Жизнь многих русских мыслителей в годы революции и Гражданской войны до сих пор является белым пятном в их биографиях. В чем, например, выражалась помощь белогвардейскому подполью почтенного профессора философии права Павла Новгородцева или его ученика Ивана Ильина?

Алексей Лосев
Алексей Лосев
Иван Шилов © ИА REGNUM

Настоящая книга закрывает одну из таких лакун и знакомит читателя с малоизученным периодом жизни и деятельности представителя «младшего» поколения русского религиозного ренессанса Алексея Лосева (1893−1988). Молодой человек довольно быстро осознал опасность большевизма и начал сотрудничество со многими (зачастую противоположными) оппозиционными новой власти группировками. Впрочем, в отличие от все того же Новгородцева, это была скорее интеллектуальная, этическая оппозиция.

К таковым может быть отнесена его попытка вместе с Сергием Булгаковым и Вячеславом Ивановым («старшими товарищами», как их называл Лосев) издать серию из небольших (до четырех печатных листов) книг по религиозно-философской тематике «Духовная Русь» (название предложил Иванов). Лосев был редактором серии («деловым лицом», иронизировал он в дальнейшем) и стремился расширить круг авторов. Мыслитель попытался привлечь к проекту о. Павла Флоренского, а также Волжского (Александра Глинку). При этом он достаточно резко оговаривал условия, «которые издатель (Михаил Сабашников — А. М.) склонен считать ультимативными» и сроки: «Рукопись должна быть доставлена мне не позже середины Святой недели, так как печатание всей серии предположено начать сейчас же после Пасхи».

Алексей Лосев
Алексей Лосев
Щербаков4

Интересно, что взгляды авторов книг, хотя и оставались «антимарксистскими», но исследование должно было вестись «в тоне свободного, внеконфессионального религиозного сознания», а «в тексте рукописи не должно быть никаких партийных точек зрения и никакой злободневности».

Проект не осуществился, так как еще 18 марта 1918 г. Совет народных комиссаров принял постановление «О закрытии московской буржуазной печати».

Одновременно Лосев сотрудничал с анархистами. В их газете «Жизнь» он опубликовал ряд статей, посвященных защите частной средней школы, обзору отечественной философской литературы и «К столетию великой книги» (о трактате Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление»).

Также будущий автор «Диалектики мифа» печатался в швейцарском сборнике «Russland», в котором дал анализ современной ему русской философии в консервативном, «веховском» ключе.

Если вспомнить слова Георгия Федотова о том, что контрреволюционное осмысление смуты («Вехи») хронологически предшествовало самому факту смуты, то вышедшая уже после революции «веховская» статья Лосева выступала как синтез этих двух начал, что вполне соответствовало почитаемой философом диалектике.