Дело Сорокина: защита считает приговор незаконным и будет обжаловать его

«Суд мотивировался совсем не идеями справедливости и уголовного законодательства», — уверен адвокат

Нижний Новгород, 7 марта 2019, 17:43 — REGNUM  Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода сегодня, 7 марта, приговорил к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 460 миллионов рублей бывшего главу города Олега Сорокина. Тем же решением полковник МВД Евгений Воронин был приговорен к 5,5 годам колонии строгого режима, подполковник Роман Маркеев — к 5 годам. Защита Сорокина назвала приговор незаконным и «драконовским», пообещав обжаловать его в вышестоящей инстанциях.

Судебное разбирательство по громкому делу длилось с ноября 2018 года, с февраля 2019 года заседания по нему проводились в ежедневном режиме, некоторые из них длились 15 часов. Адвокаты заявляли, что такой режим исключает возможность доверительного общения с подсудимыми, изучения материалов и стал причиной существенного ухудшения здоровья Евгения Воронина и Романа Маркеева.

При этом государственное обвинение представляло доказательства на протяжении 16 заседаний — с 16 января по 15 февраля, а защите суд дал на предоставление доказательств только три дня: 18−20 февраля. Ещё 4 заседания вёлся допрос подсудимых.

В судебном заседании были допрошены 17 свидетелей обвинения, показания еще двух были оглашены прокурором. Со стороны защиты суд разрешил допросить только двух свидетелей и пять специалистов — они опровергли приобщённые к делу данные экспертиз. Письменные доказательства было разрешено представить только защите Воронина.

Как заявил журналистам после оглашения решения суда адвокат Сорокина, член совета адвокатской палаты города Москвы Дмитрий Кравченко, защита считает приговор «очевидно незаконным». Он обратил внимание, что, по его мнению, с самого начала адвокаты были ограничены во всех возможных правах: не давали ни заявлять ходатайства, ни допрашивать свидетелей, ни исследовать доказательства.

«Фактически мы не представили более 95 процентов доказательств, потому что это не было дано нам сделать судом. Мы не допросили порядка 50 свидетелей, в том числе те 5 человек, которые явились в суд», — сказал Кравченко.

По мнению защитника, всю законность и состязательность суд поставил «в угоду срокам, чтобы уложиться в сроки давности».

«Мы удивлены такой некачественной оценкой доказательств судом, потому что всем, кто наблюдал за этим процессом, совершенно очевидно, что никаких составов преступлений в тех действиях, которые описывались в суде, нет. Особенно — в том виде, как они были предъявлены обвинением», — подчеркнул Дмитрий Кравченко.

По первому эпизоду дела Сорокин, Воронин и Маркеев обвинялись в похищении и применении физического насилия к Александру Новосёлову в ходе оперативного эксперимента в апреле 2004 года. Эксперимент был частью расследования покушения на Олега Сорокина, совершенного в декабре 2003 года.

«Все прекрасно видели главное доказательство — видеозапись, где Новоселов после того, как с ним произошло это якобы чудовищное событие, сидел румяный, здоровый, писал самостоятельно показания, — рассказал Дмитрий Кравченко. — Совершенно очевидно — и это подтверждалось свидетельскими показаниями — что он не имел никаких следов побоев, но суд, тем не менее, проигнорировал принципиальные и объективные доказательства, и поверил самому Новоселову, который уже лжесвидетель — это признано судом (Новоселов был осужден за дачу ложных показаний более 10 лет назад), поверил соратникам заказчика убийства Сорокина — Дикина» (Михаил Дикин в то время являлся заместителем председателя Законодательного собрания Нижегородской области)».

Второй эпизод, по которому Олегу Сорокину вынесен обвинительный приговор, касается событий 2014 года — бывший глава города обвинялся в том, что якобы получил взятку — его знакомый Мансур Садеков дал коммерческий подкуп московской ЗАО «Вектрон» за отказ от претензий к аукциону по застройке большого участка земли в Нижнем Новгороде, за что Сорокин якобы пообещал ему попустительство по службе. Адвокаты Сорокина называют незаконным само обвинение по этому эпизоду.

«Взятка в виде услуги по даче коммерческого подкупа — сам по себе юридический нонсенс, и об этом мы говорили, ссылаясь на ведущих специалистов и докторов наук, — сказал Дмитрий Кравченко. — Главный свидетель, с которого суд начал мотивировку по этому эпизоду, — засекреченный свидетель, показания которого странно совпадают с формулировками обвинения. Второй ключевой свидетель, как мы установили, — штатный провокатор, на основании показаний которого уже пытались засудить за коррупционное преступление главу одного из муниципальных районов Московской области. Там человек был оправдан, и после этого выяснилось, что это был оговор, инициированный «сугробовской группировкой», а оперативник, который вёл то дело, впоследствии сел в составе сугробовского преступного сообщества».

По мнению защиты, вынесенный приговор является не только незаконным, но и «антигосударственным», потому что «оба эпизода подрывают доверие как к правоохранительной системе, так и к суду».

«Олег Сорокин был жертвой покушения на убийство. Он получил несколько пуль — осколки от них до сих пор в нём находятся. Будучи потерпевшим от преступления, он действовал так, как ему говорили правоохранительные органы. Правоохранительные органы привлекли его для участия в эксперименте. Это не только право, но и обязанность, которая предусмотрена законом об оперативно-розыскной деятельности — помогать оперативным органам, — рассказал Дмитрий Кравченко. — Что же получилось? Сорокин, который помог оперативным органам раскрыть преступление против самого себя, а этот эксперимент привёл к тому, что было раскрыто преступление — преступление дерзкое, преступление громкое, преступление, совершенное путем автоматных очередей, расстрела, теперь несёт за это ответственность. Какое после этого у граждан может быть доверие к правоохранительной системе?».

Относительно второго эпизода Кравченко напомнил, что уже существует вступивший в законную силу приговор Мещанского районного суда Москвы в отношении Мансура Садекова, где именно Садеков осужден за те же самые обстоятельства.

«Там указано, что он действовал один, что он совершило коммерческий подкуп. И прямо там указано на то, что Сорокин был не заинтересован во всех тех обстоятельствах, которые ему вменяются в этом деле, — подчеркнул адвокат. — Нельзя игнорировать приговор, который уже есть в правовом пространстве. Это вызывает базовое недоверие людей к суду. Как получается, что два приговора противоречат друг другу?».

Защита Сорокина уверена, что приговор по обоим эпизодам должен быть оправдательным.

«Естественно, будем обжаловать», — заявил Дмитрий Кравченко.

«Драконовские сроки подтверждают наше мнение о том, что приговор мотивировался на самом деле не тем, чем он мотивировался. Мы разделяем позицию Сорокина о том, что суд мотивировался совсем не идеями справедливости и уголовного законодательства», — добавил адвокат, отвечая на вопросы журналистов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail