Европейцы, в попытках диверсифицировать поставки энергоносителей и избавиться от излишней, по их мнению, доли Газпрома в таковых, своими руками открыли еще один канал для покупки российского газа. О том, как всё произошло для Европы по пословице «за что боролись — на то и напоролись» и при чем здесь Китай, рассказывает в своей статье автор ИА REGNUMБорис Марцинкевич.

«Ямал-СПГ»
«Ямал-СПГ»
Kremlin.ru

В конце 2018 года на заводе «Ямал-СПГ» была отгружена первая партия готовой продукции с третьей технологической линии, что примечательно, на год раньше предусмотренных сроков. Теперь, с возрастанием производственных мощностей, Россия производит в 2,5 раза больше СПГ; задача состоит в том, чтобы доставить продукт до всех потребителей, значительная часть которых находится в Европе.

Увеличение флота танкеров-газовозов усиленного ледового класса становится насущной необходимостью, и вдогонку к четырем имеющимся таким судам строятся еще 15. Но есть и другая проблема, о которой говорил еще в конце 2017 года Владимир Путин, — как сделать так, чтобы «разные» российские газы (трубный Газпрома и СПГ Новатэка) не конкурировали друг с другом на европейском рынке. Казалось бы, задача не имела решения, но тут помощь пришла с неожиданной стороны. Инициатива Еврокомиссии в борьбе за значимость спотового газового рынка открыла перед российским газом удивительную возможность, Европа начала закупать газ у серьезной китайской компании Petrochina, но, как известно, у Китая своего газа нет. Так каким газом он торгует — или, точнее, чей перепродает?

Читайте статью Китай уверенно вышел на спотовый рынок СПГ Европы и другие публикации Бориса Марцинкевича о мировой энергетике.