Москва в очередной раз проигрывает информационную войну в Чечне. Прежде всего, Западу: комментарии СМИ

Москва, 17 мая 2004, 12:56 — REGNUM  

Во время первой чеченской военной кампании 1994-1996 гг. федеральный центр проиграл информационную войну в Чечне и, как потом отмечали аналитики, этот проигрыш во многом повлиял и на весь исход военных действий России в мятежном регионе. Не случайно после 1996 года главный пропагандист Чечни Мовлади Удугов стал первым вице-премьером и министром государственной политики и информации республики, получив высший орден Ичкерии "Честь нации" за победу в "информационной войне" против официальных российских СМИ. Ситуация начинает повторяться после убийства чеченского президента Ахмада Кадырова. Сегодня внимание журналистов всего мира снова приковано к политике Москвы в отношении Грозного, однако, наблюдая растерянность Кремля и отсутствие ясной декларации о намерениях в отношении региона, СМИ констатируют провал политики России в Чечне.

Как отмечают северокавказские СМИ, проблема Чечни была и остается, в первую очередь, главной проблемой Южного федерального округа России. И особую роль сегодня обязан будет сыграть именно ЮФО. Убийство Ахмата Кадырова прекратило все дискуссии о новом политическом имидже Юга России, которые развернулись было несколько недель назад. Все попытки отказаться от образа "воюющего" округа теперь со всей очевидностью являются надуманными. "С политического убийства Ахмата Кадырова 9 мая 2004 года против России начинается новый виток "Войны Знаков" и "Войны Смыслов", - пишет ростовский "Южный федеральный" (12.05). - "Собственно, война эта никогда и не заканчивалась. Именно со "смысловой диверсии" начался развал СССР, именно на знаково-смысловом поле совершались в России наиболее драматические военные и политические акции последнего десятилетия. Как показала практика, наша страна, российская власть и российская политическая система наиболее уязвимы как раз на знаково-смысловом поле. Российская элита попросту не готова к ведению серьезных конфликтов на этом уровне. А поскольку именно знаково-смысловое пространство имеет стратегическое значение в эпоху информационных обществ, то неудивительно, что самые тяжелые поражения Москва терпела именно на фронтах информационно-смысловых, информационно-знаковых войн. Политическое убийство Ахмата Кадырова 9 мая 2004 года не только лишило Чеченскую Республику первого признанного Москвой президента. Оно явилось жесткой знаково-смысловой информационной диверсией против Кремля. И главной политической задачей власти в России сегодня является нейтрализация последствий этой диверсии. Убийство Кадырова вновь делает Чечню главным политическим фронтом Кремля", - отмечает издание. Аналогичной точки зрения придерживается "Московский комсомолец" (12.05): "Объективно убийство Кадырова однозначно свидетельствует о крахе той политики, которую проводил и проводит Кремль в отношении Чечни. Это ошибочная политика, ведущая в тупик. Ее необходимо менять коренным образом. Однако до этого власти еще нескоро дойдут. Прежде они попробуют произвести "косметические изменения", и гибель Кадырова открывает для этого некоторые возможности".

Российские СМИ и, главным образом, северокавказские, отмечают на своих страницах, что в последнее время Кадыров набрал силу и стремился вытеснить федералов из Чечни. Центру все это не очень нравилось, однако А.Кадыров настолько укрепил свою власть в республике, что решить что-то в Чечне, минуя его, было невозможно. И вот картина изменилась: российскому правительству нужно заново выстраивать отношения с мятежным регионом. И снова осечка. "Самые первые шаги федерального центра вновь подтверждают неготовность высшей власти в РФ к реагированию на знаково-смысловые диверсии", - пишет "Южный федеральный" (13.05). - "Недопустимо демонстрировать по ТВ затаившей дыхание России и лишившейся сильного и жесткого вождя Чечне его невольного преемника с дрожащим голосом и сложенными, как у первоклассника, руками. Москва во время знаково-смысловой диверсии должна была подать ответный Знак, показать того, с чьим образом будет (пускай и на краткий период) ассоциироваться политика "наведения порядка". Преемник Кадырова, судя по первым (и самым важным!) фрагментам его демонстрации общественному мнению, излучал не Волю, не готовность "защитить и покарать", а неуверенность и, как это показалось очень многим, страх. Другими словами, самый первый ответный ход федерального центра на знаковом поле конфликта был неверным". Следует отметить, что помимо вышеуказанной публикации на страницах российских СМИ крайне мало обсуждается фигура премьер-министра Чечни и временно исполняющего обязанности президента республики Сергея Абрамова: его просто вообще не воспринимают всерьез. Последнее утверждение подтверждается и в комментариях российских политиков представителям прессы. В частности, на вопрос о возможном преемнике А.Кадырова называются какие угодно фамилии, кроме как фамилия С.Абрамова. Наиболее часто звучат предложения о назначении Кремлем главой Чечни Асламбека Аслаханова, Малика Сайдулаева, Хусейна Джабраилова, Руслана Хасбулатова, Анатолия Трошева. Кто-то говорит о возможном нарушении Конституции республики и назначению Рамзана Кадырова. Есть и явные сторонники Бислана Гантамирова, в частности, российский сенатор Рамазан Абдулатипов. Представление такого количества персоналий в роли лидера Чечни еще раз говорит о том, что политическая элита страны находится в замешательстве, не обнаруживая подходящего кандидата на вакантную должность. Российские СМИ отмечают, что Кремль находится в тупиковой ситуации: назначение русского приведет к потере контроля над регионом, а назначение чеченца рано или поздно опять приведет к излишней самостоятельности главы республики. Тем не менее, винить в этом Кремль должен только себя: издание Карачаево-Черкесской Республики "Черкесск" (11.05) пишет на своих страницах, что Москва не успела взрастить ни одного возможного преемника, поскольку другим сильным кандидатам в свое время просто не давали принять участия в выборах.

А западные СМИ обращая внимание на временную беспомощность России и пишут о том, что Москва медленно, но верно теряет свое присутствие на Кавказе, вспоминая для начала сдачу российских позиций в Аджарии, и проводя аналогии с Чечней. Наиболее точно на страницах отечественных СМИ на эту тему высказался известный журналист и политолог Виталий Третьяков. В своей статье в "Вечернем Ростове" (14.05), В.Третьяков подчеркивает, что у теракта 9 мая в Грозном есть и международное измерение, самое главное. "Речь идет либо об отторжении всего Северного Кавказа (а не только одной Чечни) от России, либо, по меньшей мере, о долговременной дестабилизации всего Кавказа и минимизации присутствия или хотя бы влияния России в этом стратегически ключевом регионе Евразии, в Черноморско-Каспийском бассейне, шире - в Средиземноморско-Черноморском бассейне". В.Третьяков называет четырех основных мотива осуществления таких целей: "Первый мотив - геостратегический - окончательное разрушение или ослабление России. Второй - конкурентно-экономический: дестабилизация России, а на Кавказе этого добиться легче всего, что не позволит Западу сделать ставку на нашу страну как на основной источник энергоресурсов для себя. Третий - исламистский - отвоевывается пространство для широкомасштабной экспансии радикального ислама на север. Четвертый - чисто террористический: Чечню, как раз завоеванный плацдарм, на котором удобно поддерживать боевой дух и военно-техническую подготовку террористов, просто так отдать нельзя. Тем более что Запад не склонен позволять России слишком усердствовать в ликвидации этого плацдарма".

О том же самом пишет дагестанское "Новое дело" (14.05). По мнению издания, трагедию в Чечне нельзя рассматривать как отдельный, изолированный террористический акт или лишь как внутричеченскую проблему в форме мести или расправы над президентом Чеченской Республики Ахмадом Кадыровым со стороны "ваххабитов" или главарей бандформирований. "Активизация процессов по ослаблению российского влияния в Закавказье и усилению присутствия США в регионе, борьба за каспийскую нефть и маршруты ее транзита, за доминирование на Черном море неразрывно связаны с дестабилизацией обстановки на Северном Кавказе. Это - единая антироссийская стратегия, разрабатываемая и координируемая из-за пределов Кавказско-Каспийского региона. Нельзя исключить, что здесь, в том числе, замешаны те силы, которых не устраивает проводимая президентом Владимиром Путиным и поддерживаемая подавляющим большинством граждан России политика", - пишет издание. С "Новым делом" согласен и В.Третьяков: "Свержение Шеварднадзе в Грузии. Покушение на президента Ингушетии Мурата Зязикова. Волнения в Армении. Свержение Абашидзе в Абхазии. Убийство Кадырова. Я, конечно, не утверждаю, что все эти события связаны непосредственно. Возможно, между некоторыми из них (но не всеми) нет связи даже косвенной. Однако когда все это происходит в одном регионе и в течение всего нескольких месяцев, связи прорастают сами собой, даже без специальной инициативы с чьей-либо стороны". "Новое дело" предполагает в этой связи, что будут попытки обострить ситуацию в Дагестане и других республиках региона, не исключая, что в ближайшее время будет начата ангироссийская кампания в Грузии, Азербайджане и Армении (с требованием вывода российских военных баз) и будет усиливаться давление на Абхазию и Южную Осетию.

Запад еще более активно рассуждает о провале российской политики на Кавказе, причем на своей территории. Еще более активно, чем, например, комментируя отставку Аслана Абашидзе. В этот раз абсолютно все западные СМИ "откликнулись" на проблемы России в Чечне. Американский The New York Times (11.05), ссылаясь на правозащитницу Татьяну Локшину, пишет, что теперь армия Кадырова, солдаты, "среди которых есть перебежчики из лагеря сепаратистов, могут, почувствовав опасность, поднять новую волну насилия, чтобы уберечься от соперников. Известные как "кадыровцы", они теперь подчиняются сыну Кадырова Рамзану. Но Кадыров-младший не может быть преемником отца. Ему еще нет тридцати, он известен своей жестокостью, и у него нет политического веса, необходимого для установления власти", - заключает газета. Статья в британской The Times (17.05) выходит по заголовком "Убийство Кадырова разрушает надежды Москвы на мир в Чечне". В материале говорится, что теракт в раздираемой войной Чечне, в результате которого был убит Ахмат Кадыров, пророссийский президент Чечни, и получил тяжелые ранения командующий ОГВ, имеет признаки операции, типичной для "Аль-Каиды". Кроме того, "благодаря этому событию стало очевидно и для Москвы, и для всего остального мира, что уверения Путина в том, что чеченская война закончена и в регионе установлен мир, весьма далеки от реальности". Британское издание подчеркивает, что политика Владимира Путина в Чечне продолжает наносить огромный вред стране.

"Своим терактом в Грозном террористы добились одного - для СМИ война в Чечне на некоторое время снова стала темой номер один, - заключает в свою очередь немецкая Die Tageszeitung (17.05). Кадыров - это один из самых ненавидимых в Чечне людей, который более других нажился на войне в кавказской республике и как никто поддерживал в ней бесчеловечную политику Москвы. То, что эта политика потерпела полную неудачу, снова подтвердилось недавними событиями. Выводы из бесспорного поражения Кремля очевидны - к сожалению. Только что переизбранному президенту России и управляющему демократу Владимиру Путину уже по привычке опять не пришло в голову ничего другого, кроме как угрожать чеченским террористам и, следовательно, всему мирному населению возмездием и карательными мерами. Альтернативы этому античеловечному курсу Москвы сейчас ожидать не приходится. Кремль, как и прежде, будет ставить на пресловутую силу оружия, даже если этот путь с каждым днем все больше и больше заводит в тупик. Но все бывает и совершенно иначе. Так, аджарцам, пусть даже под сильнейшим давлением центрального правительства Грузии, понадобилось всего несколько дней, чтобы избавиться от Аслана Абашидзе, пророссийски настроенного автократа. Подключение в пожарном порядке главы российского Совета безопасности Игоря Иванова, который сопроводил отставного вельможу в московскую эмиграцию, со всей очевидностью продемонстрировало, что положение России здесь безнадежно. Но пока такое же прозрение наступит в отношении Чечни, пройдет, пожалуй, еще много времени, - говорится в материале немецкого издания "Бомба убивает чеченского президента, тем самым поражая и Россию". Смерть Кадырова создала вакуум власти, причиной которому он сам. Эта смерть поставила трудные вопросы перед Кремлем. Она грозит опасными последствиями для рядовых чеченцев, пытающихся наладить свою жизнь среди невзгод и страданий", - комментирует события в Чечне британская The Financial Times (11.05). "Стиль правления Кадырова, направленный на концентрацию власти, когда на ключевые посты расставлялись только его надежные люди, не оставлял места для оппозиции. Это оттолкнуло от него значительную часть чеченского общества. И сегодня его администрация в смятении. Кремль взял курс на "чеченизацию" в поисках выхода из заколдованного круга, в который превратилась вторая чеченская война: нападения партизан следовали одно за другим, а после них российские федеральные войска проводили жестокие карательные акции. Кремль сделал выбор в пользу новой политики, поскольку, как и в ходе любой оккупации, правительство осознало всю важность и насущность задачи завоевать сердца и умы населения оккупированной территории. Кроме этого, вполне вероятно, кремлевские чиновники, занимавшиеся урегулированием кризиса, руководствовались и желанием снять с себя ответственность и переложить ее на кого-то еще. Казалось, возникла реальная возможность создания промосковской политической коалиции и завоевания хоть какого-то доверия чеченского народа. Но администрация российского президента Владимира Путина не склонна к политическим тонкостям. Недисциплинированная и жестокая армия Кадырова запугивала, похищала и пытала соотечественников-чеченцев, подозревавшихся в сотрудничестве с боевиками, или тех, кого просто считали нелояльными. После гибели Кадырова Россия оказалась один на один с последствиями своего упрощенного подхода (с похожей проблемой сталкивается и руководство США, пытаясь справиться с иракской проблемой). Отказ от стратегии "чеченизации" и возвращение к системе назначения лидеров республики "из Москвы" означали бы признание провала политики, которую сам Путин яростно отстаивал от любой критики", - резюмирует американский The Washington Post (11.05).

Выход из сложившейся ситуации для Кремля предлагают только российские СМИ. Издания перечисляют три возможных варианта разрешения ситуации в Чечне и построения новой информационной политики на основании принятых решений. Первый из них, самый простой, как справедливо отмечают журналисты ряда изданий, предполагает введение в Чечне прямого президентское правления. Однако такой шаг совершенно точно означает окончательный проигрыш России в информационной войне Западу: подобный шаг крайне сомнителен с точки зрения конституционности, по крайней мере, в Основном законе Чечни о прямом президентском правлении нет упоминания вообще. Второй выход, казалось бы, самый очевидный: проведение в республике внеочередных президентские выборов таким образом, чтобы их выиграл человек, пользующийся авторитетом у большей части населения Чечни и доверием Москвы. Однако, как уже отмечалось выше, проблема заключается в том, что такой фигуры у Кремля нет. Обсуждаемый приход к власти Рамзана Кадырова точно так же означает несоблюдение Конституции Чеченской Республики, в которой четко регламентирован необходимый возраст главы республики.

Таким образом, у Кремля есть, похоже, лишь один вариант решения проблемы, как сохранить развитие ситуации в Чечне в относительно мирном русле, сохраняя свое влияние и не выходя за рамки закона. Напомним, что по чеченской Конституции глава правительства исполняет обязанности президента до внеочередных выборов. Если же эти внеочередные выборы будут признаны несостоявшимися, что весьма вероятно, то глава правительства будет исполнять эти обязанности до следующих выборов, которые должны быть проведены через полгода. Иными словами, подытоживает "Комсомольская правда" (12.05), фактически, премьер может в строгом соответствии с Конституцией править республикой, по сути, до конца года. "Модель премьер-регент (совсем необязательно, что им останется Сергей Абрамов) при "наследном принце" Рамзане Кадырове (он в это время должен резко набирать политический вес) может оказаться весьма эффективной. И, видимо, неслучайно Рамзан уже назначен первым вице-премьером".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.