Третий год вся страна смотрит политический сериал «Технократ». По сюжету, мужчина 35−55 лет с опытом работы в частном и государственном секторах на руководящих постах завоевывает поддержку жителей региона, уставших от прежнего губернатора. Финальные серии не обманывают ожиданий зрителей: с 2016 года только девять действующих губернаторов смогли переизбраться на второй срок, остальные сорок восемь кресел глав регионов заняли новые люди (некоторые пока с приставкой «врио»).

Жителям Липецкой области импонирует личное знакомство Игоря Артамонова с проблемами региона. Фото: официальный сайт администрации Липецкой области
Жителям Липецкой области импонирует личное знакомство Игоря Артамонова с проблемами региона. Фото: официальный сайт администрации Липецкой области

Команда сценаристов под руководством Администрации Президента не спорит с ситуациями, когда жизнь внесла коррективы в задуманное в сериях про Хакасию и Владимирскую область. Но зрителям все чаще интересен не успех отдельной региональной кампании, а ответ сценаристов на вопрос: какая у этого сериала мораль. Какова, в прикладном смысле, историческая логика масштабного кадрового обновления региональной элиты и конкурсов лидеров?

Алло, мы слышим вас. Говорите

Новые главы регионов имеют разноплановый опыт работы, которого не было у их предшественников. Они умеют мыслить проектами, а не исполнением бюджета. Сменщики, как правило, моложе и активней в работе. С этим сложно спорить, однако ни одна из этих переменных сама по себе не дает понимания общей формулы перемен. Действие ясно — не видно цели. Чтобы найти ее, нужно обратиться к прошлому опыту архитектора перемен. А также изучить модель «в разрезе», посмотреть, с чем сталкивается врио губернатора в 2019 году.

C 2012 года президент Владимир Путин регулярно навещал губернаторов, иногда с папкой зеленого цвета. В ней были жалобы граждан на местные и региональные власти, которые поступили на «Прямую линию с Президентом России». Многолетний формат работы главы государства в прямом эфире не мог не высветить главную управленческую проблему: в большинстве случаев жалобы были следствием невнимания или нежелания региональной власти решать проблемы сограждан. Президент не может постоянно летать с папками по регионам, значит, пришло время поменять характер диалога с региональными элитами и задать новый стиль работы. Выборы — самый понятный инструмент для решения этой задачи.

Зеленая папка врио

Когда временно исполняющий обязанности губернатора начинает вникать в проблемы вверенного ему региона, он видит ту же зеленую папку — «вид сбоку». Для примера, возьмем кейс Игоря Артамонова в Липецкой области.

Согласно опросу ФОМ от 01−28 февраля 2019 г. (объём выборки: 9200 респондентов; выборка в каждом районе: 400 респондентов; метод опроса: интервью face-to-face) 48% жителей Липецкой области недовольны положением дел в регионе, довольны — 43% (с учетом погрешности измерений мнения поделились поровну). При этом 26% жителей уже видят улучшение ситуации после смены власти. Что же им понравилось? Ответ очевиден: благоустройство, ремонт дорог, общий прогресс — что-то сдвинулось с мертвой точки. Жителям также импонирует то, что врио посещал обычные больницы и занимается их проблемами: закупает машины для скорой, оборудование, оставляет медпункты в отдаленных районах.

Поворот лицом к гражданам и их очевидным запросам способен заметно менять атмосферу в обществе. Жители Ельца и Лебедяни запомнили, что Артамонов уже был у них с визитом и «беседовал с людьми». В ответ на такое внимание люди могут проголосовать за работу врио уже в статуте постоянно действующего губернатора. 67% респондентов ФОМ в Липецкой области готовы поддержать кандидатуру Артамонова на выборах главы региона.

Опыт работы других временно исполняющих обязанности губернатора принципиально не отличается от истории в Липецкой области. Так, врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов дважды в неделю объезжает районы и проблемные территории города, встречается с жителями. Помимо решения проблем такой подход позволяет ему подготовить внятную программу действий на посту губернатора в случае избрания. Для прямой связи с жителями города Беглов открыл официальные аккаунты в социальных сетях. Его предшественники такой прямой диалог c гражданами не поддерживали.

Врио губернатора Челябинской области Алексей Текслер решил, что первые поездки по региону надо совершить на самые сложные участки: полигоны ТБО и незаконные свалки (закрытые полигоны, куда по-прежнему свозят мусор). По итогам увиденного врио собирает совещание с местными и региональными чиновниками для выработки рабочего плана решения проблемы. Информацию о том, что надо увидеть и о наболевших вопросах региона он собирает в том числе через свой Instagram, где у него уже 25 тыс. подписчиков.

Одна страна — один язык

Нынешнее обновление губернаторского корпуса — не первый подход к снаряду. Можно вспомнить аналогичные шаги после отмены выборности губернаторов в 2004 году. Главное отличие — единый политический и управленческий язык.

Никогда прежде в новейшей истории России региональная политическая элита не мыслила и не действовала в одних терминах и смыслах, не оперировала одним набором понятий. В этом главная заслуга и «Лидеров России», и постоянных тренингов Администрации Президента, и нового формата работы Госсовета, когда главы регионов вместе работают над национальными проектами, вместе формулируют проблему и обсуждают ее решение за одним столом с правительственными чиновниками.

В 2000-х такую работу можно было начать (в конце концов, национальные проекты родом оттуда), но собрать воедино управленческий пазл удалось только в последние три-четыре года. Отвечая на вопрос в начале статьи: смысл обновления в формировании губернаторского корпуса, который знает и умеет работать с актуальным набором проблем широким набором инструментов. Где-то это меры антикризисного управления, где-то прививка финансовой дисциплины, а где-то не хватает планирования и работы с ресурсами.

Если на минуту оглянуться на 2000-е, можно утверждать, что на смену концепции единой вертикали идет модель единой горизонтали. Самые разные регионы, со своей спецификой и набором вопросов, на федеральном уровне представлены руководителями одной управленческой школы. Можно иронизировать над тем, что внешне губернаторы стали на одно лицо, но даже это обстоятельство подтверждает работоспособность модели. Граждане выбирают новое.

Поколение 2035

Вернемся к аналогии с сериалом «Технократ». Его сценаристы заложили продолжение в 2030—2040 годах. Сегодняшние герои экрана к этому времени отработают губернаторами, сформируют и вырастят собственные управленческие команды и новых лидеров, которые заполнят управленческие должности через 10−15 лет. Ни в 1990-е, ни в «нулевые» на федеральном уровне задача таким образом не ставилась. Наблюдаемое нами обновление — ответ на вызовы будущего, которое потребует следующего поколения опытных управленцев федерального уровня.

Петр Кирьян — руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем