На официальном уровне в ходе прений в бюджетной комиссии нижней палаты парламента страны министр иностранных дел Японии Таро Коно «разъяснил», что проектируемый японо-российский мирный договор, о необходимости которого из раза в раз говорит президент РФ В. Путин, «с правовой точки зрения включает в себя решение вопроса о военных компенсациях».

Курильские острова
Курильские острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

«В теории, заключение мирного договора включает в себя прекращение состояния войны, решение территориальной проблемы, а также проблем, связанных с военными компенсациями», — заявил Коно, отвечая на вопрос о правовой трактовке заключения мирного договора с Россией. При этом ТАСС сообщает, что «в то же время глава японского внешнеполитического ведомства не уточнил, о каких именно компенсациях идет речь».

Однако не трудно догадаться, что речь вновь идет об «отказе от взаимных прав требовать какие-либо компенсации, связанные с южными Курильскими островами», как в прошлом месяце сообщила крупнейшая газета Японии «Иомиури симбун». По сведениям ее источников, соответствующий документ может быть предложен для подписания российской стороне одновременно с мирным договором, что-де «поможет окончательно урегулировать послевоенные процессы и укрепить двусторонние отношения».

Переговоры Владимира Путина с премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Москва. 21019
Переговоры Владимира Путина с премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Москва. 21019
Kremlin.ru

В действительности же, если говорить не дипломатическим, а общедоступным языком, «японские друзья», как обращаются к переговорщикам с японской стороны российские руководители, имеют в виду «широкий жест» в адрес Москвы, смысл которого заключается в том, что Токио не будет претендовать на компенсацию за «незаконное» использование Курильских островов в «период их оккупации». Более того, для смягчения позиции партнера премьер-министр Японии С. Абэ даже согласился впервые за почти 40 лет выступлений на митингах, посвященных «дню северных территорий» (притязаний на все южные Курилы — А. К.), не называть наши острова «оккупированными». Пока, правда, неизвестно, оценили ли в Кремле и на Смоленской площади столь «широкий жест», тем более что при этом в парламенте Абэ продолжает утверждать, что на все «четыре острова» якобы распространяется «суверенитет Японии».

И еще одна дипломатическая «неувязочка». Делая подобные заявления о «компенсациях», министр Коно практически игнорирует Советско-японскую совместную декларацию 1956 года. Ибо в 6-й статье декларации, которая, напомним, выполняет роль мирного договора между двумя странами, записано, что «СССР и Япония взаимно отказываются от всех претензий, соответственно, со стороны своего государства, его организаций и граждан к другому государству, его организациям и гражданам, возникших в результате войны с 9 августа 1945 года». Тем самым министр подтверждает утверждения о том, что Абэ, предлагая переговоры о заключении мирного договора «на основе Совместной декларации 1956 года», видит в ней только 9-ю статью, в которой по волюнтаристскому настоянию Никиты Хрущева вписано обещание «передать Хабомаи и Шикотан» после заключения мирного договора. Остальное, получается, Токио в этой декларации не интересует. Но тогда и надо прямо признать, что целью заключения мирного договора является не что иное, как отторжение от России южнокурильских островов, а остальное, извините, «гарнир».

Чайки возле курил
Чайки возле курил

Я далек от того, чтобы призывать японских политиков к справедливости и моральности. Но напомню, что в Совместную декларацию по инициативе советского правительства была внесена запись о том, что «Союз Советских Социалистических Республик отказывается от всех репараций и претензий к Японии». Как видно, зря… Неплохо было бы министру иностранных дел Японии и другим японским деятелям задуматься об этом щедром жесте еще не оправившегося от последствий разорительной войны нашего государства и народа, прежде чем заикаться о каких-то требованиях к стране-победительнице жестокого японского милитаризма, пусть гипотетических, но «компенсаций».

Читайте ранее в этом сюжете: О реакции России на «День северных территорий» в Японии

Читайте развитие сюжета: Россия и Япония: описки допустимы, историческая безграмотность — нет