Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 18 мая 2004 (часть 1)

Красноярск, 18 Мая 2004, 16:26 — REGNUM  

"Мини-Россия".

(Приложение к "Ведомостям" "Форум" - Инвестиции в Красноярский край. 18.05.04. И.Хренников)

Газета "Ведомости" в тематическом приложении "Форум" публикует материалы, посвященные инвестициям в Красноярский край.

Губернатор Красноярского края Александр Хлопонин образно называет свой регион мини-Россией. Во-первых, по масштабам. Край, если считать с автономными округами - Таймырским и Эвенкийским, занимает почти 14% территории страны, уступая разве что Якутии. Во-вторых, по экономике. В ней ярко выражены типичные для России в целом конкурентные преимущества и недостатки: дешевые источники энергии и рабочая сила, низкий уровень жизни, слабое развитие переработки сырья. И наконец, перед краем стоят те же задачи, что и перед всей страной: развитие экономики ради роста благосостояния людей, удвоение объема ВВП - в данном случае ВРП (валового регионального продукта) - к 2010 г.

Трехногий "Норникель"

Красноярский край обеспечивает более 80% российского экспорта цветных металлов за счет двух работающих в крае гигантов не только российской, но и мировой промышленности - "Норильского никеля" и "Русала". Да и в других отраслях экономики края, как и в остальных регионах России, наблюдается экспансия "московского" капитала. Краевые предприятия растворяются в бизнес-империях федерального масштаба. Так, огромный "Красуголь" (Канско-Ачинский бассейн был одним из крупнейших в СССР) в прошлом году стал скромным филиалом Сибирской угольно-энергетической компании (СУЭК), а Красноярский шинный завод - сибирским подразделением шинного холдинга "Амтел".

Расположенный на Таймыре в 2000 км к северу от Красноярска Норильский горно-металлургический комбинат в советское время был базовым предприятием цветной металлургии, а в результате приватизации 90-х стал базовым промышленным активом частного холдинга "Интеррос", контролировавшего ОНЭКСИМбанк (после дефолта 1998 г. - Росбанк). Новые хозяева реформировали и развили бизнес. Сегодня в состав ГМК "Норильский никель" входят также комбинаты "Североникель" и "Печенганикель" (оба - Мурманская область), английская сбытовая компания Norimet, американская Stillwater Mining Co. (штат Монтана) и другие активы.

Однако именно комбинат в Норильске, ныне заполярный филиал ГМК, обеспечивает около 80% годовой выручки "Норникеля" ($5,2 млрд). В РАО "ЕЭС России" свою 100%-ную "дочку" "Таймырэнерго" называют изолированной энергосистемой. "Эта компания не имеет выхода на магистральные сети РАО ЕЭС. У нее есть монопотребитель - "Норильский никель" и его работники", - говорят в пресс-службе РАО. То же относится и к "Норильскгазпрому", снабжающему газом тепловые станции "Таймырэнерго" и жителей автономии. Несмотря на название, эта компания ни имеет никакого отношения к "Газпрому", ее акционером является "Норникель". "Трудно себе представить, какой была бы жизнь на Таймырском полуострове, где зимой 50 градусов мороза, если бы "Норильский никель" не добывал там никель и платиноиды (палладий и платину)", - говорит пресс-секретарь ГМК Елена Щербинина. Хотя попутно "Норникель" добывает и другие металлы (медь, кобальт, цинк и др.), по никелю ГМК обеспечивает 60% мировой добычи, а по платиноидам - около 20%. "Это наши две ноги", - образно выражается гендиректор и совладелец "Норникеля" Михаил Прохоров. Осенью 2002 г. "Норникель" решил обрести третью "ногу" - золотую. За $230 млн ГМК выкупила у предпринимателя Хазрета Совмена (ныне президент Адыгеи) 100% акций ЗАО "Полюс", добывающего золото на Олимпиадинском месторождении в Красноярском крае. Цена сделки оказалась немногим меньше годового объема продаж "Полюса" - на тот момент крупнейшей в стране золотодобывающей компании (около 15% российской добычи). Теперь крупнейшим производителем золота в России и десятым среди мировых золотодобытчиков - с учетом новых приобретений в 2003 г. - стал "Норникель". Цель проникновения ГМК в золотодобывающую промышленность Прохоров объясняет желанием сбалансировать выручку группы. "Никель, медь, платиноиды - это базовые металлы. Спрос и цена на них растет на цикле подъема мировой экономики. А золото - не только металл, но и финансовый инструмент. В него инвесторы перекладывают свои капиталы при экономическом спаде. То есть золото дает нам идеальную возможность страховать свою выручку", - говорит гендиректор "Норникеля".

Самодостаточный "Русал"

Другой металлургический гигант, работающий в Красноярском крае, - это корпорация "Русский алюминий", третий в мире производитель алюминия с объемом продаж $4,5 млрд. "Русал" объединяет четыре самых крупных в России алюминиевых завода. Второй в составе холдинга по объему производства - Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), он обеспечивает более трети производства "Русала" (около 0,9 млн т алюминия из 2,5 млн т.). Пресс-секретарь "Русала" Вера Курочкина подчеркивает, что Красноярский край - единственный регион, где у "Русала" сосредоточен полный цикл производства алюминия. В крае "Русалу" принадлежит Ачинский глиноземный комбинат, а акционерам "Русала" (компания "Базовый элемент" Олега Дерипаски) - около 70% акций Красноярской ГЭС. "В советское время Красноярская ГЭС строилась как часть единого энергометаллургического комплекса, в привязке к энергоемким потребителям, в том числе и к КрАЗу, который потребляет более 70% ее электроэнергии. И сейчас ГЭС-генерация остается серьезным конкурентным преимуществом сибирских предприятий", - говорит Игорь Агейчев, представитель компании "Евросибэнерго" (управляет энергетическими активами акционеров "Русала"). По данным РАО ЕЭС, "Красэнерго" отпускает алюминщикам электроэнергию Красноярской ГЭС по 24 коп. за 1 кВт ч, что почти втрое меньше, чем в среднем по России - 73 коп., или 2,35 центов, за 1 кВт ч. А в Западной Европе энерготарифы для промышленных потребителей доходят и до 5 центов за 1 кВт ч. "Край находится в самом центре страны, далеко от центров торговли. Значит, транспортные тарифы по определению дорогие, и это должно компенсироваться дешевой энергетикой", - подчеркивает он. Кроме того, "Русал" хочет стать самодостаточным и по глинозему. "Сейчас около 40% глиноземного сырья нам приходится импортировать из-за рубежа. Одна из стратегических задач "Русала" - постепенный переход к полному сырьевому самообеспечению алюминиевого производства, - подчеркивает Курочкина. - В частности, будем наращивать мощности Ачинского комбината". Подконтрольный государству Красноярский металлургический завод (КраМЗ), миноритарным акционером которого является "Русал", производит из алюминия сплавы, дверные профили и колеса для дисков. "Русал" проявляет интерес к покупке государственного пакета, с тем чтобы организовать на его площадке алюминиевое производство.

"Грачи" прилетели

В сферу интересов федерального капитала попала не только цветная металлургия. У красноярских производственников даже появился жаргонный термин - "грачи". Так называют московских менеджеров, приехавших управлять краевыми предприятиями в интересах столичных групп. Все крупные предприятия края постепенно интегрируются в бизнес-структуры федерального масштаба. Красноярская угольная компания ("Красуголь") с годовым оборотом почти в $200 млн скоро будет ликвидирована. Три ее угольных разреза - Бородинский (крупнейший в стране), Назаровский и Березовский-1 - стали филиалами Сибирской угольной энергетической компании (СУЭК), принадлежащей Андрею Мельниченко и Сергею Попову (группа МДМ). Из 80 млн т угля, отгруженного СУЭК в прошлом году, 32 млн т составила добыча этих трех филиалов. "Бородинские угли сейчас поставляется и на местные электростанции, и на генерации Новосибирской и Иркутской областей, Алтая, Хакасии и др.", - говорит замдиректора СУЭК Сергей Бабич. Ачинский НПЗ, перерабатывающий около 5 млн т нефти, входит в состав НК "ЮКОС", которая контролирует около 40% автозаправок в Красноярском крае. Правда, оптовое звено - "Красноярскнефтепродукт" - находится в краевой собственности. Сектора нефтедобычи в регионе пока нет. Красноярский шинный завод также утратил самостоятельность, став сибирским подразделением шинного холдинга "Амтел" (оборот - $390 млн), который основал бизнесмен Сидхир Гупта, по национальности индиец. Специализация Красноярского завода в холдинге - выпуск крупногабаритных покрышек для карьерных самосвалов и тракторов "Кировец", а также авиашин. Красноярский завод комбайнов до 2003 г. входил в региональную группу "Сибмашхолдинг" предпринимателя Анатолия Коропачинского, а затем вышел на федеральный уровень. Коропачинский вместе с депутатом Госдумы Сергеем Генераловым, бывшим владельцем "Красугля", создали "Агромашхолдинг". Эта компания с выручкой $230 млн, включившая также Волгоградский тракторный завод и сборочные производства в Орле и на Украине, стала основным конкурентом "Ростсельмаша" на рынке сельскохозяйственного машиностроения.

А "Объединенные машиностроительные заводы" (ОМЗ), по словам сотрудника краевой администрации, проявляли интерес к приобретению "Крастяжмаша" (выпуск тяжелых экскаваторов) и "Сибтяжмаша" (краны для металлургии, химической и атомной промышленности). "Но эти заводы до сих пор принадлежат красноярским бизнесменам, испытывают недостаток заказов и финансовые проблемы", - говорит чиновник. По его словам, группа "Русский уголь" интересуется приобретением "Красноярсккрайугля" (около 5 млн т добычи), а кто выкупает у "Альфа-Эко" красноярский меткомбинат "Сибэлектросталь" (малотоннажное производство спецсталей), пока непонятно.

Другие примеры интеграции - "Красфарма", вошедшая в холдинг "Отечественные лекарства", завод синтетических каучуков (влился в "СИБУР"). Идет консолидация и в пищевой промышленности. Так, красноярский мясокомбинат "Зубр" принадлежит Сибирской хлебной корпорации (Новосибирск), молочный комбинат "Милко" - компании "Юнимилк", входящей в близкую к "Сибнефти" группу "Планета". Красноярским маргариновым заводом владеют акционеры Иркутского масложирового комбината, а пивзавод "Пикра" входит в Baltic Beverages Holding. Новый мясокомбинат в крае строит владивостокская компания "Дымов". В крае открываются федеральные розничные сети - "Рамстор", Benetton, "Арбат Престиж", готовятся к выходу на красноярский рынок "Перекресток" в пуле с "Техносилой" и партнерами. В сельскохозяйственном производстве (его объем в крае - около 25 млрд руб. в 2003 г.) также идут интеграционные процессы. На юге края создано ЗАО "Агропромышленная сибирская компания", контролирующее 14 сельскохозяйственных организаций и три предприятия по переработке молока. А на западе - ООО "Молочная компания", включающее шесть предприятий сельского хозяйства в Емельяновском и Назаровском районах.

Инфраструктура

Красноярская железная дорога в прошлом году также стала филиалом столичной корпорации - ОАО "РЖД" ("Российские железные дороги"). На долю КрасЖД приходится около 6% грузоперевозок РЖД, на этой дороге формируются крупные грузопотоки угля, леса и алюминиевого сырья. Теперь КрасЖД ожидают те же преобразования, что и всю железнодорожную монополию: раздельный учет доходов и расходов по видам деятельности, появление частных компаний и др. В феврале президент РЖД Геннадий Фадеев и губернатор Александр Хлопонин договорились создать совместную компанию по осуществлению пригородных перевозок - "Крастранспригород". Идея состоит в том, чтобы вывести пригородные перевозки на безубыточность, добившись 100%-ной оплаты проезда, а льготы на проезд заменить целевыми субсидиями из краевого бюджета для социально незащищенных граждан. Также РЖД планирует развивать в крае вагоно- и локомотиворемонтное производство, Компания вложит около 400 млн руб. в развитие Электро-вагоноремонтного завода в Красноярске (ЭВРЗ, филиал РЖД), а также рассматривает возможность производства вагонного литья, а в будущем - сборки локомотивов - на мощностях Сосновоборского завода прицепной техники. Об этом сообщил "Ведомостям" вице-губернатор края Анатолий Тихонов. По его словам, это современный завод, построенный незадолго до развала СССР, которому так и не суждено было выйти на проектную мощность. "До прихода РЖД существовали самые разные планы реанимации завода: от сборки на его площадях автобусов до производства дирижаблей для грузоперевозок. Был такой прожект у одной московской компании", - рассказывает Тихонов.

Кстати, с начала 2004 г. "Русал" добился от РЖД беспрецедентных тарифных условий. На все перевозки алюминия и алюминиевого сырья для "Русала", в том числе в интересах КрАЗа и Ачинского ГК, тарифы зафиксированы в долларах США и не будут расти до 2012 г. Что касается "Норникеля", то железной дороги на Таймыре просто нет, а золото, хотя ЗАО "Полюс" расположено поближе к цивилизации, вагонами не возят. Поэтому ГМК решила транспортную проблему по-своему, полтора года назад купив контрольный пакет Енисейского речного пароходства (ЕРП), монопольного перевозчика в бассейне Енисея. Около 60% перевозок ЕРП составляет завоз грузов на Таймыр для обеспечения работников Норильского промышленного района. Кроме того, "Норникель" ведет переговоры с финской верфью Kvaerner Masa-Yards о строительстве четырех морских сухогрузов ледового класса, чтобы вывозить свой металл в Европу - до Роттердама. "Северный морской путь является естественным продолжением маршрута для грузов, перевозимых по Енисею как магистральной реке. Но его использование сдерживают высокие тарифы на услуги ледокольного флота - ледовый сбор, - говорит пресс-секретарь ЕРП Денис Александров. - Исторически по Севморпути шел лесоэкспорт и продукция "Норильского никеля". Сегодня мы по-прежнему доставляем лесоэкспорт, разрабатываем схему алюминиевого транзита по Енисею и трассе Севморпути". По словам Александрова, перспективными для Енисейского пароходства являются проекты перевозки продукции "Норникеля" на внутренний рынок и первичной нефти с Ванкорского месторождения. Другие способы увеличения доходов пароходства, по его словам, связаны со строительством на судостроительных заводах ЕРП новых судов (в частности, нефтеналивных барж для волжских судовладельцев), а также - с перевозками туристов из Красноярска до места падения Тунгусского метеорита.

В авиакомпании "Красноярские авиалинии" (KrasAir) контрольный пакет акций принадлежит государству, а блокирующий - Абрамовичу. Но не Роману, владельцу Chelsea и "Сибнефти", а его однофамильцу - авиатору Абрамовичу, Борису Михайловичу. KrasAir - четвертая по объему перевозок авиакомпания в России (1, 44 млн пассажиров в прошлом году). По сравнению с 2002 г. рост перевозок KrasAir составил 17%, и компания собирается расширять свой авиапарк за счет подержанных Boeing-767. Кроме того, в состав авиакомпании входит перспективный аэропорт "Емельяново", конкурирующий за звание хаба (узлового транзитного аэропорта) с новосибирским аэропортом "Толмачево" и Иркутском.

Другие отрасли

По данным ACM-Consulting, уровень проникновения сотовой связи в Красноярском крае - 15, 7%: на 3 млн жителей более 473 000 сотовых абонентов. В том числе на начало 2004 г. у "Енисейтелекома" ("внучка" "Связьинвеста") в крае было 205 000 пользователей. У МТС, контролирующей сотовую компанию "Сибчелендж", когда-то принадлежавшую опальному красноярскому предпринимателю Анатолию Быкову, - 139 000 абонентов, у "ВымпелКома", построившего свою сеть в крае с нуля, - 128 000. А вот банковская инфраструктура в крае недоразвита. Замначальника ГУ Центробанка России по Красноярскому краю Алида Горькова отмечает, что развитию банковской системы края мешают экспортно-сырьевая направленность его экономики, слабое развитие производства и малого и среднего бизнеса. "На сегодняшний день активы банков в Красноярском крае не превышают 10% от валового регионального продукта, капитал - 0, 3% (в целом по стране - 38% и 4% соответственно)", - цитирует Горькову агентство "Пресс-Лайн".

По словам губернатора Хлопонина, в крае работают практически все крупнейшие банки - Сбербанк, Альфа-банк, Межпромбанк, "УралСиб", ВТБ и др., однако их центральные офисы ограничивают кредитные лимиты на Красноярский край, поэтому, по сути дела, банки работают лишь в качестве расчетных центров крупных промышленных компаний края.

"Точки роста".

(Приложение к "Ведомостям" "Форум" - Инвестиции в Красноярский край. 18.05.04. И.Хренников)

Ресурсы Красноярского края давно осваиваются крупнейшими российскими компаниями, однако будущим инвесторам еще есть где разгуляться. Они могут вложить свои средства в разработку полезных ископаемых, лесную промышленность, энергетику, транспортные и инфраструктурные проекты.

Однобокая экономика

Несмотря на высокоразвитую промышленность, экономика Красноярского края однобока. Во-первых, она имеет экспортно-сырьевую направленность, а во-вторых, 67% промышленного производства приходится на цветную металлургию. Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич отмечает низкий уровень инвестиций в крае (1,7% от общероссийских при доле в промышленном производстве России около 3%). "Иностранные инвестиции в Красноярский край в прошлом году составили всего $209 млн. Это явно не соответствует ни потребностям края, ни его потенциалу", - отмечает эксперт. Кроме того, валовой региональный продукт в крае растет медленно. В прошлом году рост составил 3,2%, в то время как по России в целом экономика выросла на 7%. И наконец, по реальным доходам населения Красноярский край находится лишь на 18-м месте в России - после Пермского края и перед Башкирией.

Для стимулирования инвестиций в экономику края разработаны три региональных закона - "О господдержке инвестиционной деятельности" (инвесторы получают инвестиционно-налоговые кредиты через отсрочку уплаты налога на прибыль в зависимости от размера инвестиций), "О налоге на имущество организаций" (льготы по налогу на имущество крупным инвесторам), "О бюджете на 2004 г." (субсидирование части процентной ставки предприятиям малого бизнеса при осуществлении инвестиций в развитие производства). Общие цели поставлены: диверсификация промышленности, создание новых кластеров, ориентированных на развитие переработки, не экспорт, а импортозамещение. Но где искать новые точки роста? "В том числе в архивах Госплана СССР, - признается вице-губернатор Анатолий Тихонов. - В планах индустриализации, разработанных при Советах, было много рационального, нацеленного на создание эффективных цепочек добавления стоимости. Мы в этом убедились, изучив комплексную программу развития Нижнего Приангарья, принятую в 1980-е гг.".

Богучанская ГЭС

Строительство Богучанской ГЭС мощностью до 3000 МВт было начато еще в 1980 г. Сейчас строительные работы выполнены примерно на 54%. На достройку станции, по оценке РАО "ЕЭС России", требуется около 40 млрд руб. На эти цели правительство выделяет в инвестпрограмме РАО ЕЭС (владелец 65% акций Богучанской ГЭС) 0,4 - 0,5 млрд руб. в год. По словам Анатолия Тихонова, ГЭС нужна для развития перерабатывающих производств в регионе. В советское время на базе энергетики Богучанской ГЭС планировалось создать целую промышленную зону, включающую алюминиевый завод, целлюлозно-бумажный комбинат и другие предприятия по освоению природных богатств Нижнего Приангарья (лес, свинец, редкоземельные металлы и др.). Достроить Богучанскую ГЭС готовы акционеры "Русала", в конце прошлого года консолидировавшие блокпакет ее акций. "Мы готовы инвестировать в достройку станции и обеспечить ее ввод в эксплуатацию уже в 2011 г. Этим будет создан прецедент привлечения частных инвестиций в развитие энергетики - а это то, ради чего и была задумана реформа РАО ЕЭС", - говорит Игорь Агейчев, представитель компании "Евросибэнерго" (управляет энергоактивами акционеров "Русала" - долями акций "Иркутскэнерго" и Красноярской ГЭС). По словам Агейчева, на базе Богучанской ГЭС акционеры "Русала" смогут построить новый алюминиевый завод стоимостью около $500 млн, который будет гарантированно потреблять 70% электроэнергии. Однако источник, близкий к РАО ЕЭС, отмечает, что в обмен на инвестиции "Базовый элемент" хочет либо получить контрольный пакет акций Богучанской ГЭС, либо добиться объединения ее активов с активами Красноярской ГЭС и других энергосистем в регионе, где у "Базового элемента" есть доля. Само РАО ЕЭС не возражает против привлечения к достройке ГЭС частных инвесторов. "Как это сделать, должно определить государство, имеющее большинство в совете директоров РАО ЕЭС, - отмечают в пресс-службе энергомонополии. - Менеджмент РАО при этом считает, что доля инвесторов в уставном капитале станции должна соответствовать их фактическим вложениям". Впрочем, Агейчев подчеркивает, что "Базэл" готов начать достраивать Богучанскую ГЭС на любых приемлемых условиях, в том числе долгосрочной аренды. А губернатор Хлопонин и вовсе предлагает выбрать инвесторов для Богучанской ГЭС на основе тендера. В пресс-службе РЖД, например, говорят, что готовы помочь в строительстве железнодорожной ветки (205 км, около $300 млн), которая так же, как и ГЭС, понадобится для освоения природных ресурсов Нижнего Приангарья.

Лесной кластер

В Красноярском крае сосредоточено около 10% лесных ресурсов России, и они недоиспользуются. "По лесоресурсам Красноярский край уступает только Архангельской и Иркутской областям. В крае можно заготавливать до 20 млн куб. м леса вместо 8 млн куб. м, как сейчас, - говорит гендиректор лесопромышленной компании "Континенталь Менеджмент" (входит в "Базовый элемент") Андрей Коробко. - Но лес надо перерабатывать на пиломатериалы, а баланс (ветки, верхняя часть ствола и др.) использовать в производстве целлюлозы. Поэтому для создания производства полного цикла его ядром должен быть крупный ЦБК". Принадлежащий "Континенталь Менеджмент" Енисейский ЦБК Коробко называет небольшим предприятием (115000 т готовой продукции), и, хотя запланирована его модернизация, компания возлагает надежды на проект строительства Богучанской ГЭС. "Когда ГЭС будет построена, на базе ее энергетики можно будет строить новый ЦБК. А попутно с ГЭС будет построена железная дорога, которая откроет доступ к лесным ресурсам Нижнего Приангарья. Заместитель начальника департамента экономики администрации Красноярского края Михаил Бершадский говорит, что интерес к строительству ЦБК с нуля проявляет и "Евразхолдинг", скупивший ряд леспромхозов в Богучанском районе.

Впрочем, строительство одного ЦБК занимает как минимум три года и требует более $800 млн. А пока администрация Красноярского края хочет выстроить вертикально-интегрированный холдинг из того, что есть, - лесозаготовки и деревообработки. "Россия - это Саудовская Аравия леса. Только лес в отличие от нефти является возобновляемым ресурсом", - говорит Николай Богачев, председатель совета директоров Лесосибиркого ЛДК-1, выпускающего пиломатериалов почти на $50 млн в год (около 400 000 куб. м). В районе Лесосибирска действует еще два крупных предприятия деревообработки - Новоенисейский ЛХК (принадлежит менеджменту) и Маклаковский ЛДК (пока им владеет кипрская компания Kerria). Все три предприятия получают лесное сырье от частных и государственных леспромхозов, расположенных от них в радиусе до 400 км. В основном лес доставляется по реке (Лесосибирский порт входит в состав Енисейского пароходства). Богачев считает механизм государственно-частного конгломерата с рабочим названием "Лесосибирский лесопромышленный комплекс" вполне конкурентоспособным. Тихонов говорит, что администрация внесет в эту компанию краевые леспромхозы в обмен на пакет акций менее 25%, а также вложит около $50 млн в создание инфраструктуры - 7-8 таможенно-складских терминалов на территории Красноярского края. "Чтобы работать цивилизованно, нужны свои терминалы, а то у нас граница с Китаем в Иркутской области - соответственно, лес таможится там. 60% по дороге "теряется", потому что все работают вчерную, а край недополучает налогов и не создает добавленную стоимость", - говорит чиновник.

Подземные богатства

Со строительством Богучанской ГЭС связано и освоение полезных ископаемых Нижнего Приангарья. Так, в этом регионе находится третье по величине в мире месторождение свинца - Горевское. Небольшой Горевский ГОК производит концентрат с содержанием свинца и поставляет его в Казахстан. Если построить на месте свинцово-цинковый завод, то на нем можно будет выпускать до 100 000 т свинца ежегодно. Свинец в основном используется в аккумуляторных батареях. На крупном Порожнинском месторождении марганца (нужен для выпуска ферромарганца - добавки при производстве сталей) можно построить перерабатывающий комплекс и выпускать 0, 75 млн т марганцевого концентрата, что закроет 50% потребности российских сталеваров в этой продукции. Аналитик Альфа-банка Максим Матвеев говорит, что свинец на мировом рынке стоит около $800 за тонну, а ферромарганец - $1400 за тонну. Пилотный проект в недрах Приангарья ведет "Северсталь-ресурс" - компания разрабатывает Татарское фосфатно-ниобиевое месторождение и на 50% обеспечивает "Северсталь-групп" феррониобием, ферросплавом, который до сих пор импортировался из Бразилии и Канады. Комментария о рентабельности этого проекта в компании не дали. А судьба золоторудных месторождений Красноярского края - в регионе сосредоточено 13% российских запасов золота - у аналитиков сомнений не вызывает. "Крупнейшее золотодобывающее предприятие "Норникеля" - ЗАО "Полюс" - находится в Красноярском крае.

Очевидно, что "Норникель" будет наращивать сырьевую базу в регионе", - говорит Матвеев. При этом проводить афинаж (доводить золотосодержащий сплав до готового слитка 999-й пробы) и выпускать ювелирные изделия из золота позволяют мощности Красноярского завода цветных металлов, подконтрольного администрации края.

Особое место среди инвестпроектов в крае занимает Ванкорская группа нефтяных месторождений. Во-первых, до сих пор в Красноярском крае нефть не добывалась, а во-вторых, стоимость разработки этого проекта - только на первом этапе (до 2007 г.) - оценивается в $1, 2 млрд. Извлекаемые запасы Ванкорской группы месторождений (север Красноярского края и частично юг Таймыра) оцениваются в 163 млн т нефти и 79 млрд куб. м газа. Из-за лицензии на Ванкор вели судебные споры "Роснефть" и "ЮКОС". Но, как рассказал "Ведомостям" Анатолий Тихонов, в марте было зарегистрировано ОАО "Ванкорнефть", дочерняя структура "Роснефти". Эта компания, по его словам, - легитимный владелец всех необходимых лицензий на разработку месторождений Ванкора. В пресс-службе "Роснефти" отмечают, что освоение Ванкора вписывается в логику развития компании: "В свое время госкомпания "Роснефть" оказалась обделена запасами по сравнению с частными "ЮКОСом" и "ЛУКОЙЛом". Но мы купили "Северную нефть", разрабатываем Ванкор и будем догонять конкурентов по добыче и по запасам". Для транспортировки ванкорской нефти можно построить 500-километровую трубу на запад, до магистральной трубопроводной системы "Транснефти", либо трубопровод длиной 800 км на север, до таймырского порта Диксон, в котором будет построен морской терминал. И "Роснефти", и Красноярскому краю больше по душе северный маршрут. Он позволит "Роснефти" экспортировать 100% ванкорской нефти и привлечь в проект иностранных партнеров (например, французскую Total), а краю даст рабочие места и возможность заработать на транспортной инфраструктуре. И другие Наконец, совершенно новыми точками роста Красноярского края может стать инфраструктура - аэропортовая и жилищно-коммунальная. "Мы сделали ЖКХ прозрачным и понятным. Вместо льгот ввели адресное субсидирование льготников, добились 90%-ной оплаты услуг населением, на деньги края модернизировали муниципальный водоканал в Красноярске (сами убедились, что проекты в ЖКХ себя оправдывают). И теперь предлагаем ЖКХ наших городов инвесторам. Вот вам рынок емкостью $300 млн - приходите, предлагайте, внедряйте свои передовые технологии", - говорит Анатолий Тихонов. Аэропортовой инфраструктуре тоже нужен технологичный инвестор. Аэропорт "Емельяново", входящий в состав авиакомпании KrasAir, имеет все шансы стать уникальным хабом (авиаузлом), так как находится на пересечении маршрутов из Европы в Юго-Восточную Азию и кросс-полярных перелетов из Америки в ЮВА. "До сих пор главным пересадочным центром была Москва. Нам удалось перетянуть транзитный поток на "Емельяново", т. е. стать региональным хабом. Но можно стать хабом и международного масштаба, если вывести аэропорт на новый качественный уровень и предложить наши услуги глобальным авиаперевозчикам", - говорит советник гендиректора KrasAir по маркетингу Андрей Егоров. Краевая администрация оценивает инвестиции, необходимые для создания в "Емельяново" пассажирского хаба, в $200 млн, а грузового - в $120 млн. Поиском инвестора в этот проект Красноярский край и KrasAir займутся после приватизации авиакомпании и последующего обособления аэропорта в отдельное юрлицо.

"Я буду защищать инвесторов".

(Приложение к "Ведомостям" "Форум". 18.05.04. Интервью А.Хлопонина)

ГУБЕРНАТОР КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ АЛЕКСАНДР ХЛОПОНИН

- Какие проблемы существуют в экономике края? Какие задачи нужно решать с помощью инвестиций, которые вы хотите привлечь?

- Красноярский край - это модель России, богатый сырьевой регион. У Красноярска есть явные конкурентные преимущества и явные недостатки. К преимуществам относятся его сырьевая база, запасы цветных металлов, леса, золота, нефти. К плюсам также относятся уникальное расположение на пересечении водных путей, железных и автомобильных дорог, авиационных маршрутов. В Красноярском крае достаточно дешевая энергетика, потому что 40% - это гидрогенерация. При этом есть и ряд конкурентных недостатков. Первый недостаток отраслевая монозависимость. До 70% доходов края формирует экспорт цветных металлов. Мы сильно зависим от ценовой конъюнктуры. Поэтому перед нами стоит задача диверсифицировать производство и активно развивать другие отрасли - энергетику, лесопереработку, золотодобычу, нефтянку, жилищно-коммунальный сектор и пр.

Другой конкурентный недостаток края - удаленность от рынков сбыта. До европейского рынка около 4000 км, до азиатского - примерно столько же. Поэтому конкурентна только та продукция, где доля транспортной составляющей не превышает 5%. А под это условие подпадает либо сырье, что мы и имеем сегодня, - цветная и платиновая группы металлов, либо высокие технологии, которые находятся в зачаточной стадии развития. В России мы пока не смогли довести ни один проект в области высоких технологий до уровня промышленного производства. Доходим до уровня экспериментального производства, потом технологии покупают западные инвесторы, внедряют у себя и торжественно перепродают обратно нам.

Из этих условий и вытекают все инвестиционные проекты - надо инвестировать в сырьевую базу: лес, золото, нефтянку. Это позволит привлечь и дополнительную рабочую силу, улучшить миграционные потоки. Сегодня из Сибири все бегут в Москву. А если мы начнем наши проекты, то из Москвы народ поедет в Сибирь осваивать все эти месторождения, так как будет высокая зарплата, люди смогут заработать. Плюс внедрение высоких технологий. Для этого тоже есть база: закрытые города, есть космос, оборонка.

- Уже сейчас поступают какие-то крупные инвестиции?

- В целом в России инвестиции есть. Например, "Норильский никель" реализует инвестиционную программу на $5 млрд, "Русский алюминий" - на $3-4 млрд. Но они в собственные проекты инвестируют эти средства.

- Ну а в ваш регион поступают инвестиции?

- Да, но это пока лишь те средства, которые в свое время выводились в виде различных схем за рубеж, а теперь возвращаются в экономику России. Хорошо, что возвращаются, а не работают на дядю Сэма.

Западные инвестиции пока достаточно сильно увязаны с политикой. Европейцы зазывают нас в ВТО, но при этом предлагают кабальные условия вступления в организацию. Например, требуют повысить тарифы в энергетике до европейского уровня.

Россия - самодостаточная страна. Мы в состоянии интегрироваться в мировое сообщество и развиваться при этом по своим правилам. Почему в Сибири должна быть европейская стоимость энергии, если дешевая гидрогенерация составляет 40%? Зачем я должен вводить европейские цены? Чтобы уничтожить промышленное производство? Дешевая энергия на сегодня наше серьезное конкурентное преимущество. Я не говорю о продаже энергии дешевле себестоимости. Тарифы должны включать себестоимость плюс рыночно обусловленную прибыль.

Я считаю, что западные инвесторы пока активно не идут в Россию, потому что не понимают нашу дальнейшую судьбу в рамках мировой интеграции. Только около 10% своих активов они вкладывают в виде портфельных инвестиций в наши компании. Они покупают акции, играют на этом рынке, зарабатывают прибыль, но эта игра пока не стратегическая.

- Но тем не менее вы хотите привлечь западные капиталы?

- Красноярский край сам по себе очень инвестиционно привлекателен. О хорошей динамике свидетельствует хотя бы то, что консорциум "Эксперт РА" и AK&M на Инвестиционном форуме регионального развития присвоил краю кредитный рейтинг А, что на две ступени выше предыдущего. Поэтому я не собираюсь изобретать законы, специальные льготы для инвесторов, которые бы не укладывались в рамки российских федеральных законов. Край не будет государством в государстве. Я пытаюсь лишь стимулировать привлечение инвестиций, например, в виде различного рода инвестиционных кредитов. У меня экономически очень эффективный регион, единственный в Сибири регион-донор, который может себе позволить иметь собственный бюджет развития. Мы в состоянии вкладывать деньги в развитие инфраструктуры. А поскольку это делается для эффективного развития конкретных бизнес-проектов, мы надеемся мультиплицировать наши ресурсы за счет соучастия бизнеса в наших проектах.

В Красноярском крае есть лес, но эта отрасль не развивается, так как нет дорог. Лес перестаивает и гибнет, так как перестает быть деловой древесиной. Что мне надо делать? Я говорю инвесторам, что если они заинтересованы в лесе, если готовы строить ЦБК, лесоперерабатывающие производства, добывать золото в этом районе, то я построю туда дорогу. Я буду создавать условия для того, чтобы инвесторы могли нормально работать.

- То есть вы обещаете финансовое благоприятствование и создание инфраструктуры под конкретные проекты. Вы обещаете обеспечить стабильность для инвесторов, снизить риски. Как вы это собираетесь делать?

- Речь идет о политической стабильности и мерах по снижению рисков инвестирования, мерах, увеличивающих отдачу инвестора на вложенный капитал. Здесь же возникает вопрос и о защите прав акционеров. У предпринимателя должна быть гарантия, что государство, местные чиновники не будут пытаться прессовать его собственность, мешать работать. Инвестиционный климат, политический климат в регионе сегодня стабильный.

- В чем выражается эта стабильность?

- В России каждый регион действует кто во что горазд. Кто-то дает льготы по налогам, кто-то, наоборот, закручивает гайки, повышает ставки. Я сказал главам территорий, что никакой самодеятельности быть не должно. Если сегодня налог 13%, то какой бы проект ни появился, в Красноярском крае налог будет 13%. И я не позволю главам районов внедрять внутренние законы, пытаться шантажировать предприятия. Я буду защищать интересы инвесторов.

Стабильность в том, что все законно, чисто и ясно. Должны быть единые правила на всей территории края. Я считаю, что и по всей России пора это вводить. Что такое инвестиционные льготы, которые, например, предоставлялись в Мордовии? В результате предприятия носились по всей территории РФ, уплачивая налоги на прибыль за счет игры трансфертными ценами на этих территориях.

- Сколько средств вы ожидаете привлечь в экономику края?

- До 2010 г. - минимум $5 млрд. В нефтяную отрасль, в развитие Ванкорского месторождения - около $1,2 млрд. Богучанская ГЭС требует около $1,5 млрд. Строительство ЦБК потребует около $600 млн, а нам их надо построить минимум два. Плюс планы по строительству нового алюминиевого завода.

- Как будет выглядеть экономика Красноярского края к 2010 г.?

- В России прогнозы - дело неблагодарное. Я хотел бы увидеть активно работающую лесную отрасль, как минимум два-три ЦБК в крае, качественный и эффективный государственный контроль в отрасли. Надеюсь, что начнется предоставление лесосек в аренду на 49 лет. Сегодня леса горят направо и налево, потому что там работают мелкие шаромыжники. Должно появиться еще одно крупное современное предприятие в алюминиевой промышленности. Будут осваиваться нефтяные месторождения, и, как следствие, возникнут новые поселки. Начнется золотодобыча в районе Нижнего Приангарья. К 2010 г. будет достроена Богучанская ГЭС. Люди переселятся в нормальные условия, будет снесено ветхое жилье, заработает механизм ипотечного кредитования.

В сфере туризма сейчас появились очень интересные проекты. В горнолыжные комплексы сейчас вкладывается около $30 млн. Появится в Красноярске и по-настоящему современный гостиничный комплекс. Есть проект строительства ледового дворца спорта. Хотим возвести современный вокзал, реализуется проект по созданию фитнес-центров.

Это самое важное на сегодня, чтобы можно было трудоустроить молодежь и заинтересовать ее оставаться работать в Красноярском крае, а не уезжать в Москву и Санкт-Петербург. Чтобы не китайцами заселять Сибирь, а москвичами, квалифицированными специалистами, в том числе из стран СНГ.

Мы не можем оставить без людей такую огромную территорию. Если мы не будем этим заниматься, китайцы займут эту территорию. Они тоже приходят со своими инвестициями, готовы вкладывать деньги в строительство ЦБК, в другие проекты. Мы просто не понимаем, как плохо это может закончиться для России.

У нас несколько путей развития. Сталинский - всех в 24 часа переселить в Сибирь в лагеря - уже, слава богу, не актуален. А можно вспомнить про рецепты Столыпина. Он предлагал Сибирь осваивать молодыми ребятами, которые будут иметь льготы - например, до 40 лет не платить налоги. И вся молодежь повалит сюда. Она сама найдет себе рабочие места, создаст средний и малый бизнес, так как не будет платить налоги.

- Как вы собираетесь стимулировать малый и средний бизнес в крае?

- Пытаться регулировать малый и средний бизнес, предоставляя льготы, - это фикция. Этот бизнес сам активно участвует в лоббировании и коррупции. Он как не платил налоги, так и не будет платить, как платил зарплату по 500 руб., а остальное в конверте, так и будет продолжать это делать. Есть объективные причины функционирования малого и среднего бизнеса. Пока доход предприятия меньше $500 000 в год, предприниматель эти деньги не покажет никому. Он будет тратить их на магазины, на девочек, на рестораны, и ему нет никакого смысла легализовывать свой бизнес и свой капитал. Но как только доход переваливает через $1 млн, он уже хочет хорошую квартиру, яхту, отдых в Швейцарии, он хочет дарить женщинам дорогие подарки, а для этого уже надо легализовывать доход. Как только оборот переваливает за $1 млн, процесс легализации начинается автоматически. Поэтому что должно сделать государство? Оно должно как можно быстрее загнать малое предприятие в этот оборот "от миллиона и выше". Как? В том числе давая льготы через конкурс проектов. Например, если официальный оборот становится больше $1 млн, то начинают действовать льготы на три года.

- Льготы какого рода?

- Инвестиционные, по налогу на прибыль, на имущество, по энергетике, по тарифам.

- В Красноярском крае уже разработан механизм предоставления льгот?

- Сейчас разрабатываем эту модель. Это и есть бюджет развития. Если оборот - $1 млн и предприятие предоставляет внятную программу развития, мы субсидируем процентную ставку по кредиту. Человек идет в коммерческий банк, но берет кредит не под 24% годовых, а первые три года этими ресурсами пользуется бесплатно. Процентную ставку по кредиту мы субсидируем из бюджета. Он вкладывает деньги, строит производство, развивается и начинает легализовывать свой оборот.

Но при этом в обмен на льготу я потребую от него принять и определенные социальные обязательства. Сотрудники на его предприятии должны иметь трудовую книжку, должны подписываться трудовые соглашения. Предприятие должно легально работать, тогда оно получит эти льготы, и я его буду защищать.

- Вы говорите, что эти меры нужно принимать как можно быстрее. Вы чего-то боитесь. Можете описать, что случится, если ничего сейчас не сделать?

- К 2007 г. цены на никель могут упасть. И мы становимся дотационным регионом со всеми вытекающими последствиями.

"Нужно развивать базовые регионы".

(Приложение к "Ведомостям" "Форум" - Инвестиции в Красноярский край. 18.05.04. Губернатор Красноярского края А.Хлопонин)

ГУБЕРНАТОР КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ АЛЕКСАНДР ХЛОПОНИН

Развитие или выравнивание?

Известно, что региональная политика любого современного государства - это компромисс между двумя приоритетами: выравниванием межрегиональных различий и развитием экономического многообразия регионов.

При выборе курса на выравнивание акцент в региональной политике государства делается на финансировании текущих нужд реципиентов, инвестиции федерального бюджета в регионах решают прежде всего задачи социальные и политические.

Принципиально иначе устроена региональная политика стран, ориентированных на развитие межрегионального многообразия. Здесь - при соблюдении базового социального стандарта для каждого - приоритетом становятся инвестиционные проекты экономического развития, а критерием для вложения федеральных денег - экономический эффект от государственных инвестиций. При этом региональный уровень принятия решений оснащается инструментами развития и полномочиями, достаточными для ведения эффективной промышленной политики.

Ставка на выравнивание

Наше исследование показывает, что региональная политика России явно нацелена на выравнивание межрегиональных различий и целей развития практически не преследует.

Текущие трансферты правительства (сумма фондов финансовой поддержки, компенсаций и софинансирования социальных расходов) превышают в девять раз объем инвестиционной бюджетной поддержки регионов (через Фонд развития региональных программ). Год за годом правительство снижает объем инвестиционной поддержки регионов, увеличивая выравнивающие дотации.

И даже мизерные инвестиционные расходы Федерации (1/9 от выравнивающих) нельзя с легким сердцем назвать таковыми: 75% расходов Фонда развития региональных программ направляются в Татарстан и Башкортостан. В ближайших планах федерального центра - масштабные инвестиции в Калининградскую область.

Все это, наверное, делать нужно. Но нельзя не согласиться, что все эти программы носят скорее социально-политический характер, а соображения их экономической эффективности, соображения развития здесь не приоритетны.

Таким образом, потенциально способные к интенсивному экономическому развитию регионы-лидеры, которые могли бы стать "локомотивами роста" для страны в целом, лишаются средств, которые в рамках существующей региональной политики передаются реципиентам и практически не могут претендовать на их возврат в рамках инвестиционных программ Федерации, потому что программы эти де-факто не нацелены на экономическое развитие.

Но что самое печальное - потенциальные "локомотивы роста" лишены инструментов и полномочий для осуществления самостоятельной промышленной политики, в отличие от регионов многих развитых и развивающихся стран, где инструменты промышленной политики все чаще делегируются на региональный уровень, где они имеют шанс заработать.

В пользу аутсайдера

Российская региональная политика сегодня не создает видимых стимулов к развитию ни для доноров, ни для аутсайдеров. У 10 регионов-лидеров, которые формируют более 50% ВРП России, более 50% федерального бюджета и привлекают более 80% иностранных инвестиций, изымается большая часть ресурсов, которые могли бы быть использованы для ускорения развития.

Федеральный бюджет, консолидировав их ресурсы, отдает их реципиентам по двум направлениям: через программы выравнивания межрегиональных различий, т. е. на проедание ($10 млрд в год), и через социально и политически обусловленные ФРР и ФЦП, которые тоже в большинстве достаются аутсайдерам. Реципиенты, таким образом, находятся на почти полном иждивении доноров и стимулов к самостоятельному развитию не имеют.

Рост и базовые регионы

А между тем постановка задачи удвоения экономики за десятилетие диктует России необходимость проведения совершенно другой региональной политики.

Наше исследование показывает, что страны, имевшие опыт удвоения ВВП за 10 лет, делали это только за счет нескольких базовых регионов - "локомотивов", за счет региональной политики государства, нацеленной на раскрытие их экономического потенциала. Опыт Китая, Чили, Индии, Южной Кореи и Бразилии показывает, что именно базовые регионы совершали резкий экономический рывок, а затем импульсы экономической активности распространялись от лидеров к аутсайдерам - с последующим общим ростом социальных стандартов во всех регионах.

Кстати, известно, что Европа, сделавшая в 90-е гг. акцент на выравнивании, не показывает удовлетворительных темпов роста.

Парадокс, но усилия российского федерального правительства по выравниванию межрегиональных различий мало к чему приводят. Разрывы в развитии регионов несколько снижаются только в периоды падения российской экономики. А периоды роста ВВП России всегда сопровождаются ростом межрегиональных дифференциаций. Так, десятка регионов-доноров с 1998 г. на 9-11% в год увеличивала свой отрыв от общероссийского уровня по среднедушевому ВРП, тогда как аутсайдеры на 3-5% в год увеличивали свое отставание. А доля Москвы и Санкт-Петербурга в ВРП России вообще выросла за 10 лет в два раза.

Если Россия не пересмотрит подходы к региональной политике, то разница в душевом ВРП 10 лидеров и 10 аутсайдеров вырастет с сегодняшних 11 раз до 17-18 раз в 2015 г., потому что аутсайдеры сегодня не имеют никаких стимулов развиваться. А рост ВВП (только значительно более медленный, чем мог бы быть) все равно будет происходить за счет базовых регионов.

Создание стимулов

Мы не добьемся устойчивого роста экономики России, если не создадим внятных стимулов к развитию и для доноров, и для реципиентов. Новая политика регионального развития должна: гарантировать базовые социальные стандарты каждому вне зависимости от региона проживания; способствовать развитию экономического многообразия регионов; способствовать эффективной промышленной политике на региональном уровне; развивать потенциал межрегионального сотрудничества.

Базовый социальный стандарт

Чтобы избежать неприятия населением новой региональной политики, Федерация должна гарантировать обеспечение каждому гражданину базового социального стандарта вне зависимости от региона проживания, гарантировать неухудшение и последующий рост этого базового стандарта.

То есть эффективный инструмент выравнивания даже при новой региональной политике должен работать, и с этой функцией может справиться Фонд финансовой поддержки регионов. Этот механизм зарекомендовал себя как достаточно прозрачный и устоявшийся. Если бы не было ФФПР, доходы 10 регионов-лидеров превышали бы доходы 10 аутсайдеров не в 3-5 раз (как сегодня), а в 8-10 раз.

В то же время выполнение этих базовых обязательств не должно угнетать задачи регионального развития. Поэтому предлагаю постепенно увеличивать удельный вес ФЦП, нацеленных на реализацию инфраструктурных проектов экономического развития, а не на решение социально-политических проблем.

Эксперимент

Хочу обратить внимание на то, что мы ни в коем случае не предлагаем назначать сверху базовые регионы - локомотивы роста. Потому что изобрести верные и прозрачные критерии "базовости" и "локомотивности" невозможно. Нам надо выявить точки экономического роста через прозрачный механизм ревизии всей карты региональных инвестиционных проектов.

Для этого предлагаю провести экспериментальный федеральный конкурс региональных инвестиционных проектов повышения конкурентоспособности. Конкурс должен быть открытым - любой регион сможет принять в нем участие. При этом отбор проектов на конкурсе должен осуществляться по четким критериям экономической (а не социально-политической) эффективности. И не только чиновниками, а комиссией с привлечением независимых профессиональных экспертов и консультантов. Федеральные деньги должны расходоваться исключительно в качестве сопровождения средств частников и региональной власти при реализации проектов-победителей.

Для примера скажу, что Чили только на программы инновационного развития регионов тратит по специальному закону 1 % ВВП ежегодно и собирается увеличить финансирование до 2% ВВП. Я предлагаю в качестве эксперимента потратить в 2005 г. на финансирование экспериментального конкурса 1% федерального бюджета. В случае успеха конкурса можно будет его постепенно расширять.

Реализация региональной политики, направленной на развитие базовых регионов, остро ставит вопрос о том, как распространять импульсы экономической активности от лидеров к аутсайдерам, как втянуть аутсайдеров в цепочки добавления стоимости. Как сломать преграды для перетока экономического роста через границы регионов.

Я думаю, все согласятся, что сегодняшнее состояние межрегиональной кооперации следует считать неудовлетворительным: регионы открыты для экспорта - импорта, открыты для общения с Москвой, но воюют друг с другом на многих отраслевых досках. Поэтому часть федеральных инвестиций в регионы предлагаю направить на финансирование федерального конкурса межрегиональных инвестиционных проектов. Мы сможем таким образом выявить карту уже существующих межрегиональных инвестиционных проектов, дополнительно стимулировать регионы к сотрудничеству и формулировке общих экономических интересов и проектов. Нам категорически необходимо повернуть регионы лицом друг к другу и заставить их обсуждать совместные проекты, чтобы внутри страны, а не только за границей выстраивались цепочки добавления стоимости. В случае успеха масштаб конкурса межрегиональных проектов можно будет расширить.

Региональная политика

Для осуществления устойчивого экономического роста России нужна комплексная политика регионального развития.

Я предлагаю сформировать Рабочую группу Госсовета по разработке государственной политики регионального развития. Эта Рабочая группа могла бы рассмотреть несколько ключевых вопросов, от которых зависит региональная политика государства.

Ревизия полномочий. Мы должны насытить региональный уровень принятия решений достаточным количеством инструментов развития, чтобы они могли осуществлять эффективную промышленную политику. Мировой опыт показывает, что центр промышленной политики в больших государствах постепенно перемещается на уровень регионов, чтобы они имели возможность самостоятельно встраиваться в глобальные цепочки кооперации, а не бегать по коридорам федеральных министерств для решения любого вопроса. Не случайно появляются все более обоснованные экспертные заключения, что целостной федеральной промышленной политики в такой большой стране, как Россия, быть попросту не может, потому что у каждого региона свой уникальный сценарий интеграции в глобальные процессы, свои рынки сбыта, свои рынки капитала.

Ревизия программ. Нам необходимо посмотреть, как стыкуются региональные программы развития с общероссийской стратегией развития. Нам необходимо выявить весь спектр несоответствий и попытаться совместить две эти большие темы.

Сценарий интеграции. России необходимо выработать гармоничный с экономической точки зрения сценарий укрупнения регионов. Сценарий интеграции не может быть взят с потолка. Он должен способствовать решению проблемы формирования мощных производственных комплексов на базе регионов - локомотивов экономического роста. Если мы говорим о том, что к центрам экономического роста России должны подключаться остальные российские регионы, то административное укрупнение регионов - один из вариантов экономической интеграции.

Субъект регионального развития. Мы должны проработать вопрос о необходимости создания федерального органа исполнительной власти, координирующего вопросы регионального развития.

Промышленная политика

Но давайте перейдем от обсуждения того, что федеральная власть могла бы сделать в области региональной политики, к тому, что мы сами можем сделать для осуществления экономического рывка региона. Предлагаю поговорить о мерах региональной промышленной политики, как мы ее видим.

Исследовав богатый мировой опыт качественного преобразования территорий (Шотландии, Аргентины, Чили, Индии, США), мы выявили несколько ключевых направлений, которыми следует заниматься. Во-первых, приоритеты промышленной политики региона должны вырабатываться только в диалоге бизнеса, экспертов и власти, а не возникать в головах чиновников из ниоткуда. Диалог этот может происходить в формате Совета по предпринимательству при губернаторе. Во-вторых, некоторые российские регионы, с нашей точки зрения, готовы к тому, чтобы применить у себя положительный опыт классических фондов регионального развития - частно-государственных компаний, достигавших заметных результатов по преображению территорий. В-третьих, необходимо предпринять зависящий от региональной власти комплекс мер по развитию малого и среднего бизнеса, включающий в себя формирование комфортной юридической базы, снижение административных барьеров и конкурсы по софинансированию части процентной ставки. В-четвертых, региональные власти могут и должны способствовать росту человеческого капитала региона, т. е. инвестировать в программы повышения квалификации как госслужащих, так и представителей частного бизнеса.

Юридическая среда

За прошлый год нам удалось несколько расширить наш инструментарий для стимулирования инвестиций в Красноярский край. Хотел бы обратить ваше внимание на инициированные нами законы. Закон о налоге на имущество предусматривает возможность предоставления льгот крупным инвесторам в объемах, зависящих от размера инвестиций. В законе о бюджете на 2004 г. мы предусмотрели возможность субсидирования части процентной ставки для предприятий малого и среднего бизнеса. Мы разработали закон о господдержке инвестиционной деятельности, предоставляющий инвесторам государственные гарантии и инвестиционно-налоговые кредиты через льготы по региональным налогам, в том числе налогу на прибыль и налогу на имущество. Мы считаем, что в крае создана комфортная налоговая среда для инвестиций.

Корпорация развития

Многие из вас знают, что Красноярский край начал road show Корпорации развития Красноярского края, многие инвесторы получают от нас приглашения участвовать в ее капитале и ее отраслевых проектах.

Из схемы видно, что каждый бюджетный рубль, который администрация края может вложить в корпорацию, должен дать 3 руб. прибыли за счет частных финансовых инвесторов корпорации, а потом еще от 3 до 5 руб. за счет средств частных промышленников, которые инвестируют средства в конкретные отраслевые проекты корпорации. Таким образом, вложив в 2004 г. в корпорацию $35 млн бюджетных средств, мы надеемся сформировать капитал корпорации на уровне не менее $100-120 млн, что позволит нам запустить реальных отраслевых проектов на $500-600 млн.

Любые государственные ресурсы (деньги из бюджета, инвестиционно-налоговые кредиты, лицензии, концессии) будут предоставляться проекту только в том случае, если мы увидим мультипликативный эффект. То есть частные инвестиции в каждый проект корпорации должны кратно превышать вклад бюджета.

Структура корпорации

Частный бизнес имеет возможность участвовать как в капитале самой корпорации, так и в реализуемых с ее участием отраслевых проектах. Корпорация ни в коем случае не стремится монополизировать экономику края. Там, где частный капитал в состоянии справиться самостоятельно, ему соучастие корпорации не потребуется. Проекты, которые будут осуществляться без участия корпорации, не менее приоритетны для нас, чем те, что будут реализованы с ее участием.

Заявляемые нами отраслевые приоритеты корпорации (инфраструктурные, коммунальные, промышленно-отраслевые) - это декларация о намерении всячески поддерживать инвестиции именно в эти отрасли, поскольку у нас есть уверенность, что именно там могут возникнуть точки интенсивного роста, именно там возникнет наибольшая отдача на вложенный капитал. Участники корпорации от частного бизнеса обязательно предложат нам свои варианты проектов, и мы будем их совместно рассматривать. Окончательный перечень проектов корпорации возникнет в диалоге бизнеса и власти.

Примеры проектов

Мы убеждены, что сегодня уровень нашего понимания точек роста в крае достаточен для того, чтобы грамотно советовать бизнесу, куда вкладывать деньги в регионе.

Мы считаем, что Богучанская ГЭС должна быть достроена силами частных инвесторов. Строительство ГЭС начато в 1980 г. Проектная мощность станции - 2000 МВт. Строительные работы выполнены на 60%. Достройка требует около $1 млрд инвестиций за 3-4 года, РАО ЕЭС вкладывает в станцию по $15 млн в год, чего недостаточно даже для содержания станции в текущем состоянии. Цель Корпорации развития - привлечь к достройке ГЭС и строительству железнодорожной ветки до Богучан консорциум частных инвесторов, заинтересованных в разработке недр Нижнего Приангарья. Этот подход поддерживает президент России Владимир Путин. В обеспечении зоны Нижнего Приангарья энергетической и транспортной инфраструктурой заинтересованы компании "Базовый элемент", "Норильский никель", "Евразхолдинг", ОАО "РЖД" и др.

Мы считаем, что инвестиции в развитие Нижнего Приангарья способны дать колоссальную отдачу на вложенный капитал. Оценочная стоимость природных запасов этого района составляет $230-460 млрд. Разведанные запасы золота в Приангарье - более 10% от общероссийских, прогнозируемые запасы оцениваются в 20% от общероссийских. По добыче золота Приангарье находится на 3-м месте в России. По запасам свинца Горевское месторождение входит в тройку крупнейших в мире, а учитывая выработанность месторождений Австралии, оно является мировым лидером. В случае создания крупного металлургического производства на территории края район Нижнего Приангарья обеспечит промышленность России свинцом. Освоение Порожинского месторождения марганца вместе с организацией на территории Красноярского края комплекса по глубокой переработке марганцевых руд может удовлетворить на 50% потребности российской черной металлургии в марганце. В Нижнем Приангарье сосредоточено 16% лесного фонда края. Покрытые лесом территории превышают 90%. Высокоценные хвойные породы составляют 86% запасов. Расчетная лесосека - 49 млн куб. м в год, в том числе хвойных - 34 млн куб. м. При обеспечении региона энергетической и транспортной инфраструктурой в Нижнем Приангарье возможно строительство нескольких ЦБК, ориентированных на рынки Китая, стран ЮВА и АТР.

Мы уверены, что в жилищно-коммунальном секторе края созданы условия для частной конкуренции и частных инвестиций. В прошлом году мы ликвидировали перекрестное субсидирование в ЖКХ и перешли к адресным дотациям малоимущим, доходы предприятий ЖКХ в итоге выросли за год на 60%.

Мы уверены, что уникальные географические преимущества красноярского аэропорта "Емельяново" позволят ему стать главным в Сибири международным транзитным центром для пассажиров и грузов. Этот аэропорт находится строго на пересечении маршрутов из Юго-Восточной Азии в Европу и из Юго-Восточной Азии в Америку и отлично развивается как транзитный центр. Чтобы он стал лидером по грузовому и пассажирскому транзиту, в его модернизацию надо вложить порядка $200 млн.

Убежден, что цель масштабного экономического рывка Красноярского края достижима. И произойдет это за счет кратного роста инвестиций в регион, который немыслим без эффективного частно-государственного партнерства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
04.12.16
Израиль готовится к войне
NB!
04.12.16
Фантастический камбэк «Борнмута» в АПЛ: 3 гола за 15 минут
NB!
04.12.16
«Сделано в России» – есть ли шанс не похоронить проект?
NB!
04.12.16
Почему состоялся гений Ломоносова?
NB!
04.12.16
Российское ТВ: за или против Путина?
NB!
04.12.16
«Западу придется признать, что битву за Сирию он проиграл»
NB!
04.12.16
Власти Сирии за неделю амнистировали 2,5 тысячи боевиков
NB!
04.12.16
Путин: однополярный мир не утвердился
NB!
04.12.16
Блеф-патриотизм и научные игры министерства культуры
NB!
04.12.16
МВД Украины: под Киевом полицейские перестреляли друг друга по ошибке
NB!
04.12.16
Путин: Примаков предупреждал о негативных последствиях «арабской весны»
NB!
04.12.16
Ватикан: есть ли душа у киборгов?
NB!
04.12.16
Нагорный Карабах в паутине публичной дипломатии и закулисья
NB!
04.12.16
Япония признала Курилы советскими (российскими) ещё в 1945 и 1956 годах
NB!
04.12.16
Путин: Трамп — умный человек и быстро осознает новый уровень отвественности
NB!
04.12.16
Голая жизнь арт-мессии Павленского
NB!
04.12.16
«Второй Жешув»: поляки отстояли легендарный советский танк Т-34
NB!
04.12.16
Психиатрическая больница в России как метафора... чего?
NB!
04.12.16
Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего
NB!
04.12.16
Глава Пентагона: США не хотят видеть в России врага
NB!
04.12.16
Эрдоган предложил Путину осуществлять расчеты в национальных валютах
NB!
04.12.16
WP: «Умеренная сирийская оппозиция» может объединиться с «Аль-Каидой»