Выборы в Европарламент пройдут с 23 по 26 мая 2019 года. Для Европы это событие имеет большое значение, так как определятся, станут четче выражены основные политические и экономические тренды.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Основная политическая интрига заключается в том, сколько мест потеряют христианские демократы Европейской народной партии и сколько мест возьмут правые популисты с антиевропейской направленностью. По оценкам экспертов-политологов, евроскептики могут взять от 33 до 49 процентов мест в Европарламенте. Если это случится, то правые популисты получат возможность серьезно влиять на следующие процессы: выборы 4−6 вице-президентов Европейского парламента; выборы комиссаров Еврокомиссии; могут заблокировать механизм работы 7 параграфа Соглашения о ЕС, где предусмотрена приостановка некоторых прав члена ЕС (последний раз механизм был задействован в сентябре 2018 года в отношении венгерского правительства Виктора Орбана, что, кстати, и раскололо блок христианских демократов ЕНП). В общем, с 33% голосов правые популисты могут заблокировать весь законодательный процесс в Европарламенте. Поэтому политические ставки на майских выборах очень велики.

Европейский парламент в Страсбурге
Европейский парламент в Страсбурге
(сс) DAVID ILIFF

Для финансового сообщества самый главный вопрос — кто станет председателем Еврокомиссии на ближайшие пять лет и кого назначат председателем Европейского центробанка на 8 лет. Пожалуй, от того, кто станет руководителем ЕЦБ сейчас, в большей степени зависит будущая макроэкономическая и финансовая стабильность ЕС. Не секрет, что именно благодаря усилиям ЕЦБ в периоды кризиса 2011−2015 годов удалось удержать в едином европейском финансовом пространстве не только Грецию и Италию, но и в целом еврозону. Именно тогда, в 2011 году проявились серьезные противоречия внутри ЕЦБ по подходам к монетарной политике и способам выхода из кризиса. Возник водораздел между теми, кто выступал за «новые» методы регулирования и стабилизации, и теми, кто был против. К «новым» методам относились прежде всего программы долгосрочного кредитования финансовых институтов со стороны Центробанка под, скажем мягко, не совсем качественные активы и, конечно, программы количественного смягчения, которые у консервативной, немецкой части ЕЦБ всегда вызывали сильную аллергию. Противостояние закончилось отставкой в 2011 году с поста руководителя Бундесбанка главного противника «новых» методов Акселя Вебера. После ухода в апреле 2011 года Вебера в июне этого же года руководителем Европейского ЦБ назначили выходца из Goldman Sachs Марио Драги, который до этого возглавлял итальянский ЦБ. С этого момента ЕЦБ вводил в действие «новые» инструменты по нарастающей: TLTRO-1, TLTRO-2, программы кредитования под разные типы активов. С 2015 года запустил программу количественного смягчения QE, которая завершилась совсем недавно, в декабре 2018 года. Всего ЕЦБ купил различного типа активов на 2,6 тлрн евро, а их совокупный баланс сейчас находится на уровне 4,7 трлн евро, что больше, чем у остальных мировых центробанков. Однако уже в первом квартале текущего года у европейских банков снова обнаружились проблемы с ликвидностью, и ЕЦБ, недолго думая, в марте анонсировал запуск новой программы по покупке активов — TLTRO-3, которая стартует в сентябре и закончится в марте 2021 года. Сейчас активного сопротивления сверхмягкой монетарной политике, которую проводит Марио Драги, почти нет. Оппозиционный лагерь возглавляет наследник Вебера на посту главы Бундесбанка Йенс Вайдман, однако голос его совсем не слышен. После стабилизации финансовой обстановки в Европейском союзе Марио Драги стал непререкаемым авторитетом. Однако его полномочия скоро заканчиваются, 31 октября 2019 года. Кто же станет новым главой ЕЦБ и какую политику он будет проводить?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно как раз вернуться к выборам в Европарламент и механизму назначения председателя ЕЦБ. Главу Европейского ЦБ выбирает Европейский совет — высший политический орган Европейского союза, состоящий из глав правительств стран ЕС, председатель совета, а также председатель Еврокомиссии, которого избирает Европарламент. Очевидно, что выборы в Европарламент могут определить дальнейшую расстановку сил в высших европейских органах и в конце концов повлиять на выбор кандидатуры на пост главы ЕЦБ и дальнейшую монетарную политику финансового регулятора Еврозоны. Усиление позиций правых популистов и евроскептиков будет означать лишь одно — монетарная политика Центробанка должна оставаться слабой, стимулирующей. От финансовых властей Европы будут требовать изменения параметров дефицита бюджета (итальянцы уже требуют, повышение планки дефицита — основное требование Маттео Сальвини и его партии Лига Севера), следовательно ЦБ должен будет активно поддерживать локальные рынки облигаций, следовательно, баланс ЕЦБ в 4,7 трлн евро обречен расти или в лучшем случае стоять на месте. Надо сказать, что уже на пост председателя ЕЦБ кандидатуры от консервативной немецкой части вообще не рассматриваются. В драфте:

1. Франсуа Виллеруа, руководитель Банка Франции

2. Эрки Ликанен, член совета ЕЦБ

3. Бенуа Кере, член исполнительного совета ЕЦБ

4. Олли Рейн, совет ЕЦБ.

Европейский центральный банк
Европейский центральный банк
(сс) MPD01605

Многие эксперты говорят, что кандидатура Франсуа Виллеруа ангажирована французским президентом. Финансистам больше нравится понятный профессионал Бенуа Кере. А вот Дональд Туск, председатель Европейского совета, неоднократно высказывал недовольство «засильем» французов и немцев в высших органах ЕС и ЕЦБ.

Понятно, что в контексте всех вышеуказанных политических, экономических, психологических векторов в Европейском союзе будущая монетарная политика ЕЦБ может быть только очень мягкой и стимулирующей (единая европейская валюта обречена быть слабой), и таким же мягким и покладистым должен быть новый председатель Европейского центробанка, как снег возле Хельсинки.

Олег Богданов — ведущий аналитик ИК QBF