1 марта вступила в силу Концепция внешней политики Донецкой Народной Республики. Этот нетривиальный опус незаслуженно остался незамеченным в широких кругах, а попыток проанализировать его почему-то не предпринималось вовсе. Очевидно, концепция была воспринята в качестве дежурного и не значимого манифеста правительства ДНР. Так, тихой сапой, прокрался документ, в котором, скорее всего, сообщается, как будут жить республики ЛНР и ДНР в ближайшем будущем.

ДНР
ДНР

Скорее всего, авторство действительно принадлежит аппарату Дениса Пушилина, однако главные тезисы концепции слишком значимы, чтобы провозглашать их самостоятельно, будь то хоть республиканский МИД, хоть непосредственно глава ДНР. Немного удивляет разве что отсутствие известий о вступлении в силу аналогичного документа в ЛНР — обычно все важные шаги, освященные «высшими силами», республики предпринимают синхронно.

Флажки ЛНР и ДНР
Флажки ЛНР и ДНР
Smdnr.ru

Цели внешней политики ДНР завораживают. В первую очередь привлекает внимание намерение обеспечить госбезопасность, а также благоприятные внешние условия для развития в качестве независимого субъекта международного права исключительно дипломатическими методами. Столь же миролюбиво, «на основе принципов, заложенных в Минских соглашениях», в ДНР планируют добиться урегулирования конфликта. И в том же разделе указана цель добиться признания суверенности и независимости ДНР от мирового сообщества и высказывается желание принять участие «в интеграционных процессах на постсоветском пространстве».

Анонсированное миролюбие (на просторах концепции есть даже упоминание о важности добрососедских отношений с Украиной), пусть даже оно не повлияет на интенсивность боевых действий на линии разграничения, весьма похвально. Однако остается непонятным, как можно совместить выполнение Минских соглашений, согласно которым ЛДНР остаются в составе Украины с особыми привилегиями, которые должен был закрепить Закон Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», и намерение добиваться от мирового сообщества признания независимости ДНР? К сожалению, авторы документа никаких пояснений по этому поводу не дают.

Дальше становится еще интереснее. В разделе, посвященном задачам внешней политики, соседствуют пункты о намерениях совместно с мировым сообществом надавить на Киев, чтобы добиться выполнения Минских соглашений, и уже в следующем пункте ставится задача добиться международного правового признания и вступления в ООН, СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Такое впечатление, что либо текст Минских соглашений авторам незнаком, либо в скором времени ожидаются какие-то новые Минские соглашения. От этого становится несколько тревожно, потому что оба предыдущих Минских протокола подписывались после масштабной бойни с котлами и массой погибших.

Наблюдатели ОБСЕ в ДНР
Наблюдатели ОБСЕ в ДНР
© ИА Красная Весна

Среди стратегических приоритетов внешней политики привлекает внимание формулировка «развитие дружественных отношений с Российской Федерацией». То, что отношения дружественные, понятно и хорошо, но примечателен тот факт, что слова интеграция, воссоединение, союз, альянс и т. п. не прозвучали. В общем, будет дружба народов и — хватит. Вероятно, этот тезис и муссирующийся по всему документу пассаж о суверенности и независимости ДНР должны окончательно и бесповоротно дать всем причастным понять, что ЛДНР ждет судьба Осетии и ПМР.

Косвенно это подтверждает абзац чуть ниже, который гласит о важности «укрепления и развития политических, экономических, культурных, социальных и других отношений с народами Республики Абхазия, Нагорно-Карабахской Республики, Приднестровской Молдавской Республики и тесного сотрудничества с Южной Осетией.

Знаменателен и следующий тезис: «Взаимоотношения ДНР и ЛНР сложились как военно-стратегические… В настоящее время взаимоотношения между Донецкой Народной Республикой и Луганской Народной Республикой характеризуются как братские и имеют большой потенциал для своего развития». Трактовать это изречение можно, конечно, по-всякому, но автору оно кажется предвестником того, что объединение республик не планируется.

С одной стороны, это конечно нонсенс — создавать две независимые друг от друга республики. Тут тесно связаны промышленность и бизнес, тесно связаны армия, организации, семьи… С другой стороны, это облегчает аудит и всесторонний контроль. А это важно, потому что традиционно богатый и амбициозный Донецк регулярно сносит в какую-то блажь и внутренние разборки, в то время как в куда менее притязательном Луганске гораздо спокойнее и проще.

Нашивка ВС ДНР
Нашивка ВС ДНР
© ИА Красная Весна

Заканчивается Концепция еще несколькими пассажами на тему приверженности Минским соглашениям и миролюбию, необходимости урегулирования конфликта с Украиной исключительно дипломатическими методами, а затем общими местами.

Если исходить из вполне логичной предпосылки, что в правительстве ДНР не было всплесков инициативы, сеансов гипноза и массовых приступов безумия, можно сделать вывод, что в данном документе за порой противоречивыми, а порой и до бессмысленности обтекаемыми формулировками изложена концепция дальнейшего существования ЛНР и ДНР. Минские соглашения (которые, если честно, и так никогда не выполнялись) будут пересмотрены в пользу каких-то новых документов, а республики будут существовать порознь, в качестве очередных сателлитов России.

Если же Украина будет деятельно выказывать недовольство, ее «исключительно дипломатическими методами» умиротворят. Вплоть до новых котлов и новых Минских соглашений.

Вероятно, за вступлением в силу «Концепции внешней политики ДНР» могут последовать какие-то мероприятия дипломатического характера. Ближайшее будущее покажет, насколько данная трактовка изложенных в документе тезисов соответствует действительности. Ведь в наше изменчивое время в любой момент может поменяться не только суть документа, но и значение его базовых терминов.