Курды Турции и Ирака – на очередном геополитическом распутье

В русле развития ситуаций в Сирии, Ираке и Турции положение курдских племён в регионе претерпевает изменения, но далеко не в лучшую сторону. Посмотрим, что происходило с курдами Турции и Ирака

Сергей Шакарянц, 5 апреля 2019, 17:30 — REGNUM  

В русле развития ситуаций в Сирии, Ираке и Турции положение курдских племён в регионе претерпевает изменения, но далеко не в лучшую сторону. О том, что «крутится» вокруг курдской общины Сирии, так или иначе пишется немало — они оказались на острие и антитеррористической борьбы, и заговора Турции и США. Посмотрим, что происходило с курдами Турции и Ирака.

Что касается Турции, то, видимо, там наиболее обострённая обстановка. СМИ различных стран, курдские источники с января неоднократно сообщали, что в курдонаселённых регионах Турции идут бои — разумеется, с бойцами пешмерга Курдской рабочей партии (PKK). Но достоверных данных о том, как идёт эта возобновившаяся курдо-турецкая война, увы, нет и не предвидится. Только периодически что-то проскальзывало, и было возможно понять, что после января текущего года эта война приобрела характер «блуждающей» через турецко-иракскую границу. Активизация турецких ВВС против территорий в иракских горах Кандиль и даже в небе над езидским Синджаром, может свидетельствовать о том, что курды не уступают туркам, и те в надежде хоть на время «прижать» PKK вернулись к тактике «ковровых бомбардировок» или ракетных обстрелов тех местностей в Северном Ираке, где, по традиции, пешмерга партии PKK создавали свои базы и тренировочные лагеря.

31 марта, как известно, в Турции проходили местные выборы. Президент Реджеп Тайип Эрдоган и его правящая Партия справедливости и развития (AKP) эти выборы по большому счёту проиграли, причём даже и в Стамбуле. Но наше внимание привлёк тот факт, что «умеренные исламисты» Турции проиграли местные выборы и в борьбе за кресло мэров городов Карс и Игдыр, граничащих с Арменией, где с небольшим отрывом победили кандидаты от так называемой прокурдской «Демократической партии народов Турции» (HDP). Причём сама-то эта партия, по сути, вытеснена за рамки закона. Её лидеры — в основном под арестами и судами. Тем не менее в приграничье с Арменией эрдогановцы проиграли. Один из турецких политологов на днях заявил о том, что даже президент Азербайджана Ильхам Алиев потребовал от Эрдогана поддержать на муниципальных выборах в городах Карс и Игдыр кандидатов от партии «Националистического движения» (MHP) Дёвлета Бахчели, чтобы не допустить победы «проармянских» курдов. Тем не менее правящая AKP проиграла границу с Арменией, а вот Стамбульское поражение исламистов… Просто напомним, что ещё годы назад бытовало изречение: самый большой курдский город в мире — это Стамбул, потому что в Стамбуле проживает до 2 млн курдов…

Курдский ресурс Kurdistan24 30 марта сообщал, что в тот день полиция Турции провела рейды в 127 домах Стамбула, арестовав по меньшей мере 53 человека — кандидатов в городской совет от прокурдской HDP. Аресты произошли менее чем за 24 часа до начала местных муниципальных выборов. В южной провинции Шанлы-Урфа полиция арестовала ещё 11 человек, которые также являются кандидатами на предстоящих завтра выборах. В городах Адана, Ван и Игдыр по обвинению в «терроризме» власти арестовали 31 члена партии HDP. Новая волна репрессий против курдской оппозиции началась через несколько дней после того, как министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу пообещал провести против HDP широкомасштабную операцию. HDP при поддержке других курдских партий выдвинула своих кандидатов в крупных курдонаселённых пунктах Турции, где она традиционно побеждает на большинстве выборов. Как заявила представитель партии Айсе Акар Басаран, с тех пор как HDP начала предвыборную кампанию, турецкие власти арестовали 713 членов партии, из них 107 остаются под стражей. «Разница между сегодняшним и завтрашним днём заключается в том, что этот фашистский блок будет распущен», — сказала Басаран, имея в виду правящую партию AKP Эрдогана и её союзника на выборах — MHP Бахчели, которая, напомним, является всего лишь «легальной формой» террористической организации «Серые волки» * («Боз курт» *), ибо сия партия была создана ещё в 1969 г. как раз главарём «Серых волков» * Алпарсланом Тюркешем, а Бахчели возглавил националистов уже после смерти Тюркеша. Идеология этой партии — естественно, оголтелый турецкий национализм и пантюркизм, обильно сдобренные евроскептицизмом…

Мир знает, что Эрдоган обвиняет HDP в сотрудничестве с «террористами» из PKK, которые «хотят основать независимый Курдистан». Общее число членов прокурдской партии HDP в турецких тюрьмах превышает 7 000 человек. Среди них: бывшие лидеры партии Селахеттин Демирташ, Фиген Юксекдаг, члены парламента и более 60 мэров. Таков фон поражения «умеренных исламистов» от курдов на местных выборах 31 марта в приграничных Карсе и Игдыре. Ереванский автор-колумнист Рубен Гюльмисарян в связи с этими фактами выдвинул занимательную версию: «Победа HDP в северо-восточных районах Турции может спровоцировать неуравновешенного Эрдогана на военные операции здесь — предлоги он найдёт, можно не сомневаться. Даже если не будет причин, он их создаст искусственно. Такие операции хоть и выгодны Эрдогану в краткосрочной перспективе, но в среднесрочной отрицательно влияют на внутреннюю обстановку в стране, которая при некоторых условиях может стать взрывоопасной». Гюльмисарян прав — это насколько фантастично, в том числе с позиций Эрдогана, настолько же реалистично, учитывая взрывной характер и эпатажные манеры президента Турции.

Интернет-ресурс ru.euronews.com 30 марта писал, что выборы 31 марта крайне важны как для Эрдогана, так и для турецких курдов. Приведём некоторые цитаты: «Местные выборы 31 марта 2019 года — это первый тест поддержки избирателями президента Эрдогана с тех пор, как он был вновь избран на высший пост в июне 2018 г. В результате прошлогоднего голосования у Эрдогана появились расширенные полномочия над парламентом и судебной системой страны. Результат муниципальных выборов может изменить расклад политических сил внутри Турции, а также повлиять на отношения между Турцией и США. Альянс Партии справедливости и развития (AKP) Эрдогана с Националистической партией (MHP) действительно может привести к ещё более жёсткой позиции властей против курдов в соседней Сирии, военные формирования которых поддерживают западные партнёры Турции в борьбе против террористов «Исламского государства» *… На выборах баллотируются два основных альянса. «Народный альянс» состоит из партии большинства Эрдогана — AKP и Партии националистического движения (MHP), которая выступает против любого взаимодействия с прокурдской партией.

В ответ главная оппозиционная Республиканская народная партия (CHP) и консервативная Хорошая партия (IP) объединились в «Национальный альянс». В поддержку оппозиционного альянса прокурдская Демократическая партия народов (HDP) не стала выдвигать своих кандидатов в Стамбуле, Анкаре и Измире. В настоящее время HDP — третья партия по размеру фракции в парламенте. Голоса курдов будут иметь решающее значение при подсчёте результатов выборов». Что ж, аналитики ресурса ru.euronews.com априори были и оказались правы. Причём правящая партия проиграла и столицу — Анкару. В итоге, как сообщалось 3 апреля, Эрдоган и его соратники объявили о решении опротестовать итоги местных выборов в Анкаре и Стамбуле, «были нарушения при подсчёте голосов в Анкаре и Стамбуле».

Немного отходя от изложения ситуации с курдами Турции, отметим, что с 4 апреля пересчёт голосов таки был начат. Вот что сообщал выше уже упоминавшийся ресурс ru.euronews.com: «Избирательная комиссия Турции объявила пересчёт голосов на выборах мэра Стамбула, где лидирует оппозиционный кандидат Экрем Имамоглу. Этого добивалась Партия справедливости и развития президента Реджепа Эрдогана. Она оспаривает победу оппозиции также на выборах мэра Анкары. Противники Эрдогана обвиняют его в стремлении удержать власть, несмотря на неудачи во внутренней политике. «Президент отвечает за происходящее, конечно, президент, кто ещё? Если пенсионер платит 15 лир за килограмм баклажанов, как они могут позволить себе что-то другое? А ещё есть квартплата, дети, внуки и внучки», — рассказывает продавщица зелени на улицах Стамбула. В Стамбуле есть целые районы, которые считаются оплотом оппозиционной «Республиканской народной партии». Одна из её сторонниц говорит, что оппозиция даёт людям надежду на смену политического курса: «За 17 лет Партия справедливости и развития изменила всю систему, всю государственную структуру, убеждения и ценности, к которым привыкли турки. Она изменила всё, и очень многие недовольны этими изменениями».

Выходит, что правление Эрдогана и отношение к Эрдогану турецкого общества буквально раскалывает общество. И ситуация с курдами тут — просто дополнительный фактор. Ещё раз обратимся к ресурсу ru.euronews.com: «Съёмки очередного интервью на улицах Стамбула обернулись потасовкой между сторонниками и противниками президента. Съёмочной группе пришлось спасаться бегством и прятаться в кафе, когда началась драка. Это произошло во время интервью у сторонника «Республиканской партии». Пришли сторонники «Партии справедливости» и назвали наш разговор провокацией. Очень скоро дошло до насилия, а ведь это один из самых либеральных кварталов в Стамбуле. Так что это наглядная демонстрация того, насколько напряжённая атмосфера царит в некоторых частях города. Затем съёмочная группа направилась через Золотой Рог в более консервативный район, где «Партия справедливости» пользуется наибольшей поддержкой. Владелец местного кафе уверяет, что Эрдоган отстроил город и страну, но из-за нерадивых соратников столкнулся с проблемами в последнее время: «Из-за неверной политики «Партия справедливости» потеряла часть голосов. Из-за своих ошибок! Все голоса, которые они получили, — это голоса за президента, не за членов партии». Посетители другого кафе в этом районе подтверждают, что рейтинг «Партии справедливости» опирается прежде всего на популярность Эрдогана. «Главная причина, по которой я поддерживаю «Партию справедливости», — это Реджеп Тайип Эрдоган. Я всегда это говорил и всегда буду говорить. А ещё дело в их политике, например, наши сёстры и матери носят платки — и их в этом поддерживают», — говорит 20-летний Мухаммет. Он не помнит времён, когда Эрдоган не был у власти. Возможно, после пересчёта голосов он увидит новых людей в администрации крупнейшего города Турции».

Согласимся, что Эрдоган — вовсе не феномен в современной политической жизни. И в других странах были и есть ситуации, когда рейтинг действующего главы государства в тысячи разов выше, чем у правящей партии. Но в Турции политическое «одиночество» Эрдогана на внутреннем властном олимпе, да ещё в условиях обострения его отношений с курдами, — это гарантия того, что в скором времени всю Турцию всколыхнёт, а не только курдонаселённые регионы. И, казалось бы, сам Аллах велит Эрдогану скорейшим образом найти мир с курдами — пусть не с партией PKK, но хотя бы с партией HDP Cелахеттина Демирташа. Но нет! Происходит прямая смычка с «легальными террористами» — пантюркистами, и мы видим ситуацию с турецкими курдами такой, какой её сделал лично Эрдоган, сорвавший перемирие с пешмерга PKK ещё летом 2013 года…

В Ираке же с курдами — разбираться и разбираться. Во-первых, реальные трения между кланами Северного Ирака, т. е. экс-президента Курдского регионального правительства (KRG) Масуда Барзани и экс-президента Ирака Джелаля ат-Талабани, не стихают, несмотря на то, что различные представители этих соперничающих группировок время от времени заявляют о полнейшем курдском единстве. Во-вторых, курдские разногласия наслаиваются на разногласия внутри шиитской общины Ирака — а шииты составляют подавляющее большинство населения страны. Кстати, из-за общей ситуации хоть и малозаметно, но усиливается борьба за влияние на иракских христиан и езидов. А это тоже обостряет весь фон, причём — пока с плохо предсказуемыми последствиями.

Внутрикурдские разногласия настолько остры, что порой это — реальные противоречия, как было во время и после «курдского референдума» 25 сентября 2017 г., в особенности когда сторонники ат-Талабани из партии «Патриотический союз Курдистана» (YNK) в вопросах Мосула и Киркука предпочли точку зрения Ирана и иракских шиитов, вытеснивших из двух «спорных» городов — центров нефте‑ и газодобычи в Ираке — пешмерга «Демократической партии Курдистана» (PDK) Масуда Барзани. В 2019 г. ситуация в спорах между «талабаниевцами» и «барзаниевцами» была настолько спорной, что несколько раз оба лагеря усиленно призывали к объединению и сотрудничеству в парламенте и правительстве Иракского Курдистана различные представители США. 18 марта, накануне возобновления переговоров между YNK и PDK (а второй партии «по традиции» и сейчас принадлежит должность президента Ирака — прим.) один из ведущих членов талабаниевской YNK Ребаз Беркоти заявил в интервью ресурсу Kurdistan24, что его партия «не будет участвовать в следующем правительстве без подлинного партнёрства и участия». Затем 19 марта представитель YNK Латиф Шейх Омар отметил, что делегаты этих двух партий должны встретиться в провинции Сулеймания — т. е. в вотчине клана ат-Талабани.

В те же дни партия «Движение за перемены» («Горран»), в своё время выделившаяся из рядов YNK, заявила, что готова к участию в будущем кабинете министров, выразив надежду, что YNK и PDK решат оставшиеся вопросы и достигнут окончательного соглашения о создании нового правительства. В те дни СМИ отмечали, что «в последние два месяца PDK достигла политических договоренностей с «Горран» и подписала соглашение с YNK относительно будущего формирования KRG. Но с YNK остаются некоторые нерешённые вопросы, о сути которых не сообщается». В чём тут внутрикурдские проблемы — рассуждать не станем. Возможно, что это связано с «остаточной памятью» о том, как диктаторски вела себя партия PDK и лично Масуд Барзани в 2017 г., когда, игнорируя курдский парламент, бросились наспех проводить референдум, а YNK и партия «Горран» резко критиковали «барзаниевцев». Возможно, что часть проблемы — в том, что в течение 2018 г. лидеры «барзаниевской» PDK вели сепаратные переговоры с «Горран», целью которых, видимо, была нейтрализация или ликвидация этой партии. Был период, когда часть членов «Горран» в знак протеста даже начали возвращаться в ряды «талабаниевской» YNK.

Есть и ещё версия. Памятуя, что партии YNK и «Горран» по сути сотрудничали с арабами-шиитами и Ираном по судьбе Киркука, мы можем предположить, что и вопрос Киркука был и остаётся камнем преткновения в межкурдских переговорах. И ситуация оставалась острой вплоть по 31 марта. В интервью курдскому изданию VOA, глава руководящего совета PDK в Киркуке Кемаль Киркуки отметил, что между Багдадом и Эрбилем продолжаются дискуссии по нормализации общей ситуации в спорной провинции, но его партия не будет участвовать в выборах, если эти переговоры не закончатся с положительными результатами. По словам Киркуки, все стороны, включая США и международное сообщество, готовы отложить процесс голосования до тех пор, пока не будет гарантирована стабильность. В противовес этому партии YNK и «Горран» считали, что следует идти навстречу центральному шиитскому правительству Ирака в вопросе Киркука, так как Киркук и провинция вообще не входят в состав Курдской автономии, в тех границах, которые очерчены для Иракского Курдистана в иракской Конституции и курдских законах о территории KRG. Но в этот же самый день премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани имел встречу и переговоры в Арбеле (Эрбиль — прим.) с американской делегацией во главе с президентом Института мира США Нэнси Линдберг. Как сообщал офис Н. Барзани, в ходе встречи американские представители поблагодарили Иракский Курдистан за размещение почти 2 млн временно перемещённых лиц и беженцев в последние несколько лет и заявили о готовности их страны продолжить сотрудничество с KRG в деле содействия нормализации районов Ирака, освобождённых от «Исламского государства» * (ИГ*). Премьер-министр Н. Барзани проинформировал делегацию США об общем политическом процессе в Ираке и в Курдистане и об усилиях по установлению прочных отношений между региональным и федеральным правительствами.

Формулировки сообщения офиса премьер-министра Иракского Курдистана, как мы замечаем, излишне размыты и обобщены, нет никакой конкретики. Можно только строить предположения и гипотезы, ища «на стороне» косвенные доказательства того, что же ещё могли обсуждать, или даже согласовывать, Нечирван Барзани и Нэнси Линдберг. Но посмотрим, что сообщил 3 апреля выше уже упоминавшийся ресурс Kurdistan24: «Демократическая партия Курдистана» (PDK) и «Патриотический союз Курдистана» (YNK) достигли окончательного соглашения о формировании нового правительства. Цитата: «Источник в YNK сообщил Kurdistan24, что его партия согласилась с последним предложением PDK по составу следующего кабинета. За последние несколько недель обе партии оказались в политическом тупике, поскольку YNK не соглашалась с выделенной ей долей ключевых позиций в правительстве. После сегодняшнего заявления фракция YNK в парламенте сообщила, что примет участие в заседании, посвящённом обсуждению поправки к Закону о президентстве Курдистана. Поправка направлена на восстановление работы офиса президента, избрание нового президента парламентом и создание основы для формирования нового правительства».

Связывать ли достижение договоренностей между YNK и PDK по составу парламента и правительства Иракского Курдистана с тем, что несколькими днями раньше Н. Барзани проводил в Арбеле переговоры с американской Нэнси Линдберг, или не связывать — конечно, дело вкуса и дело выбора каждого, кого интересует перспектива развития курдского вопроса на Ближнем Востоке. Но мы считаем, что версия о взаимосвязанности заявления о достижении согласия между ведущими партиями Иракского Курдистана с итогами переговоров Нечирвана Барзани с Нэнси Линдберг — вполне достоверна и имеет полное право на существование.

Значительным фоном внутрикурдских противоречий в Северном Ираке являлся и является вопрос езидов. Езиды, в целом не протестуя против курдской автономии в Ираке и даже того, что езидские районы Синджар (Шангал) и их святыню Лалеш включили в состав KRG, тем не менее и до лета 2014-го, когда банды террористической группировки ИГ* вторглись в Северный Ирак и после захвата Мосула развернули войну и геноцид, обращались с предложениями к Арбеле и партии PDK рассмотреть вопрос о создании езидской автономии внутри KRG. Однако война и то, что в ходе войны езиды многократно обвиняли клан Барзани и его пешмерга в содействии террористам и даже в участии в геноциде езидов, ситуацию явно обострили. Вот что писали сами езиды в октябре 2014 г.: «Езидский народ начинает осознавать, что на самом деле никто в полной мере им не предоставляет ни военной помощи для борьбы с террористами ИГ*, ни гуманитарной или иной помощи. На курдское правительство езиды больше не надеются, особенно после того как курдские войска пешмарга покинули регион Шангал, оставив мирных жителей на растерзание джихадистам. Геноцид езидов ещё продолжается, и в связи с безвыходным положением представители езидской интеллигенции и духовенства создали комитет по защите Шангала, основной целью которого является определение судьбы езидских беженцев и создание езидской автономии». Координатор Движения по защите прав народов Екатерина Амеян писала в то самое время: «Глава езидов всего мира, эмир Шейхана и всех езидов Мир Тахсин-Бег заявил арабскому телеканалу «Аль-Арабия», что для езидов, христиан и шабаков в Ираке должен быть создан особый регион под покровительством ООН. Также он сообщил, что езиды — не только религиозная принадлежность, но и национальность, так как это этноконфессиональный народ. Ранее под давлением курдской власти он заявлял, что езиды являются курдами. Но действия террористов ИГ* оказались своего рода лакмусовой бумагой в отношениях национальных и религиозных меньшинств в Ираке. После очередного геноцида езиды готовы сохранить свои военные формирования в будущем, самоопределиться и сами защищать себя».

В декабре 2018 г. езиды Ирака напомнили о том, что они — не курды. Лидер Езидской демократической партии Хайдер Шашо обратился к новым правительствам в Багдаде и Арбеле с призывом создать провинцию в езидонаселённом регионе Синджар (Шангал). По его мнению, создание езидской провинции в составе Ниневийских равнин аналогично мухафазе Халабджа на востоке Иракского Курдистана способствовало бы выживанию езидского меньшинства. «Это очень сложно, но мы хотели бы, чтобы у нас была своя провинция», — заявил Шашо. По словам езидского деятеля, для того чтобы Шангал смог стать такой провинцией, как Халабджа, необходимо давление со стороны Европейского союза на правительство Ирака и региональное правительство Курдистана. «Мы надеемся, что новый президент, правительство и парламент Ирака помогут езидам и услышат их голоса, — добавил Шашо. — Новое курдское правительство также может помочь езидам спастись, чтобы Шангал мог защитить себя от любых врагов».

Большинство езидских фракций в Шангале поддерживает позицию Шашо, выступая за автономный статус и международные гарантии безопасности. Однако есть немало езидов, которые хотят, чтобы этот регион находился под управлением Багдада, тогда как есть и те, кто предпочитает KRG. Единственный езидский депутат в иракском парламенте Виан Дахил, сумевшая привлечь внимание международного сообщества к геноциду езидов (многим памятно её эмоциональное выступление в иракском парламенте — прим.), также выступает в поддержку предоставления езидам автономии. «Мы обратились с этой просьбой к премьер-министру Ирака (в 2013 г. — прим.), но события, связанные с вторжением ДАЕШ*, отсрочили эти решения, — говорит Дахил. — Для Шангала крайне важно быть провинцией — и для обеспечения жизнедеятельности, и в вопросе управления, и в вопросе безопасности. Мы надеемся, что сможем достичь этого». Дахил также выразила удовлетворение фактом присуждения езидке Надии Мурад Нобелевской премия мира. «Это здорово! Теперь она сможет оказать поддержку Шангалу, в том числе в вопросе создания здесь мухафазы». Езидка Надия Мурад — посол доброй воли Управления ООН по наркотикам и преступности, ставшая известной иракской правозащитницей после того, как её освободили из плена у банды ИГ*. Она посетила Шангал в декабре 2018-го в связи с празднованием религиозного праздника Эйда-Езид и в рамках своего визита рассказала о планах открытия в регионе медицинского центра. Через день после её визита, 15 декабря, было восстановлено движение по автодороге Сихела, пересекающей сирийскую границу. Эта стратегическая трасса не функционировала с октября 2017 года, когда иракская армия и шиитские формирования проводили операцию по вытеснению курдских пешмерга из этого района, что стало частью целевой кампании Багдада по сдерживанию курдского присутствия на оспариваемых территориях после скандального референдума о независимости Иракского Курдистанa.

Тема езидской автономии в той или иной форме поднимается не впервые. Так было и в 2013-м, как выше упомянула Виан Дахил, и в 2015 году, когда руководство Сил самообороны Шангала (YBŞ) заявило об участии езидов в освобождении Мосула, надеясь на то, что после победы над ИГ* Багдад согласится на езидское самоуправление в регионе. В ноябре 2018-го с инициативой по созданию езидской провинции в Ираке выступили представители Высшего Духовного собрания езидов. Обращались езиды за помощью и к России. Так, 19 октября 2018 г. в ходе встречи духовных лидеров езидов с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом был озвучен призыв поддержать идею создания провинций для иракских езидов и христиан. В обращении к патриарху Кириллу духовные лидеры езидов отмечали: «Мы видим, что влияние и роль России на Ближнем Востоке растёт, и без её участия не принимаются важные геополитические решения. Мы просим Вас помочь меньшинствам, в частности, ближневосточным христианам и езидам, являющимся коренными жителями данного региона, которые из-за террористов находятся под угрозой исчезновения. Мы просим у России поддержки для создания в Ираке безопасного региона для меньшинств на севере страны, а именно — создания отдельных провинций на территории Ниневийской равнины и Синджара». С аналогичными просьбами лидеры езидов обращались и к папе Римскому Франциску, и к главам ведущих мировых держав.

По словам Хейдара Шашо, напряжённость в отношениях между Багдадом и Эрбилем в прошлом привела к резкому ухудшению жизнеобеспечения Синджара-Шангала. «Администрация «Аль-Хашд аш-Шааби» (Силы народной мобилизации Ирака — прим.) не слишком хороша, ситуация тяжёлая, — сказал он, скорее всего, намекая на арест 23 декабря 2018 г. организацией «Бадра» 30 бойцов «Сил защиты Езидханэ» (HPÊ), военной организации иракских езидов, которые вскоре были освобождены после посреднических усилий. — Нам нужна хорошая администрация, которая сможет служить нашему народу в будущем». Трудно не согласиться с Хейдаром Шашо в том, что шиитская администрация для Синджара-Шангала далеко не идеальна. Однако не стоит забывать и о том, что сам Шашо уже арестовывался. И отнюдь не иракскими властями. В апреле 2015 г. власти Иракского Курдистана инкриминировали ему «создание незаконной вооружённой группировки», хотя до этого тогдашний иракский премьер шиит Хайдар аль-Абади подчёркивал, что Силы самообороны Шангала (YBŞ) являются частью иракской армии, как и пешмерга. Тогда Шашо был выпущен на свободу после того, как принял условия курдских властей, а именно объявил, что перестаёт подчиняться официальному Багдаду и переходит в подчинение структурам пешмерга. История с Шашо лишний раз доказывает, что курды Масуда Барзани, давшие террористам ИГ* карт-бланш на разорение Шангала, не собираются давать езидам никаких полномочий, уже не говоря о какой-либо автономии, а используют езидский вопрос исключительно в своих целях. С другой стороны, геноцид езидов в Синджаре показал, что случается с теми, кто полагается на курдов из клана Барзани… И, кстати, — как мы уже многократно ставили в известность читателей, и сейчас езиды Синджара являются целью, правда, уже для армии Турции.

Напомним, что за несколько часов до нападения террористов бандгрупп ИГ* на Синджар 3 августа 2014 г. 10 тыс. вооружённых курдов-пешмерга внезапно отступили из региона, который обязались защищать, не оказав никакого сопротивления джихадистам, не эвакуировав мирных жителей и не передав хоть какое-то вооружение местным езидам. В результате этого предательства город Синджар и весь район компактного проживания езидов были захвачены террористами, учинившими кровавую расправу над местным населением. Было убито до 10 тыс. человек, более 400 тыс. вынуждены были оставить свои дома, более 5 тыс. езидских женщин и детей оказались в рабстве. Захват Синджара боевиками ИГ*, приведший к гуманитарной катастрофе в регионе, сопровождался актами чудовищных зверств и массовых расправ: закапыванием живьём, обезглавливанием детей, тотальными грабежами, организацией невольничьих рынков для торговли людьми, насильственным обращением в ислам, обращением девочек-подростков и женщин в секс-рабынь и другими преступлениями, немыслимыми в XXI веке. Оставление Синджара вооружёнными формированиями иракских курдов породило множество вопросов. Сразу после случившегося президент Иракского Курдистана Масуд Барзани дал обещание строго наказать ответственных за оставление Синджара, однако на деле никто из курдских чиновников наказания так и не понёс. Эксперты, журналисты, да и сами езиды справедливо считают, что сдача Синджара террористам была преднамеренно спланированной акцией, выгодной и боевикам-джихадистам, но в первую очередь именно властям Иракского Курдистана — в качестве этнической «зачистки» региона. Кроме того, по мнению ряда экспертов, езидская трагедия, всколыхнувшая мировое сообщество, предопределила прямое предоставление США и странами ЕС иракским курдам тяжёлого вооружения, безрезультатные переговоры о котором велись длительное время. При этом ранее как иракские, так и курдские власти всячески препятствовали вооружению и самоорганизации езидов, которые, несмотря на языковую общность, в корне отличаются от курдов как по религии, так и по укладу жизни, мировоззрению и менталитету. В итоге «гарантированная» защита со стороны пешмерга на деле обернулась для езидов кровавым исходом.

То, что это было совместной курдско-джихадистской акцией по «зачистке» региона от «ненужных» меньшинств, подтверждается и тем фактом, что практически аналогичная ситуация имела место и в феврале 2015 г. в долине реки Хабур на северо-востоке Сирии, когда курдские отряды бросили на произвол судьбы ассирийцев, проживающих в этом регионе, что привело к резне и исходу теперь уже ассирийского населения. Но о сирийских курдах и их «странностям» мы и так немало писали, так что их коснёмся как-нибудь в другой раз. Возвращаясь же к нынешним реалиям, помимо описанного процесса переговоров между курдскими партиями YNK и PDK Северного Ирака, ещё 14 декабря 2018 г. Международная кризисная группа (ICG) со штаб-квартирой в Брюсселе заявила о том, что новые правительства, сформированные в Багдаде и Курдском регионе, теперь, когда отношения между ними улучшаются, должны возобновить переговоры о статусе спорных территорий Ирака, включая и Синджар (Шангал). «Новое правительство и ООН должны воспользоваться этой возможностью для сотрудничества с езидскими лидерами для восстановления Шангала в качестве примера для всего Ирака. Неспособность стабилизировать ситуацию будет представлять значительный риск для федерального правительства и его международных партнёров», — говорилось в прошлогоднем заявлении ICG.

А из интервью ресурсу blognews. am/rus/ эксперта-политолога, полномочного представителя патриарха Ассирийской церкви Востока в России Роланда Биджамова о ситуации в Ираке и судьбе езидских и ассирийских беженцев от 20 ноября 2014 г. можно узнать и убедиться в том, что судьба христиан Северного Ирака, т. е. ассирийцев, армян, халдов, шабаков и др., была такой же трагичной, как и у езидов. Не зря и ополчение христиан — «Вавилонская бригада» — стало составной частью иракского народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» — хлипкими оказались надежды на курдские пешмерга клана Масуда Барзани. И спустя четыре с лишним года следует признать, что был прав Р. Биджамов — христиане и езиды так и не ушли никуда со своих территорий в Северном Ираке. Приведём несколько цитат из интервью Биджамова от 2014 г.: «Вообще конституция Ирака не предусматривает такой территориальный субъект, как автономия. Езиды и ассирийцы могут создавать свои провинции. Но по большому счёту провинция даёт право на самоопределение, на создание своих сил безопасности и органов управления. Однако ассирийцы и езиды должны понимать, что никто не будет за нас решать наши проблемы. Мировому сообществу нет до нас дела. Для них существуют три категории граждан Ирака, интересы которых нужно учитывать. Это сунниты, шииты и курды. А мы должны с оружием в руках и только сами бороться за свои территории и интересы… Вопрос езидов и ассирийцев уже решён. Планировалось, что наши народы покинут Ниневию и Синджар. Естественно, чем больше езидов и ассирийцев покинет Ирак, тем проще будет решить наш вопрос. Террористы действуют только на той территории, которая заканчивается границей с Курдистаном. Им говорят, что дальше Курдистан, а его нельзя трогать… Езиды и ассирийцы на протяжении всей истории были рядом, во многих селениях езиды и ассирийцы дружно живут по соседству. Думаю, и в дальнейшем мы будем помогать друг другу и держаться вместе…»

Печально, но факт: самый главный экзамен на политическую и моральную зрелость курды Северного Ирака, в особенности клан Масуда Барзани, не сдали, провалили. Встали в один ряд с террористами и геноцидниками. Вот почему и это детище спецслужб США обречено сгинуть в анналах истории. Но одновременно это означает, что клубок разногласий и противоречий не только Ирака, но и всего Ближнего Востока будет закручен ещё туже вокруг своей невидимой оси.

* — организация, деятельность которой запрещена в РФ

Читайте развитие сюжета: Барзани провел встречу с группой арабских интеллектуалов в Эрбиле

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail