Дмитрий Кондрашов: "Другая Эстония" - движение против неонацизма

Таллин, 19 мая 2004, 22:08 — REGNUM  

Публицист и общественный деятель Дмитрий Кленский, опубликовав обращение "Третья Эстония", использовал этот термин для обозначения сопротивления русской общины ассимиляции, которую власти Эстонии реализуют в официальной модели интеграции. В эстонской политологии, подчеркивая неоднородность эстонского общества, было принято говорить только о двух Эстониях, игнорируя существующее де факто разделение на эстонцев и неэстонцев. Первая Эстония - сообщество успешных, обычно правой политической ориентации, бизнесменов, политиков и чиновников, реализовавших свой жизненный успех в ходе строительства эстонского государства. Ко второй Эстонии относят социально незащищенные слои населения, и людей которые не смогли проявить предприимчивость и сделать успехи развития экономики Эстонии своим личным успехом.

Сегодня противостояние первых двух "Эстоний" вышло на политическую арену и "жертвы шоковой терапии" 1990-х годов настаивают на социальном реванше. Стоит отметить, что деление на "две Эстонии" не обозначает четкую линию раскола общества - и политические партии "первой Эстонии" успешно маневрируют в настроениях "второй". Например, претендующая на политическое представительство интересов "второй Эстонии" Социал-демократическая партия Эстонии еще недавно называлась "Правой и умеренной" и изменила название в результате вступления в европейские социал-демократы, а люмпенизированная часть электората "второй Эстонии" успешно голосует за либеральную Центристскую партию. Две первые Эстонии органично составляют единую систему, сложившуюся на волне "Поющей революции", свергнувшей в Эстонии социалистический строй и установившей независимость страны.

Как и любая "революционная" система, политическая система Эстонии, при наличии внешних демократических атрибутов отличается радикализмом и нетерпимостью к инакомыслию. Это наиболее ярко выражается в отрицании мнения национальных меньшинств, противников войны в Ираке давлении властей на правозащитные организации и репрессиях против политических оппонентов в виде ограничения на деятельность коммунистических движений и инициативы запрещения коммунистических партий в ЕС. Другая характерная революционная черта - тяготение к диктатуре, на эстонской почве воплотилась в коллективном диктате политических партий. К сожалению, наиболее опасная тенденция революционных политических систем - развитие экстремизма, тоже, нашла отражение в реалиях Эстонии. Доказательством служит линия правящей коалиции на пересмотр итогов Второй Мировой Войны и русофобские настроения значительной части общества. Правящие партии Res Publika и Реформисты, в сочетании с антироссийской риторикой, открыто восславляют эстонских ветеранов преступных легионов СС и устанавливают памятники и мемориалы в местах их "боевой славы". Такая политика властей стимулирует отвлечение электората от социальных проблем страны и обеспечивает единство "первой" и "второй" Эстоний на базе националистической идеологии, постепенно прогрессирующей в неонацизм. Комментатор портала DELFI Владислав Пяллинг в статье "Реален ли нацизм в Эстонии?" утверждает, что правый радикализм или, как его ещё называют, "коричневая зараза" может угрожать государственному строю и безопасности Эстонии. Он отмечает, что определённые круги в Эстонии и Латвии склонны поощрять свободное и неконтролируемое развитие неонацистских организаций. "Хотя, формально, их называть нацистами пока нельзя, но по своей агрессивности и нетерпению к другим национальностям это движение не уступает нацизму. Правоохранительные органы, относятся к ним довольно снисходительно, считая их простыми хулиганами, но эту воинственную массу может использовать в своих целях какая-либо радикально настроенная группировка или организация" - отмечает автор. Упомянув, что Латвии, как и в Эстонии, одно время большой популярностью пользовались парады ветеранов СС, комментатор задает вопрос, не создаёт ли правительство Эстонии почву для "непоправимого". Пяллинг считает, что в случае появления Эстонии нацизма, он не будет носить такой же характер, как в Германии в 1930-1940-е годы. Можно предположить, пишет он, что Эстония с Латвией, в случае синхронного политического развития, и образуют союз на базе общей идеологии. Парады ветеранов СС, не совсем спокойная национальная обстановка в государстве дают возможность Владиславу Пяллингу сделать вывод, что если народ будет пассивен, то никакая демократия не будет в состоянии удержать радикалов, которые могут прийти к власти в Эстонии. И этому, по его мнению, будет способствовать лояльность общества и государства к музыкальным группам, которые разжигают межнациональную рознь, к сокрытию нацистских преступников и, наконец, лояльность к самой идеологии. Дмитрий Кленский так же считает, что, сегодня пришло время активно отстаивать ценности победы 1945 года и защищать итоги завоеваний антигитлеровской коалиции, давать однозначную оценку любым попыткам пересмотра итогов Второй мировой войны.

Первые результаты "непоправимых" тенденций в Эстонии уже имеются - по оценкам специалистов эстонского Центра информации по правам человека, основанных на статистических данных, сегодня можно утверждать о наличии в Эстонии признаков геноцида неассимилированной части русской общины. Перед еврореферендумом в мае 2003 года, эстонская элита попыталась сформировать идеологическую базу оправдания для Европы развивающегося эстонского неонацизма. Группа известных деятелей эстонской культуры опубликовала обращение "Эстонцем можно остаться, только будучи европейцем". По мнению авторов, Европа делится на Запад и Восток. Запад - культурный, образованный, Восток же - темный и варварский. Долг и благородная миссия Эстонии, вливающейся в оазис цивилизации, - охранять границу ЕС от ужасного монстра" (подразумевается Россия - ИА REGNUM). "Эстонцы, не сходя с места, 5000 лет сохраняли западную духовность на ее восточных рубежах", - утверждалось в этом письме. На таком фоне, сопротивляющуюся этим идеологическим установкам русскую общину Эстонии, пожалуй, не стоит причислять ни к "первой" ни ко "второй" ни к "третьей" Эстонии. Скорее это "другая Эстония". Сделать подобное обобщение позволяют протестные настроения, проявляющиеся и за рамками русской диаспоры, среди представителей эстонской общины, демонстративно дистанцирующихся от политической системы страны. Их протест, носит отличный характер от русского и имеет несколько иную мотивацию, но эстонское "движение против ветра" активно выступает против тех же вышеперечисленных явлений в эстонской политике, которые являются главной опасностью и для сохранения русской общины. Единство целей и общность идей эстонцев и русских "Другой Эстонии" сформулировал писатель Каур Кендер, высказавший в газете Postimees мнение, "что расовая (или этническая или лингвистическая) чистота - несправедливость по отношению к человеку и, на самом деле, уродует все общество". "Мы (Эстония) - Внутренняя Африка Европейского Союза. А этого можно было избежать. Прибавив здешних жителей (русских). А, не вычтя их" - сделал вывод писатель.

Против указанного выше воззвания "Эстонцем можно остаться, только будучи европейцем", вступив в противоречие с официальной доктриной правящих партий активно выступил эстонский поэт, писатель, публицист Яан Каплинский: "Я всегда подчеркивал, что Европа - это союз государств и что она не имеет окончательных границ... Я желаю, чтобы Эстония стала составной частью именно такой Европы. Поэтому я и сказал "да" на референдуме, но скажу, и всегда буду говорить "нет" геббельсовским идеям о разделе цивилизаций и неприглядному образу эстонца в роли охранника подобных границ". Стоит привести и другое его заявление, которое подчеркивают системное неприятие Каплинским современной эстонской политики. "Эстонская независимость - это игра, участники которой принимают ее слишком серьезно. Национальные государства свое отжили, и мне приятно сознавать, что Эстония скоро станет частью просвещенной империи (ЕС - ИА REGNUM). История показывает, что в просвещенных империях разным национальностям жилось лучше всего, взять хотя бы Австро-Венгрию или же Россию начала 20 века" - говорил писатель в интервью газете Eesti Ekspress. Яан Каплинский, сейчас принимает участие в политическом оформлении "второй Эстонии", он написал социал-демократический манифест и вступил в одноименную партию, но это участие в политической жизни, скорее аванс и покровительство этому новому, для Эстонии, движению, сам же писатель, по своей жизненной позиции, является ярким представителем именно "Другой Эстонии".

Лозунгом "Другой Эстонии" и в некоторой мере программой действий, стала шутка Свена Кивисильдника: "В Эстонии мне нравится абсолютно все, за исключением собственников этого государства. На означенной команде извращенцев не стоит больше, и останавливаться" (собственники - государства термин, применяемый в Эстонии к политической элите - ИА REGNUM). Автор этих слов, кроме того, что считается скандальным публицистом, еще и один из основателей международного движения этнофутуризма - оригинальной формы сохранения в современном мире малых финно-угорских народов и их древних, практически реликтовых языков. В Эстонии такие народы представлены народом сету и южноэстонской народностью вырумаасцев. Примечательно, что эти коренные народы Эстонии, значительно ассимилированные северными эстонцами во времена первой независимости, сегодня испытывают сходную с русской общиной проблему с сохранением национальной культуры, образования и признании государством их языков. В южной Эстонии, и в Причудье где проживают представители этих народов, сложился уникальный этнический симбиоз с русскими староверами, характеризующийся, сохранением национальных культур и языков на протяжении столетий. При сложившейся национальной толерантности, общины успешно сотрудничают в решении политических вопросов, как на местном уровне, так и в глобальной политике. Например, народы Причудья на еврореферендуме оказали минимальную по Эстонии поддержку вступлению в ЕС, духовно сопротивляясь "расширению западноевропейской унификационной потребительской культуры", в то время когда евроскептики из "первой" и "второй" Эстоний апеллировали только к материальным и внешнеполитическим аспектам расширения ЕС. Этот пример активного политического позиционирования русской общины, как части "Другой Эстонии" не единичен. Стихийные уличные выступления русской молодежи против поддержки Эстонией войны в Ираке происходили в одно время с акцией протеста эстонской интеллигенции опубликовавшей антивоенное воззвание к жителям страны. Это воззвание "Граждане Эстонии против войны" в феврале 2003 года наряду с уже упомянутым Яаном Каплинским, подписал вместе с другими 2350 жителями страны и один из наиболее ярких представителей "Другой Эстонии" режиссер-кинодокументалист Андрес Маймик.

В беседе с корреспондентом ИА REGNUM Маймик отметил, что сегодня его отношение к этой проблеме не нисколько изменилось: "Большая партизанская война в сегодняшнем Ираке доказала, что я и тысячи подписавших письмо были правы. Эстония продолжает слепо идти за Америкой, которая преследует в регионе свои интересы. Мы слишком малы, чтобы играть в игры больших государств. Нам нечего делать в новой колониальной войне. К тому же, я вижу как разрастается конфликт уже не американцев и иракцев, а белой цивилизации и исламского мира. Это действительно страшно!" Помимо кинодеятельности, Маймик занимается активной общественной работой. Известно, что он критично относится к безоговорочному движению Эстонии в Европу. Еще больший протест вызывает у него желание политического бомонда идти в фарватере внешней политики США. В интервью газете Eesti Ekspress он охарактеризовал цель своей жизни и творчества как "желание открыть людям глаза". Себя он считает оппозиционером всем существующим в стране СМИ, которые "давно находятся под властью капитала". Он уверен, что "вещи не такие, какими их нам представляют!", в политике торжествует коррупция (дословно по-эстонски "политика свояка" - onupoja politika - ИА REGNUM), а продажность медиа-каналов Эстонии бесспорна. Маймик считает, что русофобская тематика эстонской политики изжила себя еще в конце 1990-х годов. На вопрос ИА REGNUM, что он считает самым опасным в современном эстонском обществе, Маймик признался, что даже не знает, с чего начать - по его мнению, "все опасно!" Но больше всего его пугают политики, которые агрессивно отстаивают свои интересы.

В России уже был представлен фильм "Красота Отчизны", который Маймик снял совместно с режиссером Яаком Килми. Уже в 2001 году авторы обратили внимание зрителя на тревожные симптомы в жизни Эстонии. В фильме рассказывается о скаутской организации "Дочери Эстонии" и, как отметили российские критики, этот фильм невозможно было смотреть без оторопи - девочек обучают, словно солдат, согласно некоему уставу "Дочерей". После представленного в декабре 2002 года широкой аудитории фильма Маймика Welcome to Estonia, сатирическое содержание которого понятно хотя бы из того обстоятельства, что название в титрах фильма покоится на двух перекрещенных человеческих костях, он был награжден премией Kultuurkapital в номинации "Самый влиятельный деятель кино в Эстонии". Маймик считается идейным вдохновителем и мозговым центром независимой телекомпании ESTO TV, специализирующейся на выпуске документальных лент о современной политической и общественной жизни страны. Помимо Маймика, в творческую группу входят Райн Толк, Кен Саар и сын актера Лембита Ульфсака Юхан Ульфсак.

Если Владислав Пяллинг в статье "Реален ли нацизм в Эстонии?" считает, что в будущем Эстония не гарантирована от прихода к власти радикальных партий, то Маймик утверждает, что в стране уже сегодня есть такая партия. "Меня пугает риторика лидеров партии Res Publika, в которой очень мало от демократии и очень много от диктатуры. Не нравится, как они используют свое право слова, превращая его в табу и икону. Меня уже достала та ложь, которую выдают за образец политической мудрости наши политики. Бесит, что мы продолжаем пытаться казаться значительнее, чем мы есть на самом деле", - сообщил Маймик ИА REGNUM.

Об этом - последний его проект. Вышедший в эстонский прокат 2 апреля 2004 фильм Андреса Маймика называется Vali Kord ("Выбирай порядок"). Название фильма - калька рекламного девиза, с которым пошла на парламентские выборы 2003 года и выиграла их партия Res Publika. Сейчас партия входит в правящую коалицию, а ее лидер Юхан Партс возглавляет правительство Эстонии. Лозунг партии Res Publika "Выбирай порядок" расшифровывается автором фильма как "одно государство - один народ - один лидер" уже в титрах. Дальнейший сюжет фильма посвящен доказательству того, что эта, уже известная из истории Европы, формула легла в основу построения политики правящей партии, нашла поддержку среди маргинальных слоев общества, и используется "интеллектуалами", считающими, что для страны полезно развитие единомыслия. В этом фильме зритель сможет увидеть документальные доказательства заигрывания властей с отрядами бритоголовых и добровольцами эстонских легионов Waffen SS, принимавших участие в карательных операциях по всей Европе. Из коридоров власти Маймик выходит на улицы Эстонии, где показывает зрителю толпы радикальных молодчиков, одурманенных националистической пропагандой. Стоит отметить, что автор прямо указывает на зарождение предпосылок радикализма в Эстонии в "Поющей революции". Маймик убедительно доказывает что, правые политики из "первой Эстонии", заигрывающие с маргиналами "второй Эстонии", уже сегодня становятся заложниками радикальной толпы.

Документальные кадры в фильме прерываются игровыми эпизодами, в которых режиссер фильма рассказывает о похождениях двух рвущихся к власти и деньгам участников выдуманной Маймиком профашистской эстонской партии. Эти эпизоды решены молодежными творческими приемами в стиле телепрограмм "Придурки МТВ" и ДОГМА. Сочетание иронии и сатиры игровых эпизодов с документальными кадрами проводит духовную и творческую связь фильма Маймика с бессмертным "Обыкновенным фашизмом" Михаила Рома, а сцена нигде не показываемой скандальной пресс-конференции премьер-министра Юхана Партса, который ведет себя, мягко говоря, "неадекватно", по эмоциональному воздействию достойны сравнения с Чаплинским "Великим диктатором". Андрес Маймик считает, что его фильм крайне полезно будет увидеть и в Латвии, где по его словам, очень схожая ситуация.

В следующем году Маймик планирует выпустить на экраны очередной документальный политический памфлет. "На этот раз он будет касаться вещей и товаров, которые постепенно отняли у нас душу и заменили нам Бога" - рассказал он ИА REGNUM. Тут стоить обозначить еще одну "точку сборки" "Другой Эстонии" - идея будущего фильма Маймика, несмотря на нетрадиционность и жесткость его режиссерских приемов, созвучна с духовной позицией русских староверов Причудья.

Сейчас "Другая Эстония" малочисленна и только приобретает свои очертания, но этот процесс идет довольно быстрыми темпами. Практически каждую неделю раздаются голоса не согласных с внешней политикой Эстонии, официальной моделью интеграции и курсом правительства на пересмотр итогов Второй Мировой Войны. Уже не только люди творчества, но и некоторые политики выражают обеспокоенность возможностью превращения Эстонии в неонацистский анклав Европы, подталкивающий в этом направлении все ЕС, как это произошло с голосованием стран ЕС против резолюции ООН осуждающей восхваления и чествования легионов Waffen SS. Все больше эстонское и русское крылья "Другой Эстонии" проявляют интерес друг к другу. Этот интерес, естественный при общих целях и едином мировоззрении, может стать основой интеграции всех эстоноземельцев в другое гражданское общество Эстонии, толерантное и уважительное ко всем народам, живущим в Эстонии, ведущее адекватную интересам страны политику. Если, конечно, "Другая Эстония" сможет выстоять и окрепнуть, потому что экстремистские, или как принято говорить в Эстонии национал-озабоченные политики, все чаще пытаются использовать ресурс власти, чтобы заглушить голоса тех, кто не хочет жить по формуле "одно государство - один народ - один лидер".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.