Самара. Интервью с Олегом Сысуевым.

, 11 Октября 1999, 11:41 — REGNUM  - Олег Николаевич, многие самарские СМИ говорят как о свершившемся факте о том, что Вы приняли решение идти на выборы в Государственную Думу по Промышленному округу Самары. Насколько это соответствует действительности?

- Сегодня уже можно сказать, что никакого моего выдвижения и никакого участия в выборах по Промышленному округу не будет. На самом деле, я недели две-три размышлял по этому поводу. Мне время от времени напоминали, что я был политиком, и что можно еще раз реализовать себя на этом поприще. Действительно, есть люди, которые ко мне хорошо относятся, которые готовы помогать мне реализовать эту идею. Они убеждали меня в том, что победить Макашова - это благородная идея, ради которой стоит и пожертвовать чем-то... Принимая во внимание всю сумму этих вещей, я сделал принципиальный выбор: работаю пока в бизнесе, не выдвигаюсь и не выбираюсь.

- Давайте все-таки, с Вашего позволения, поговорим о политике. Прошло уже два с половиной года, как вы уехали из Самары. На сегодняшний день Вы по-прежнему популярный в Самаре человек, политик, чиновник, - как угодно. Не секрет, что практически все специалисты убеждены - вернулись бы Вы - Самара вас поддержала бы безоговорочно. Такая вот самарская ностальгия по Сысуеву - она Вас греет? Как Вы ко всему этому относитесь? Самара для Вас - это приятные воспоминания или нечто большее?

- Совершенно точно, что это не только приятные воспоминания. Почему? Потому что некоторая часть людей считает меня предателем, некоторая часть людей не удовлетворена тем, чем я занимался после отъезда из Самары. Понятно, что за мной очень пристально следили, так всегда бывает, когда земляк из провинциального города уезжает в Москву и становится заметным человеком. Понятно, что не все мои позиции разделяются. Это процесс очень сложный. Но. Я никогда не исключал и не исключаю для себя возвращения в Самару. Это не значит, что я буду готовить себе там какой-то пост. Это не значит, что я сейчас работаю на то, чтобы обеспечить это возвращение. Это не значит, что это обязательно будет пост какого-то первого лица.

Это значит, что я там родился, учился, женился. Там у меня есть могилы близких, там друзья. Я думаю, что для нормального человека возвращение на родину - это нормальный процесс. И конечно, он об этом всегда должен думать. И я об этом думаю.

- Можно вернуться на родину не обязательно первым лицом, но, честно говоря, Ваше возвращение на родину не первым лицом трудно представить. Вам не приходила в голову мысль, что такое возвращение может быть не депутатом от Промышленного округа, и даже не мэром Самары, а губернатором области?

- Скажу откровенно, приходила. Но для этого необходимо выполнить ряд условий. Первое условие, которое я сейчас реализую: я должен обеспечить собственную, личную независимость, материальную самостоятельность. Сам. Без чьей-либо помощи. Для того чтобы дальше реализовывать любые политические проекты, в том числе и возвращение на политическую арену Самары. Второе. Я абсолютно уверен в том, что я не вернусь, вернее, не буду предпринимать попыток политического возвращения в Самару через конфронтацию с Титовым Константином Алексеевичем. Этого не будет. Я не буду сейчас объяснять, почему, но этого не будет точно.

Понятно, что история наших взаимоотношений, она очень длительная, богатая, противоречивая, но возвращаться через прямое выборное столкновение с ним - этого не будет. В любом другом случае я, конечно, об этом буду думать.

- Можно ли понимать Ваши слова так, что если по каким-либо обстоятельствам Константин Алексеевич не пойдет на ближайшие губернаторские выборы, то Вы допускаете возможность, что выставите свою кандидатуру на выборах губернатора Самарской области?

- Да, допускаю. Во всяком случае, я приму в этом активное участие. Если не персонально, то опосредованно точно, потому что мне дорога судьба моего региона, моего города.

- Сегодня, пожалуй, не осталось ни одного солидного политика - я имею в виду из числа тех, кто уже побывал во власти, - которые бы так или иначе не поддерживали своим авторитетом одну из многочисленных партий или движений. Пожалуй, Вы если не единственный, то едва ли не единственный политик, который публично не связывает себя ни с одним движением, партией, течением и т.д. Как это понимать - это Ваша принципиальная позиция или нет партии, достойной Сысуева?

- На самом деле все очень просто. Я думаю, что это вообще характерно для людей моего поколения. Людей, которые вступили в Коммунистическую партию в период ее заката, поверили в перестройку, как я, в тридцать два года. То есть я был секретарем парткома, но поскольку я был таким вот младенцем в партии в период ее заката, я воспринимал все очень свежо, по-новому и быстро понял, что перестройка - это замечательно, но это ни к чему не приведет. Поэтому я очень близко принял идеи реформ. Поэтому я оказался в правительстве реформаторов. Поэтому я испытывал удовольствие от работы в этом правительстве. Поэтому я и подписал заявление о создании движения "Правое дело", работая еще в администрации президента. И поэтому, видимо, я как гражданин буду голосовать соответствующим образом. Как гражданин. Почему я лично не участвую в этом процессе? Ну, как раз потому, что я не понимаю рок-н-ролла в выборах - может быть, потому, что я был человеком партийным, степенным. Я не радикал. Я не могу публично высказывать идеи, которые мне не близки. Я могу говорить только то, что мне близко по натуре. Если хотите, я такой демократ с социал-демократическим уклоном. И, казалось бы, я должен оказаться в центре. Но все, что я вижу в центре, - это "Отечество - Вся Россия", "Единство". Мне, исходя из моего опыта работы во власти, ясно и понятно, что это движение начальников. В движение начальников я никогда не входил. Если вспомнить историю с "Нашим домом - Россией", когда поголовно все начальство Самарской области состояло в этом движении, меня там не было. По принципиальным позициям. К сожалению, то, что мне в полном объеме близко по душе и соответствует моим устремлениям, - на самом деле такого нет. Да, понятно, что политика не предполагает полного совпадения душевных стремлений и задач, связанных с достижением конкретного результата - такого просто не бывает. Исходя из этого, видимо, я плохой политик. И это является, наверное, одной из причин того, что я не участвую в выборах. Я не соответствую как политик нынешней политической ситуации. Значит, мне надо расти. Очень важный момент - мои личные вопросы. Я с окончания института работаю на государство. 120, 160, 180 и так далее... Мне надоело. Я вижу, как в это время люди в соответствии с законом, - думаю, не все из них умней и способней меня - обеспечили собственное материальное благополучие, состоятельность. Что, на мой взгляд, очень важно. Поэтому я принял решение использовать это время - поскольку нет совпадения внутренних убеждений с каким-то политическим объединением и заявленной им идеологией - позаниматься вот этой личной проблемой.

- То есть в декабре к урне придет избиратель-бизнесмен Сысуев?

- Да. Именно так. И проголосует головой, и сердцем.

- Та же самая ситуация будет и на президентских выборах?

- Конечно. Я убежден, что президентские выборы состоятся в срок.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.09.16
Госдеп США предупреждает о возможных терактах вблизи базы «Инджирлик»
NB!
26.09.16
Песков: Кремлю ничего не известно об отставке Бастрыкина
NB!
26.09.16
МГБ ДНР арестовало гражданина России за воровство гумпомощи и оружия
NB!
26.09.16
Рыба из Балтийского моря признана опасной для здоровья
NB!
26.09.16
Минобороны РФ напомнило, как Украина сбила Ту-154 над Черным морем
NB!
26.09.16
Дебаты Трамп — Клинтон: Стоит ожидать «политической крови»?
NB!
26.09.16
Лавров: Видимо, военные США не слишком слушаются Обаму
NB!
26.09.16
Москвич подал иск на McDonald’s: показатель несвежести выше нормы в 60 раз
NB!
26.09.16
Минобрнауки сокращает число учебников
NB!
26.09.16
В Турции взорвали автобус с военными
NB!
26.09.16
Доходы 73% работников в РФ складываются из «белых зарплат»: опрос
NB!
26.09.16
Синдзо Абэ уверен в успешном решении спора вокруг Курил