Иван Шилов © ИА REGNUM

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что в ближайшее время может провести встречу со своим американским коллегой Дональдом Трампом. Где, когда и в каком формате — пока неизвестно. Как ожидается, глава Белого дома с 3 по 5 июня отправится с визитом в Великобританию, а 6 июня посетит Францию, где примет участие в церемониях в честь 75-летия высадки союзных войск в Нормандии.

Напомним, что в марте этого года Эрдоган уже сообщал о намерениях Трампа приехать в Турцию после муниципальных выборов, которые прошли 31 марта. Ранее, в декабре 2018 года, турецкий президент приглашал американского в Анкару. В интервью телеканалу CNN Turk Эрдоган рассказывал, что «получил от Трампа приглашение побывать в США», однако сказал, что «сначала жду его в Турции». США отреагировали на это неопределенно, заявив, что, «возможно, такой визит состоится, однако только в течение 2019 года», что «будет зависеть от планов и программы американского президента». Одним словом, Трамп избегает личных контактов с Эрдоганом, хотя последний уверяет всех в том, что у него с американским коллегой «очень хорошие отношения», позволяющие «решать многие проблемы легче». Для того, чтобы подготовить встречу между Трампом и Эрдоганом, в США специально вылетал зять турецкого лидера, министр финансов Турции Берат Албайрак. Он провел переговоры с зятем Трампа — Джаредом Кушнером, выводя, как утверждает Bloomberg, «решение существующих проблем во взаимоотношениях между Турцией и США на уровень президентов».

Берат Албайрак
Берат Албайрак
(сс) President.az

До недавнего времени главным камнем преткновения между Вашингтоном и Анкарой являлся вопрос о закупке Турцией российских зенитных ракетных комплексов С-400. Американцы категорически выступают против, хотя турки, объявляя сделку с Россией «свершившимся фактом», не отказываются от намерения продолжать переговоры с Вашингтоном по закупки их зенитных ракетных комплексов Patriot. Администрация Трампа тем временем подвесила над Анкарой дамоклов меч санкций, грозит отказать в продаже самолетов F-35, заявляя, что опасается утраты технологического преимущества своего истребителя, которые Москва может получить через С-400. Правда, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявлял, что в недавнем телефонном разговоре Трамп якобы пообещал урегулировать проблемы с С-400 и решить вопрос с поставками F-35. Но на саммите НАТО в Вашингтоне вице-президент США Майк Пенс выставил Турции ультиматум, предлагая ей выбирать между российским оружием и членством в НАТО.

Пенсу ответил вице-президент Турции Фуат Октай: «США тоже должны выбрать. Хотят ли они остаться союзником Турции или хотят рискнуть нашей дружбой, объединив силы с террористами, чтобы подорвать защиту союзника НАТО от врагов?». Проблема не только в С-400. В последние годы разногласия США и Турции стали приобретать разнообразный характер: Анкара выступает против американской поддержки курдов в Сирии, ей не нравятся американские планы по созданию базы НАТО на Кипре и эскалация из-за присутствия кораблей НАТО в Чёрном море, поддержка Греции и Израиля в Восточном Средиземноморье. Обозначено множество проблем с американцами на всём Большом Ближнем Востоке, в частности Турция не собирается присоединятся к давлению на Иран. Анкару на протяжении десятилетий не принимают в Европейский союз и активно мешают ей играть самостоятельную геополитическую роль в регионе.

Дональд Трамп и Раджеп Эрдоган
Дональд Трамп и Раджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Теперь, после того, как Трамп принял решение с начала мая 2019 года не выводить другие страны из-под действия американских санкций за закупку нефти у Тегерана, у Турции появилась еще одна проблема: ей предлагают отказаться от закупок иранской нефти. Эрдоган заявил, что не подчинится США в этом вопросе. Понятно почему, ведь в настоящее время из Ирана в Турцию поступают 27% потребляемой в стране нефти и 17% газа. Вашингтон может прибегнуть к штрафным мерам, понимая, что Анкара не только по политическим, но и по чисто экономическим соображениям не сможет отказаться от иранской нефти. Турция хотя и не является крупнейшим ее покупателем (это Китай и Индия), сильнее всех от нее зависит. То есть Анкара оказывается под прессингом кампании «максимального давления» администрации Трампа без шансов получить дополнительное разрешение на продление закупок иранской нефти. При этом действия турок как в отношении С-400, так и в отношении иранской нефти теперь оцениваются Вашингтоном как «вызывающие».

В этой ситуации Вашингтон рассчитывает, что в случае встречи и переговоров между Трампом и Эрдоганом второй должен будет «подписать акт о капитуляции» хотя бы на одном из направлений — по С-400 или по иранской нефти. По оценке турецкой газеты Milliyet, «Анкару вынуждают переходить Рубикон, лишая не только шансов полагаться на военную и экономическую поддержку Запада, но и указывая на то, что она перестает играть важную роль в сдерживании наиболее серьезных угроз безопасности НАТО». Дальше, по мнению издания, «Турцию будут ограничивать в программах совместной военной деятельности, а в случае необходимости США могут последовать примеру Германии и вывести контингент с авиабазы Инджирлик». Правда, как говорит бывший бригадный генерал, который с 1998 по 2001 год работал в штаб-квартире НАТО в Бельгии, Наим Бабюроглу, «ни в одной из 14 статей Устава НАТО не прописано исключение какой-либо страны из альянса, но любой член организации может по собственному желанию отделиться от военного или политического крыла НАТО».

С-400
С-400
Владислав Осипов © ИА REGNUM

Но дойдет ли дело до этого? Пока вряд ли, хотя США, создавая для Турции проблемы, пытаются укрепить не только оппозиционные турецкие силы, но и создать проблемы внутри правящей партии «Справедливость и развитие» (ПСР). Об этом открыто пишет американское издание The Atlantic, утверждая, что «Эрдоган лишается политической и социальной опоры по мере ухудшения отношений с Западом, многие либералы покинули ПСР, как и исламисты, обвиняющие президента в непоследовательности». Но в Турции есть такие силы, которые, как пишет газета Sabah, считают, что «турки не должны отступать» и «если свернуть с этого пути, это будет иметь не только экономические, но и стратегические издержки, что будет иметь непоправимые последствия для страны». Размышляют и США. Foreign Policу призывает Трампа проявить в отношении Эрдогана «умную, а не силовую дипломатию, и вернуть его на верный путь в стан западного союзничества», оставит ему возможности «для тактического маневрирования, а не загонять его в ситуацию выбора или-или», отказаться от поддержки Отрядов народной самообороны курдов в Сирии (YPG).

Возможно, Эрдогану до сих пор кажется, что Трамп воспользуется своими президентскими прерогативами, дабы урегулировать все проблемы, поскольку в понимании турок санкционные действия США в отношении Турции будут иметь долгосрочные стратегические последствия для всего НАТО. Однако пока для Белого дома идея о таком «взаимном прощении» кажется невыполнимой: планки требований сторон очень высокие. Созданная в отношениях двух стран «гремучая смесь» может привести к очень серьезному осложнению двусторонних отношений, будет иметь сложные последствия не только для Турции, но всего Ближнего Востока. Эрдоган — волевой и решительный политик, который предпочитает вести диалог с лидерами других стран на равных. А Трамп?