Главная дальневосточная путина — минтаевая — под угрозой срыва. В любой момент промысел может быть остановлен, планы, в том числе и по сбору налогов, сорваны. Рыбаки назвали причину: новая статья, 9.1 федерального закона «О государственной границе РФ», которая вступила в силу 27 января 2019 года. Новшество фактически ставит крест на минтаевой путине, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Сергей Малютин. Рыбацкий баркас. 1920-е
Сергей Малютин. Рыбацкий баркас. 1920-е

Читайте также: Камчатцы спорят с Росрыболовством: кто сгноил тонны лосося на полуострове?

Сейчас в Северной части Охотского моря, по данным КамчатНИРО, минтай добывают 115 супертраулеров, крупно‑ и среднетоннажных судов. Ещё около 20 судов ведут промысел у западного побережья Камчатки. Общий вылов к концу февраля превысил 350 тыс. тонн. Эти колоссальные объёмы рыбы нужно постоянно, безостановочно перегружать с судов-добытчиков на суда-перевозчики для доставки на берег. Для того чтобы путина прошла без задержек и сбоев, эта система должна работать безостановочно, как конвейер. Однако сегодня этой системе грозит серьёзный сбой, который может обернуться катастрофой.

Все дело в упомянутой новой статье закона «О государственной границе РФ», статье 9.1. Как объяснили эксперты отраслевой газеты «Рыбак Камчатки», речь идёт о том, что российские суда, прошедшие пограничный, таможенный и прочие виды контроля, при убытии с территории РФ, в случае неблагоприятных погодных условий, могут заходить из открытого моря во внутренние морские воды и территориальное море РФ для безопасной перегрузки улова и продукции. Проще говоря, в шторм осуществлять тот самый перегруз с добытчика на перевозчик опасно и для судна, и для моряков. Потому и разрешено без бюрократических процедур зайти во внутренние воды своей страны и перегрузить улов, продукцию.

Читайте также: Изнанка камчатской путины: полуостров задыхается от смрада рыбных отходов

В прежней редакции допускалась перегрузка и улова, и продукции — то есть и просто живой, свежей или охлажденной рыбы, и уже переработанной — например, безголового минтая замороженного, икры, филе и прочего. Переработка осуществляется прямо на крупных специализированных судах в море.

В Охотском море в осенне-весенне-зимний период штормовая погода скорее норма, чем исключение. Всё было нормально. Но 27 января вступила в силу статья 9.1 в новой редакции.

И теперь Погранслужба РФ на основании этой статьи считает уловом только живую или охлажденную и свежую рыбу. Обезглавленный минтай, икра, филе и прочее — под запретом. В чем смысл? Понять это попытались рыбопромышленники, собравшиеся на совещание и пригласившие туда представителя Погранслужбы России, которая и готовила поправки в закон.

Читайте также: Почему тонны лосося сгнили на полях и дорогах Камчатки

Начальник отдела по охране морских биоресурсов пограничного управления по восточному арктическому району Дмитрий Гинзбург сразу пресёк все упреки в адрес своего ведомства.

«Да, разработчик законопроекта Пограничная служба РФ. Но в первоначальном варианте разрешалась перегрузка и улова, и продукции. Но документ попал, как того требует закон, в правительство РФ, оттуда в государственно-правовое управление президента, юристы которого по основаниям, им одним ведомым, внесли такую норму. А Росрыболовство и Минсельхоз, которые не могли не понимать, чем это грозит рыбакам, согласовали всё без возражений», — сообщил представитель Погранслужбы.

Теперь пограничники просто вынуждены исполнять закон, потому что в противном случае им будут предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий. Рыбакам же представитель Погранслужбы порекомендовал обратиться в свои отраслевые федеральные ведомства — в Росрыболовство и Минсельхоз.

По данным издания, когда злополучная статья 9.1 в новой редакции вступила в силу, Росрыболовство срочно попыталось о чем-то договориться с Пограничной службой. Но, судя по всему, договориться не удалось — закон есть закон, хорош он или плох.

Между тем минтаевая путина близка к завершению, до её окончания остался месяц. За это время дальневосточным рыбакам надо добыть ещё порядка 600 тыс. тонн рыбы. Времени на решение проблем, возникших из-за вопиющего головотяпства чиновников, отвечающих за развитие рыбной отрасли государства, почти нет. Если вопрос не будет решён в ближайшей перспективе, последствия будут самыми печальными как для отрасли в целом, так и для промысловых компаний, а также для бюджета страны и для граждан, на столах которых минтай пока есть на фоне исчезновения других продуктов, ставших слишком дорогими для дальневосточников, и не только для них. Большинство промысловых компаний получают основной доход именно от Охотоморской минтаевой экспедиции.

Читайте также: Путина на Камчатке самая богатая, а люди — самые бедные?

Как сообщало ИА REGNUM, претензии к Росрыболовству рыбаки-дальневосточники предъявляют не в первый раз. Одна из них касалась беспрецедентной атаки в эфире центральных телеканалов страны на дальневосточные компании, занятые на промысле краба. Рыбаков обвинили в тяжких преступлениях. Росрыболовство промолчало, позже ФСБ РФ сообщила, что подобными данными не располагает. Когда в ходе лососевой путины, богатейшей за последние 110 лет, на Камчатке сгнили выброшенные тонны лосося и красной икры, Росрыболовство во всем обвинило браконьеров. Однако жители Камчатки упрекнули ведомство в подтасовке фактов: браконьерам был поставлен надежный заслон. По мнению большинства жителей полуострова, рыбу выбрасывали нерадивые заготовители — промышленники, чтобы не снижать цены. Поведение чиновников Росрыболовства стало поводом для обращения аборигенов Камчатки к президенту России. Чиновники ведомства отказывали КМНС в представлении рыболовных участков при отсутствии прописки в районах рыбалки, что противоречит закону, что и подтвердил суд, в который обратились представители КМНС.