наличествует элемент вендетты, происходят внутренние разборки, которые связаны с кровной местью и тому подобное. На сегодня, если даже власть пойдет путем демократических перемен, это не ослабит решимость радикальной оппозиции, поскольку речь, собственно, идет о власти целиком, а не каких-то перемен или демократических уступок. В буквальном смысле, силы не воспринимают друг друга.

Каков Ваш прогноз на ближайшую перспективу?

Оппозиция потерпит фиаско, а оппозиционно настроенная часть народа будет повергнута в депрессию. Сами лозунги оппозиции безнравственны и направлены против двух людей - политического лидера и, предположим, олигарха, который является вторым лицом. 80 % электората оппозиции, на самом деле являются не сторонниками оппозиции, а лишь противниками Роберта Кочаряна. И потом, что такое собрать на митинге 10 тысяч человек, если митинг инициирован сразу 15 партиями. Это не народ, а сами партийцы.

Что касается власти, то она одержит победу, но встанет перед проблемами внутри правящей коалиции (Республиканская партия, партия "Оринац Еркир" и АРФ "Дашнакцутюн" (АРФД) - ред.). Коалиционные силы походят на лебедя, рака и щуку. "Оринац Еркир" (лидер глава парламента Артур Багдасарян-ред.), за которой стоит Франция конфликтует с АРФД, та в свою очередь с Республиканской партией. Кроме того, есть личность Сержа Саркисяна (министр обороны Армении - ред.), который не дает дашнакцаканам пробиться в силовые структуры.

Согласно Вашему раскладу, оппозиция терпит фиаско, а внутри коалиции возникают серьезные трения. Считаете ли Вы свою партию третьей силой, которая может воспользоваться таким положением дел?

Наше политическое поведение кардинально отличается от всего того, что было в Армении. Мы народники. Наша партия на самом деле народная. На сегодня мы имеем более 180 структур на периферии, в партии состоят порядка 8 тыс. человек. Поразительный феномен, каждый день в наши ряды вступают до 200 человек. Придерживаясь демократической идеи западного образца, свободного рынка и либерализма, мы считаем, что не быт определяет сознание, а сознание должно определять, насколько сегодня возможно привести в действие внутренний потенциал, который, между прочим, у нас есть. У нас нет нефти, но есть помощь диаспоры, составляющая примерно $1 млрд. в год, что заметно оживляет частный рынок. Покупательская способность населения держится за счет помощи родственников из диаспоры. Наша политическая цель не дать народу впасть в депрессию, в которую ее тянет крайняя оппозиция. Надо осознать, что революция не есть демократическое завоевание, это сила против силы, демократией здесь и не пахнет - в итоге, один клан заменяется другим. Коррупцию, бандитизм, чиновничий беспредел пережили почти все страны. В 20-30-ые годы американские профсоюзы были в руках итальянской мафии, на улицах стреляли из автоматов - это нормально для переходного периода. Все эти проявления можно преодолеть за счет давления на власть, а не революцией.

Хотя до очередных выборов еще далеко, тем ни менее, можно ли уже спрогнозировать Ваше активное участие в качестве той силы, которая в дальнейшем, как Вы выразились, будет давить на власть?

Конечно. Поле выкристаллизовывается, что дает нам возможность это сделать. Но я не думаю, что это произойдет в ходе очередных выборов. Президент не сможет работать с этим парламентом и с этим правительством.

Значит ли это, что Вы ожидаете роспуска парламента?

Для начала, я ожидаю роспуска правительства. Несмотря на то, что Республиканская партия имеет в парламенте 44 мандата, верными премьер-министру могут быть только 20 из них - не более. Более того, буквально месяц назад премьер-министр выступил с таким заявлением: "если меня снимут, Республиканская партия примкнет к крайней оппозиции". Это был шантаж, и я не думаю, что ему простят. Просто политическая ситуация еще не созрела для того, чтобы с ним разобраться. Мой прогноз, при таком раскладе, президент не назначит нового премьер-министра, а усилит свою власть. Он сам будет и премьер-министром, и президентом.

Конечно, ситуация сложная - президент стал заложником коалиции. Скажу более, если он не разберется со всем этим до сентября, то тоже потерпит фиаско. Мое мнение, ему необходимо распустить правительство. Сегодня правительство и, в частности, премьер-министр лоялен к оппозиции. А вот с парламентом будет сложнее.

Изначально коалиция была придумана президентом в качестве противовеса, и придумана неглупо. Однако, коалиция у нас не парламентская, в ней присутствует и правительство. Таким образом, исполнительная власть стала политической, что недопустимо. В классическом варианте правительство принимает решения в исполнительном, техническом виде, а политики воплощают их в жизнь. Именно поэтому, в итоге, мы получаем приспособленные, а не отражающие действительность, половинчатые законы, которые можно трактовать в двух-трех вариантах, и в которых изначально заложен политический заказ. В данной ситуации трогать премьер-министра президенту сложно - это 44 голоса в парламенте, их надо чем-то скомпенсировать. Была на примете ОТП (Объединенная трудовая партия - лидер Гурген Арсенян - ред.), но ОТП, по нашим сведениям, уже объединилась с АРФД. Тронуть премьера - значит усилить дашнакцаканов. Очень сложная ситуация. Тут еще наглеет Артур Багдасарян, трогая министров (собеседник имеет в виду последний конфликт между спикером НС и министром юстиции Армении по поводу кредита на строительство и ремонт зданий судов - ред.). Спикер провел популистскую линию - он популист, мы его знаем. Следующим будет министр транспорта и связи, мне так кажется, он наиболее уязвимый. Итак, с одной стороны амбиции АРФД, с другой - французская поддержка спикера, который на одном министре юстиции не остановится, - все это создает реальную опасность для президента. Все это будет сотрясать вертикаль власти. Думаю, президент будет искать новую опору и, думаю, такой опорой будем мы. Не будем забывать слова Багдасаряна о том, что если президент распустит этот парламент, то в следующем он получит импичмент. Естественно, прежде чем распустить, ему надо будет на кого-то опереться. В Армении расклад таков, что большинства можно добиться тремя факторами - силой, деньгами и популярностью. Популярности у них нет - популярен сегодня я.

А с оппозицией будет следующий расклад: партия "Республика" (лидер Арам З. Саркисян - ред.) и НПА (лидер Степан Демирчян - ред.) разругаются, поскольку Демирчян получил $5 млн. и ни копейки не потратил. Арташес Гегамян (лидер партии "Национальное Единение" - ред.) изначально вел и продолжит вести свою игру и, как всегда, выйдет относительно сухим из воды. В итоге, оппозиция перестанет быть силой. Мы уже забираем голоса "Оринац Еркир" и Демирчяна. В нашу партию идут пачками, доверяя, видя, что на протяжении длительного времени я придерживаюсь одной и той же платформы.

Как Вы думаете, насколько соответствуют действительности разговоры о том, что некоторые российские коммерческие структуры финансируют нашу оппозицию?

Это факт. Я не могу называть имен, хотя некоторые из них мне известны. Но все же, не обладая 100% фактами, называть конкретные имена было бы голословно. Многие наши амбициозные соотечественники хотят поменять ситуацию в свою пользу. Более того, есть много обиженных российских бизнесменов, которых в Армении просто кинули. Конечно, они постараются взять реванш - это лидеры и их можно понять.

Каким Вам видится американское и российское влияние на политические процессы в нашем регионе? Также интересна Ваша позиция в вопросе открытия армяно-турецкой границы.

Открыть границы с Турцией, думаю, рано или поздно придется, хотя, я противник этому. Мало того, что возникнет неловкая ситуация с Ираном, армянский рынок и крупные местные собственники еще не готовы к сопротивлению - отечественный капитал еще не созрел, не дошел до кондиции, он подвластен. Так что, рано или поздно, открытие границ с Турцией состоится. Этот вопрос лоббирует, по-моему, Европа, поскольку именно она работает с властью, мало того, она во власти присутствует. В основном, я имею в виду Францию, которая курирует Армению. В этом аспекте я бы посоветовал нашим оппозиционером вместо того, чтобы совершать визиты в Совет Европы, представлять все свои жалобы сразу нашему спикеру Артуру Багдасаряну. Разницы никакой, поскольку Совет Европы именно им и представлен в Армении. Вообще, мне кажется, Артур Багдасарян получил карт-бланш для своих действий. Что касается США, то они сегодня больше внимания уделяют работе с оппозицией. Американцы будут стараться силовым путем сменить власть в Армении, но, на этот раз, они опоздали с назначением своего нового нерадивого посла и внедрением больших денег.

По-вашему, грузинский сценарий США планировали осуществить и в Армении?

Конечно, сценарий один и тот же. США выгодны любые преобразования в регионе. По нашей информации в Грузии был разыгран следующий сценарий: министру обороны была заплачена крупная сумма - порядка $ 25 млн за невмешательство силовиков. В Армении сложилась иная ситуация, поскольку спецназ был привезен из Карабаха. И все из-за неграмотности оппозиционных лидеров, которые начали высказывать мысли об освобождении Самвела Бабаяна (экс-командующий армией обороны НКР, ныне в заключении по обвинению в покушении на президента НКР Аркадия Гукасяна - ред.). Это была прямая угроза в адрес руководства Нагорного Карабаха, который согласился предоставить 400 - 500, а по сведениям очевидцев и 1000 спецназовцев. Вообще оппозиция вела себя странно, и, мне кажется, в ее стане есть засланные казачки.

Вы чувствуете совпадение интересов России и США на Южном Кавказе, о котором говорят официальные лица?

Нет, конечно, Россия теряет. Мне кажется, Москва ведет геополитическую игру и, если она где-то теряет, то обязательно потом находит. И вообще Россию мало волнует кавказский фактор - ее больше волнует исламский фактор. Конечно, Москве очень выгодна пророссийская Армения. Но мы видим, что Россия уступает, не исключено, что в какой-то день она вывезет и Роберта Кочаряна. Пока же в Армении ситуация для Москвы благоприятнее, чем в Грузии, поскольку рядом с нами Турция, которой мы боимся. Но сегодня Турции боятся не все политики, и если будут соответствующие гарантии США, то чаша весов может склониться. Я думаю, что американское присутствие будет усиливаться и силами новоназначенного посла, который имеет большой опыт в подобных делах. По крайней мере, тяготение Армении в Европу и сильное лобби в Америке может подействовать на смещение акцентов. Россия не правильно соотносит силы. В основном, ее внешняя разведка судит о политической ситуации из газет. Российский представитель Румянцев очень четко следит за газетами и оттуда делает политические выводы, хотя они и ошибочны. Я бы не сказал, что он сегодня владеет ситуацией. Справедливости ради стоит отметить, что ситуация сама по себе хаотична.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.