Армения - "страусиная политика властей и скомпрометированная оппозиция": интервью лидера партии "Новые времена" Арама Карапетяна ИА REGNUM

Гагра, 10 мая 2004, 12:15 — REGNUM  

Господин Карапетян, переговоры между оппозицией и партиями коалиции власти после принятия резолюции ПАСЕ, казалось, приобрели систематический характер. Что, по Вашему мнению, заставило оппонентов пойти на диалог - европейская установка, или же иного пути у сторон просто не оставалось?

Мы изначально не таили, что добиться перемен таким путем, каким это старалась сделать оппозиция, не получится. Говорили мы это не оттого, что очень любим власть - мы оппозиционная партия и выступаем против властной системы вообще. Однако, очевидно, мир признал легитимность президента Армении и этот вопрос поднимать бесполезно. Это прагматичные реалии - поднимая перед мировым сообществом данный вопрос, мы просто ослабляем позиции государства и президента. Между тем, президенту предстоит решить очень много важных вопросов вне Армении. Это первое.

Второй постулат заключается в том, что армянская оппозиция сегодня не обладает теми силами и ресурсами, чтобы осуществить революцию. Ведь ситуация могла развиваться только двумя путями - конституционным или революционным. Иного не дано. Оппозиции следовало начать с оценки собственных сил и возможностей.

Третье - решить вопрос отставки президента конституционным путем можно было лишь при наличии соответствующей конституционной основы. Закон о референдуме или сам референдум о доверии президенту таковым стать не мог, поскольку не обладал необходимой юридической подоплекой.

Итак, стороны сошлись на том, на чем и должны были сойтись. Резолюция ПАСЕ предписала "диалог", а власть и оппозиция стали апеллировать к выгодным для себя частям данного документа. А правда, как всегда, оказалась где-то в середине. И заключается она в том, что оппозиция не в силах сменить власть, которая не имеет проблем с сегодняшней оппозицией, зато имеет проблемы с экономической, социальной, внутриполитической и внутрипсихологической ситуацией в стране. Не понимая этого, власти приведут страну к новому витку напряженности, а оппозиция просто маргинализируется и сведется на нет. Власть должна четко понять - или перемены, или новый виток напряженности. Без этого понимания о стабильности говорить глупо, поскольку стабильное общество создается только при движении вперед.

А если честно, то я не понимаю ни тех, ни других - ни коалицию, ни оппозицию. Они же сидели рядом в парламенте, и можно было начать переговоры, не загоняя страну в напряженку, не ставя на колени государственность, не обзывая друг друга турками и предателями, и, наконец, избежав разгона митинга в ночь с 12 на 13 апреля. Все это понимает и народ.

Итак, давая комплексную оценку резолюции ПАСЕ, и не вырывая из контекста те или иные части документа - насколько, по вашему, вероятно лишение мандатов армянской делегации в ходе осенней сессии?

В принципе, не важно лишат нас мандатов или поставят их под сомнение. Очевидно, европейское сообщество недовольно внутриполитической ситуацией в нашей стране. А в каком виде будет преподнесено это недовольство, и как нас начнут делать изгоями - здесь вариантов много, на моей памяти то штук десять: начиная от непризнания нашей делегации, вплоть до закрытия путей в ЕС. Главное понимать, что, отказавшись от демократизации, санкций не избежать. Между тем, слова президента Армении - "Совет Европы - не Политбюро" не поддаются логике. Зачем же власть уже лет пять твердит о европейской направленности? К примеру, ориентиры нашей партии - это совмещение американо-российских интересов, а европейским структурам мы относимся с некоторыми оговорками, полагая, что Армения пока еще не готова к предлагаемым ими переменам. Отказываясь видеть неизбежность перемен, какая то часть армянской власти всячески выставляет любые решения европейской бюрократии в выгодном для себя свете, то есть, ведет политику страуса. Санкции будут - даю 100%, и не только со стороны европейских структур. В этом плане, весьма показательны события в Аджарии. Ситуация на Южном Кавказе трансформируется идеологически, и совпадение российско-американских интересов, в частности, в вопросах клановости, коррупции и новых государственных институтов, весьма вероятно.

Европейский документ предписывает властям определенные действия, а вот оппозиции почти ничего, разве что не углублять конфронтацию. В свете этого, есть ли смысл оппозиции проводить митинги параллельно с переговорами, или лучше сконцентрироваться на чем-то одном?

На их месте я бы либо вел консультации, в надежде на их результат, способный рассеять атмосферу безнаказанности властей и заодно спасти лицо оппозиции, либо, уже исходя из их итогов, решал - продолжать митинговый процесс или нет.

А какую из сторон в сложившейся ситуации компрометируют переговоры?

Несомненно, оппозицию. Вообще, мы большие сторонники переговоров. Призыв народа к неповиновению - последний политический механизм, который можно использовать, лишь исчерпав все иные ресурсы. К сожалению, многие в Армении этого не понимают, у нас, принято с этого и начинать. В данном случае оппозиция поступила правильно, начав с предложения о включении в повестку парламента поправок в закон о референдуме. Получив в ответ грубый ответ коалиции, оппозиция пошла в народ - и здесь все было правильно. Но лозунги, которыми орудовали оппозиционеры, были ошибочны. Так или иначе, какая-то часть народа их поддержала, но после памятных событий, оппозиция вернулась к тому, с чего начала. Теперь если стороны вновь не договорятся, то получается, что у нас нет ни коалиции, ни оппозиции. На первый взгляд, в Армении создаются идеальные условия для третьей силы, скажем, для нас. Но, честно скажу, такой оборот меня, как государственника, не радует. Получается, что реально воздействовать на исполнительную власть сегодня в Армении не кому.

Некоторые парламентские силы впрямую и несколько раз заявляли о том, что оппозиция Армении подпитывается коммерческими структурами из Москвы. Что Вы на это скажете?

Сразу отмечу, что мы изначально предупреждали наших друзей из оппозиционного поля, что геополитические центры мира сегодня не поддержат действий против Кочаряна. По приглашению Госдепартамента я был недавно в США, где провел ряд встреч с очень высокими лицами. Могу однозначно заявить, что ни российские, ни американские властные структуры какой-либо поддержки будь то властям, будь то оппозиции не оказывали. Более того, имеющиеся в обоих центрах анализы были неприемлемы для нашей оппозиции.

Что касается вашего вопроса - да, в России есть люди, и это армяне, которые обижены на те или иные действия и могут подпитывать оппозицию тем или иным путем, хотя это и противозаконно. Мы обладаем конкретной информацией по данному поводу. Если вы попытаетесь узнать, почему в Армении перестало вещать НТВ, когда было принято это решение, после какого перевода каких денег в сторону НТВ из одной армянской структуры, то все станет ясно... (официальное объяснение - не работает передатчик), но мы то знаем, что было принято политическое решение.

"Новые времена" оставались в относительной тени во время всего этого ажиотажа. Сегодня многие источники прочат Вас в лидеры оппозиции. Вероятность референдума о доверии, как и революции, Вами откидывается. Каковы будут Ваши действия в краткосрочной перспективе?

26-го мая мы готовимся представить свою позицию по выходу из создавшейся ситуации. Уверен, "Новые времена" будут участником следующей власти. Сегодня же поддерживаем контакты и ведем переговоры с геополитическими центрами на предмет определения возможных и не возможных методов усиления Армении. Мы более чем уверены, что та оппозиционная сила, которая желает стать в конечном итоге властью, должна быть альтернативой существующей власти. Таковой можно стать, имея соответствующую базу и программы. Немного раскрою скобки - 26 мая мы предложим серьезные изменения в структуре власти.

Вы упомянули Аджарию. Не отрицая роль геополитических центров, в итоге, простой наблюдатель стал свидетелем смены власти в Аджарии и заявлений Михаила Саакашвили о планах вернуть под юрисдикцию Тбилиси Абхазию и Южную Осетию. Как Вы думаете, что предпримет Москва, если Саакашвили решит осуществить свои намерения?

Почти 80% жителей Абхазии и Южной Осетии - граждане России. Абашидзе был не менее интегрирован в российскую действительность, и Москве ничего не стоило еще во времена Шеварднадзе осуществить ту же операцию в Аджарии. Но этого сделано не было. Говорят, что в Аджарии было продолжение "революции роз", но, уверяю, в Аджарии розами и не пахло - я увидел там только автоматы. В Аджарии сработал совсем другой механизм, и если бы не геополитические центры, то Абашидзе сегодня бы остался, а вместо "революции роз" мы бы стали очевидцами кровавой бойни, что очень негативно отразилось бы и на экономике Армении. Я рад, что вопрос решился так быстро. Абашидзе должен был уйти, поскольку не было ни ресурсов, ни стратегической линии, чтобы его удержать. Что касается роли России, то сегодня ее авторитет в Грузии серьезно вырос. Отмечу также, что согласно договоренностям, достигнутым между Саакашвили и Путиным, российский бизнес в Аджарии не должен пострадать. И на счет военных баз, думаю, Грузия уже будет вести себя приветливо. Еще один момент - в Аджарии был очень силен турецкий фактор, и большой вопрос - нравилось ли это России? Ведь, насколько Абашидзе считался политически пророссийским, настолько экономически он был протурецким. Из всего этого следует, что Москва, в стратегическом плане, одержала победу. Во всяком случае, лобовой подход к этому вопросу не оправдан.

Что касается Абхазии и Южной Осетии... Саакашвили просто не сможет действовать в этих регионах аналогичным образом. Ведь Аджария - часть Грузии, и там нет другого национального этноса, кроме как грузинского, правда, с другим вероисповеданием. И географически - вокруг всей Аджарии только Грузия, если не считать армянонаселенный Джавахк, где также проживают граждане Грузии. Другое дело, что Саакашвили захочет поддержать эйфорию, но он прагматик и четко осознает, что жители Абхазии и Южной Осетии - граждане другого государства и любая авантюра может закончиться войной, в которой абхазам отступать некуда. В случае с Южной Осетией, надо понимать, что есть и Северная Осетия, а осетины считаются одними из лучших воинов на Северном Кавказе. Не думаю, что эти факторы не учитываются. Другое дело, что представляется широкой публике, с целью закрепить позиции.

Назначена следующая встреча Кочарян-Алиев в столице Казахстана. Азербайджанские источники утверждают о существовании договоренностей, сводящихся к обмену территорий на транспортные коммуникации, что, в свою очередь, опровергается армянской стороной. Насколько вероятен подобный обмен? Если мы говорим о коммуникациях через Азербайджан, то, я думаю, что пока не подписан всеобъемлющий документ о мире, добрососедстве и дружбе между Арменией и Азербайджаном с четким определением статуса Карабаха - коммуникации будут действовать, сравни 80-ым годам. Вы помните, в каком состоянии мы получали наши грузы - это были бесполезные коммуникации. Я сторонник того, чтобы сохранить существующий статус-кво и приблизить позиции армян и азербайджанцев к реальному началу взаимовыгодного экономического сотрудничества.

А что Вы скажете об открытии транспортных коммуникаций с Турцией?

В этом вопросе мы не преследуем политических задач, напротив - турецко-азербайджанская сторона пытается извлечь из этого политические дивиденды. Я не экономист, но немного разбираюсь в экономике. Если кто-то докажет мне, что открытие границ с Турцией пойдет нам на пользу, я приветствую это. Но, честно говоря, я не вижу в Армении такого большого товарооборота, и наличия грузопотоков, которые невозможно было бы осуществить через грузинские порты Поти и Батуми, или же через Иран. То есть открытие границы с Турцией может стать политическим решением. Зачем нам такое решение, если мы боремся за международное признание Геноцида армян 1915 года. Этого я понять не могу. Ну, давайте откроем, а что продавать? По-моему, все, что можно было продать, мы довольно успешно продали. Я не сторонник открытия этой границы, потому что в данном направлении нам некуда выходить. Насколько я знаю, турецкий рынок так перенасыщен, что там нам места нет. Единственный рынок, где нам можно еще как-то продвинуться, и то, используя геополитические реалии, так это Россия и Иран. То есть те страны, которые исходя из своих интересов, обратят на нас внимание и дадут преференцию. Турецкий рынок и то, работает на Россию. Я спрашивал и министра экономики и министра транспорта - что мы хотим от турецкой границы? Ответа нет. Внешнеторговое сальдо Армении составляет порядка (-) $700 млн., то есть, не в дороге проблемы.

Какие же силы подталкивают к открытию армяно-турецкой границы?

Геополитически, этого добиваются США. Однако есть определенные структуры внутри Армении, которые очень бы хотели видеть эту границу открытой. Это импортеры- монополисты, которые через коррумпированные структуры хотят ввозить турецкий ширпотреб напрямую. Что ж, мы будем их сильно зажимать. В случае открытия этой границы и прямой полномасштабной торговли с Турцией, внтрикоррупционные финансовые средства возрастут в объеме в три раза. И напротив, мы будем поддерживать некоторых армянских товаропроизводители, несмотря на то, что они олигархи, только бы они не уходили из налогового поля.

Турция сейчас работает с Арменией через 42 подставные компании в Грузии, и обороты их не устраивают. Турецкие структуры хорошо понимают, что если граница будет открыта и пойдет прямая торговля, то их дешевая продукция просто затмит наш рынок. Что и происходит в Грузии, где 80% импорта по части продовольствия - турецкие. Но я не думаю, что это произойдет в ближайшей перспективе. Другое дело, что я сторонник открытия всех абсолютно границ, когда экономика Армении будет защищена изнутри. С Грузией я вообще считаю, что надо снять все пограничные и таможенные посты. Грузия обеспечит нам транзит по своей территории в Россию, а мы ей в Иран и арабский мир. Кстати, иранцы эту инициативу поддерживает. Грузины должны понять, что кроме раскулачивания, надо зарабатывать и экономикой - нужны рынки.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.