До сих пор президенту США Дональду Трампу очень везло: его администрация не сталкивалась с крупным международным кризисом, который не был бы ею создан. Однако удача покинула Трампа на фоне резкого обострения напряжённости между Индией и Пакистаном. В прошлом США играли на субконтиненте решающую роль в предотвращении выхода из-под контроля напряжённости между двумя противниками, обладающими ядерным оружием. Нам ещё предстоит узнать, способна ли нынешняя эксцентричная администрация Трампа урегулировать отношения между двумя странами, пишет Хал Брандс в статье для издания Bloomberg.

Индия и США
Индия и США
(сс) James N. Mattis

Читайте также: Project Syndicate: Как «победа» Трампа превратилась в триумф Ким Чен Ына?

Индо-пакистанская напряжённость из-за территориального спора в Кашмире сохраняется с 1948 года. Нынешний кризис возник после террористической атаки пакистанских боевиков на конвой сил безопасности Индии, в результате которой погибли более 40 индийских военных. Обоюдные угрозы не умолкали в течение недели, после чего индийские самолёты атаковали лагерь боевиков, расположенный на пакистанской стороне так называемой линии контроля. Впервые за несколько десятилетий Индия нанесла подобный удар.

Масштаб нанесённого ущерба пока неясен, однако атака ВВС Индии вызвала обеспокоенность тем, что Пакистан может нанести ответный военный удар. Подобная военная эскалация может привести к серьёзным последствиям, поскольку и Нью Дели, и Исламабад обладают ядерным оружием, а в военной доктрине Пакистана говорится, что ядерный удар может послужить своего рода уравнителем слабости Пакистана в области конвенциональных вооружений по отношению к Индии.

Бёклин Арнольд. Война (фрагмент). 1897
Бёклин Арнольд. Война (фрагмент). 1897

Учитывая опасные последствия войны между Индией и Пакистаном, а также недавние угрозы Исламабада о том, что в ответ на нападение Индии он может сорвать мирные переговоры в Афганистане, США явным образом заинтересованы в урегулировании ситуации. История предыдущих столкновений между Нью-Дели и Исламабадом показывает, что американская дипломатия каждый раз играла жизненно важную роль в деэскалации напряжённости.

Во время Каргильской войны — ограниченного вооруженного конфликта в горных районах Кашмира в 1999 году — экс-президент США Билл Клинтон лично обратился к пакистанскому руководству, чтобы убедить его прекратить конфронтацию с индийскими войсками.

Бывший высокопоставленный представитель совета национальной безопасности США Брюс Ридель, присутствовавший на переговорах, позднее вспоминал: «Мы могли с лёгкостью представить, как стороны начинают проводить военную мобилизацию. Они могли бы обратиться к поддержке третьей стороны: Пакистан мог бы обратиться к Китаю и арабским странам, а Индия — к России и Израилю. Всё это могло перерасти в полномасштабный конфликт… с угрозой применения ядерного оружия».

Аналогичным образом, после того как пакистанские боевики напали на парламент Индии в декабре 2001 года, вынудив обе страны перебросить войска к границе, тогдашний государственный секретарь США Колин Пауэлл и другие американские представители начали широкое наступление на дипломатическом фронте. Они заставили Пакистан заметно дистанцироваться от джихадистских групп в Кашмире, одновременно призвав Индию проявить сдержанность. Когда кризис вновь разгорелся после нападения в Кашмире в мае 2002 года, в результате которого погиб 31 человек, Пауэлл сделал всё возможное, чтобы предотвратить ответный военный удар со стороны Индии.

Вооруженные силы Индии
Вооруженные силы Индии
Mil.ru

Подобная деэскалационная дипломатия способна снизить риск военного конфликта между Индией и Пакистаном. Вашингтон вновь должен задействовать свои дипломатические возможности, однако вопрос заключается в том, справится ли Вашингтон на этот раз. Сейчас США будет сложнее урегулировать ситуацию, поскольку у Вашингтона осталось меньше рычагов давления на Пакистан, чем в 2001—2002 годах, поскольку администрация Трампа сократила военную помощь Пакистану и решила укреплять союзные отношения с Индией. При этом сейчас Вашингтон имеет больше рычагов воздействия на Индию, чем два десятилетия назад. Однако более серьёзная проблема заключается в том, что для урегулирования ситуации требуется тонкая и искусная дипломатия, которая не свойственна администрации Трампа.

Читайте также: Foreign Policy: Трамп решил закрыть глаза на поставки оружия из КНДР?

Искусная дипломатия не является сильной стороной Трампа. Во время ключевых переговоров, включая переговоры по северокорейскому кризису, Трамп всегда придерживался дипломатии «стрельбы с бедра», что не раз приводило его союзников в замешательство. Кроме того, ключевые дипломатические посты среднего и высшего звена до сих пор остаются вакантными. У США до сих пор нет помощника госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии. В результате этого американская администрация не может работать в полную силу.

Также, учитывая то, что в настоящий момент все внимание американской администрации сосредоточено на ситуации в Венесуэле и саммите с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, кризис между Индией и Пакистаном может стать серьёзным испытанием для администрации Трампа. Вскоре мы узнаем, способна ли недоукомплектованная администрация США, склонная к хаотическим действиям, проводить тонкую и последовательную дипломатическую линию.