22 апреля Совет Федерации одобрил закон об «ипотечных каникулах», в ближайшее время он может быть принят окончательно. Многие ожидают, что закон позволит взять паузу в выплатах за жильё заёмщикам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Однако вместе с тем документ таит и определённые опасности. Так, законопроектом предлагается отменить обязательное нотариальное заверение договоров ипотечного кредитования жилья, находящегося в долевой собственности. В действительности такая мера не столько упростит оформление ипотеки, сколько создаст для рядовых граждан дополнительные финансовые риски. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 24 апреля рассказали на пресс-конференции Федеральной нотариальной палаты.

Доменико Робусти Тинторетто. Портрет трех юристов и нотариусов. 1623
Доменико Робусти Тинторетто. Портрет трех юристов и нотариусов. 1623

«Сейчас вступает в действие закон об «ипотечных каникулах», исключивший нотариат из ряда сделок с недвижимостью, находящейся в долевой собственности лиц. Что происходит в этой ситуации? Мы услышали горькие слова о том, что теперь, наконец, убирают помеху между бизнесом и гражданам. Но убрали не помеху, а повысили только риски для граждан, которые по-прежнему несут те же самые и даже большие расходы за экспертизу, стоимость которой достигает максимальной цены за самую дорогую (26 тыс. рублей) нотариальную сделку с жилой недвижимостью», — заявила заместитель председателя Научно-консультативного совета Федеральной нотариальной палаты Александра Игнатенко.

В последние годы непрофильные организации, в том числе банковские структуры, и риелторы начинают переходить на самостоятельное оказание нотариальных услуг. Однако в результате существенно завышают стоимость услуг по заверению документов, а главное — не имеют никакой установленной законом ответственности за возможные нарушения и ошибки.

«Это делается без каких-либо гарантий. Прибавьте сюда услуги за юридическое сопровождение, когда в электронной форме такие сделки направляются в Росреестр. Каждый гражданин должен приобрести одноразовую квалифицированную электронную подпись и заплатить за неё вместо того, чтобы это сделал за него нотариус. На самом деле расходы для клиента теперь лишь возрастут», — отметила она.

То, что участие нотариуса в сделках с недвижимым имуществом минимизирует риски участников сделок, наглядно подтверждается статистикой: доля успешного оспаривания нотариальных сделок составляет порядка 0,001% от их общего числа.

При этом нотариальный акт имеет особую доказательную силу: попытаться «порушить» в суде нотариальную сделку весьма сложно, при этом участие нотариуса фактически снижает расходы граждан и на адвоката — в случае судебного разбирательства он обязан выступить в защиту заверенной сделки, поскольку несёт за её заключение непосредственную ответственность.

«Сейчас каждый нотариус должен быть лично застрахован на сумму не менее чем 5 млн рублей, а в большинстве случаев страхуются и на большую сумму — 10, 12 млн рублей. Если сумма ущерба столь велика, что этого не хватает, то нотариус отвечает своим личным имуществом. Если не хватит даже этого, то на такие случаи создан специальный компенсационный фонд Федеральной нотариальной палаты, который ежегодно наполняется за счёт начисления нотариусов, который призван в экстренных случаях покрывать ущерб любого мыслимого размера», — пояснил пресс-секретарь Федеральной нотариальной палаты Георгий Краснов.

Несмотря на это, попытки «освободить» граждан от обязательного нотариального заверения сделок периодически преподносятся как безусловное благо и избавление от ненужной волокиты. И действительно, ещё в недавнем прошлом жалобы на постоянные очереди были вполне справедливы. Однако за последнее время российский нотариат достиг значительного прогресса в «цифровизации» нотариальных действий.

«К нам были претензии, что у нас очереди — очередей теперь нет. Высокие тарифы? Снизили тарифы в три раза. Сложные процедуры? Сделали просто, документы нотариус истребует электронно. С 1 февраля 2019 года нотариусы обязаны подавать удостоверенные сделки в электронном виде в Росреестр, и Росреестр обязан за один рабочий день их регистрировать», — указал президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик.

Помимо прочего, новый механизм разом ликвидировал большую прослойку «серых» посредников, которые помогали клиентам ускорить процесс регистрации документов. Если раньше граждане, у которых было не так много времени простаивать в очередях в регистрационных органах, были вынуждены оформлять доверенности своим представителям, риелторам и посредникам, то теперь всё стало гораздо проще.

О росте эффективности нотариальных палат свидетельствует сокращение числа такого рода доверенностей на право распоряжения недвижимым имуществом: их число сократилось на 15,3%, составив более 2 млн 137 тыс. единиц.

Устаревшие форматы отмирают и для бизнеса. Так, число нотариальных действий по свидетельствованию подлинности подписи на заявлениях юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в ФНС сократилось на 22,5%.

По словам президента Федеральной нотариальной палаты, нотариальные палаты активно осваивают электронные форматы, сотрудничают с государственными органами по линии цифровизации документооборота. В настоящее время нотариус главным образом занят не оформлением документов, как бывало прежде, а своей основной задачей — защитой прав участников сделок и оказанием высококвалифицированной юридической помощи.

Однако самое главное заключается в том, что нотариус по-прежнему остаётся единственным лицом, уполномоченным государством на заверение сделок при полной имущественной ответственности за результаты своей профессиональной деятельности. В связи с этим передача нотариальных функций другим организациям в действительности затрагивает интересы широкого круга граждан.

«Вопрос становится актуальным. Мы собираемся напомнить, что в Совете Федерации в феврале был правительственный час министра юстиции Александра Коновалова — он сказал, что Минюст придерживается последовательной позиции о том, что необходимо вводить обязательную нотариальную форму сделок, по крайней мере, с жилыми помещениями с участием граждан», — указал президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик.

«Мы всё время вспоминаем споры о переходе долей в обществах с ограниченной ответственностью. Количество рейдерских захватов было огромным до тех пор, пока не появился нотариус в корпоративных отношениях: были приняты изменения в федеральный закон, устанавливающие обязательное нотариальное удостоверение таких сделок. Где споры по этим фактам? Теперь их практически нет. И вот в какой-то момент общество успокаивается и спрашивает: а зачем нам нотариус? В каком-то смысле нотариус для того и нужен, чтобы все смогли забыть о его необходимости», — заключила заместитель председателя Научно-консультативного совета Федеральной нотариальной палаты Александра Игнатенко.

Читайте развитие сюжета: В Петербурге предлагают снимать действия нотариусов на видео