Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Правящая партия Грузии «Грузинская мечта» после шумного ухода из ее рядов нескольких активных членов начала новый процесс реорганизации, который можно условно назвать «возвращением старых». А стартовал этот процесс возвращением в активную политику бывшего премьер-министра правительства «Грузинской мечты» Ираклия Гарибашвили.

Более того, сам Гарибашвили, который после своего не очень безоблачного ухода в течение нескольких лет на публике не появлялся и комментариев не давал, сделал несколько примечательных заявлений, которые определили его будущую роль в улаживании ситуации внутри партии и улучшении репутации правящей силы на внутриполитической арене.

Прежде всего отметим, что возвращение Ираклия Гарибашвили было оформлено на надлежащем партийном уровне. 5 марта состоялось заседание политсовета «Грузинской мечты», на котором был принят ряд знаменательных решений.

Как заявил на специальном брифинге генсек партии Каха Каладзе, на заседании было принято решение о назначении новых секретарей партии.

«Введена должность секретаря по взаимоотношениям с политическими партиями. Эту должность займет член политсовета Георгий Вольский (депутат парламентского большинства). К активной партийной деятельности возвращается Ираклий Гарибашвили, который займет должность политического секретаря партии и члена политсовета партии», — сообщил Каладзе.

Характеризуя личность Ираклия Гарибашвили, генсек заявил, что это «человек отличительных качеств и большого опыта, который с 2011 года участвовал в учреждении и формировании «Грузинской мечты» и который в ранге премьер-министра и председателя партии внес значительный вклад в развитие нашего государства».

Каладзе выразил уверенность, что и в ранге политсекретаря Гарибашвили также внесет большой вклад в дальнейшее усиление партии.

Вслед за этим кадровым решением «открылся» для СМИ и сам Ираклий Гарибашвили и дал ряд интервью и комментариев грузинским СМИ, в которых повторил определенные ему генсеком партии задачи — усиления партийных рядов.

Ираклий Гарибашвили
Ираклий Гарибашвили
(cc) ITU Pictures

Гарибашвили признал, что в правящей команде не все обстоит «безоблачно» и что она нуждается в укреплении позиций.

«Если бы все шло хорошо, Бидзина Иванишвили, наверное, в политику не вернулся бы. Не вернулся бы и я», — отметил новоназначенный политсекретарь «Грузинской мечты» в одном из первых после долгого перерыва телеинтервью.

Он подчеркнул, что принял решение о возвращении в политику из-за тех самых процессов и проблем, из-за которых ранее пост председателя партии занял Бидзина Иванишвили, но конкретизировать сами «причины и процессы» не стал. И обошелся лишь общими комментариями создавшейся ситуации.

На вопросы журналистов, не собирается ли он баллотироваться в парламент на высвободившееся место мажоритарного депутата от Мтацминдского избирательного округа Тбилиси (это место вакантно после того, как президентом страны стала Саломе Зурабишвили), Гарибашвили ответил однозначно отрицательно и подчеркнул, что его заботой будет усиление и объединение партии.

«С моим возвращением в партию мы переведем ее на новый этап. Начнется процесс, который усилит и объединит партию и подготовит нас к выборам», — пояснил новый политсекретарь «Грузинской мечты».

Так вот откликнулась правящая партия на процесс отторжения бывших соратников и начавшийся процесс распада «Грузинской мечты». Процесс достаточно серьезный, так как ряды партии покинули некогда ярые ее сторонники и защитники сформулированных учредителем и лидером партии идеалов. Те, кто раньше «зубами» защищал каждое спорное для общества и оппозиции решение правящей партии.

Процессы, протекающие в «Грузинской мечте», могут иметь самые разные причины и последствия. Формально поводом для распада правящей партии стал вопрос судей, точнее бессрочного назначения кандидатов на вакантные должности в Верховном суде Грузии. Представленные Верховным советом юстиции на утверждение парламента десять кандидатур оказались категорически неприемлемыми для части депутатов парламентского большинства, среди которых особой активностью в выражении протеста отличалась тогда еще председатель парламентского комитета по юридическим вопросам Эка Беселия. Из-за того, что в числе кандидатов были судьи, чьи имена связаны с вынесением решений по нашумевшим уголовным делам периода правления Михаила Саакашвили, Беселия заблокировала обсуждение вопроса в комитете. В результате она была отстранена от должности председателя комитета, но вопрос в парламенте дальнейшего рассмотрения не получил. А поднятый Беселией шум привел к тому, что правящая партия решила отложить назначение судей и разработать новые критерии отбора.

Эка Беселия
Эка Беселия
Parliament.ge

Действия Эки Беселии были подвергнуты резкой критике со стороны лидеров парламентского большинства, и прежде всего — со стороны председателя парламента Ираклия Кобахидзе. Но у Беселии оказалось в большинстве немало единомышленников, которые открыто поддержали ее протест. «Разобраться» в происходящем решил председатель партии Бидзина Иванишвили, который провел ряд отдельных заседаний с отдельными группами депутатов. В итоге этих встреч достичь «примирения» не удалось, и Беселия, а вслед за ней еще несколько депутатов покинули ряды большинства. Ходят небезосновательные слухи о том, что уйти из «Грузинской мечты» собирается еще ряд ее членов, в основном — представителей «старой плеяды».

В результате начатых Беселией процессов парламентское большинство поредело на семь человек. «Грузинская мечта» утратила конституционное большинство, что, впрочем, лидеров партии сегодня волнует меньше всего, так как главная задача этим «конституционным большинством» уже выполнена — новая редакция Конституции со всеми ее плюсами и минусами утверждена и значительная ее часть введена в действие.

Протестные процессы в «Грузинской мечте», казалось бы, имеют под собой реальную подоплеку. У каждого вышедшего из состава партии и парламентского большинства — свои прочные аргументы. У кого — судьи, у кого — социальные законопроекты, не поддержанные лидерами партии… Но интересно то, что судьи, которые вызвали такой протест среди депутатов, работали, работают и, вероятно, продолжат работать в судебной системе Грузии. И до сих пор получали повышение по службе, занимали должности в судебной системе, но особого неприятия и протеста не вызывали. И лишь «продвижение» в Верховный суд и бессрочное назначение вызвало «бурю». И законы, которые принимались ранее и мало учитывали интересы и нужды населения, особого возмущения у «депутатов-бунтарей» доселе не вызывали…

Не исключено, что и эти протестные процессы, и возвращение старых лиц имеют под собой единое реальное, но скрытое от населения основание, которое Ираклий Гарибашвили сформулировал как «усиление партии».

Партия «Грузинская мечта». Агитационное граффити
Партия «Грузинская мечта». Агитационное граффити
(cc) Meo Hav

«Грузинская мечта» теряет доверие со стороны населения, чему способствует целый ряд предпринимаемых ею непопулярных шагов, и репутацию правящей партии не спасло ни напоминание о пороках «насильственного режима Саакашвили», ни популистское решение о списании долгов населению, которое, как выяснилось, создало бывшим должникам новые проблемы: кредиты и ссуды им больше не дают, и даже купить товар в рассрочку они не могут. А взаимоотношения с бизнесом, которые еще больше обострило дело TBC Bank, нанесли имиджу правящей партии новый удар, и имидж этот нуждается в улучшении и реабилитации.

В условиях, когда бывшие соратники уходят, а новые вступать в ряды партии не спешат и особого рвения к обновлению рядов «Грузинской мечты» не проявляют, единственным выходом, который нашла сегодня правящая партия, стало «возвращение старых».

Спасет ли детище Бидзины Иванишвили некогда ставший его правопреемником на посту премьера и председателя партии Ираклий Гарибашвили? Тем более что уход его из политики был не таким уж ясным и чистым. И в его адрес раздавались небезосновательные обвинения.

До очередных парламентских выборов еще целый год с лишним. За этот год правящей партии нужно либо полностью реабилитировать себя и предстать перед избирателями в новом и стройном виде, с новой и привлекательной программой, либо прибегнуть к уже опробованным методам политической борьбы, наглядным примером применения которых стали прошедшие президентские выборы. Первый путь достаточно сложен и содержит множество задач, которые предстоит решить в ущерб собственным интересам лидеров. Второй проще и легче в исполнении, но за него правительство «Грузинской мечты» получило серьезные нарекания и до сих пор выслушивает нелицеприятные оценки «политизированной избирательной среды» от европейских лидеров-партнеров.

А на горизонте грузинской политики периодически «маячит» экс-президент Михаил Саакашвили, который то в одном, то в другом заграничном городе проводит встречи с эмигрантами и готовит вместе с ними «возвращение домой». Так что скучать населению Грузии ни ныне правящая партия, ни ее предшественники, можно сказать, не дают.