Переходные поколения индустриальных продуктов — это всегда интересная и часто информационно обделённая тема. Известно лишь уникальное или сверхмассовое. Промежуточные серии приходят и уходят инкогнито. Но эти серии служат обществу не менее прочих. В особенности, если речь идёт о зданиях.

Полностью сданный ансамбль на Ленинградском шоссе.
Полностью сданный ансамбль на Ленинградском шоссе.
Архив Николая Чеканова

Первые жилые дома на унифицированном каркасе КМС (Каталог московский строительный), появились в Москве и Зеленограде во второй половине 1960-х. Вслед за каркасно-панельной серией 1МГ-601 (Московская городская), хорошо размещённые 16−17 этажные башни, оформили собой парадные въезды, градоформирующие перекрёстки, реконструируемые части исторического центра и уплотнили двух-трёхэтажную послевоенную застройку.

На свободных окраинах, башни вошли в функционалистский симбиоз с пятиэтажной застройкой первых индустриальных серий. В сложившихся районах, например, Тверском, Соколиной Горе и Измайлове, вместе с новыми каркасными многоэтажками, наконец настала современная Москва. Будущее пришло через высотность, модернистскую этику и главное — новые кафе, магазины, библиотеки и прочие предприятия обслуживания в стилобатах и на первых-вторых этажах башен.

Историческое фото комплекса на Щербаковской.
Историческое фото комплекса на Щербаковской.
Архив Николая Чеканова

Жилым домам на унифицированном каркасе предшествовали два постановления ЦК КПСС и Совмина СССР: от 31 июля 1957 г. «О развитии жилищного строительства в СССР» и от 28 мая 1969 г. «О мерах по улучшению качества жилищно-гражданского строительства».

Прототипами выступили 4 башни на улице Щербаковской, чётная сторона которой уже была застроена в начале 1950-х Моспроектом-6 под руководством Николая Колли. Колли следовал в логике собственного сверхпроекта Центрального Стадиона СССР, где Щербаковской отводилась роль одной из главных подъездных улиц к спортивному колоссу. Модернистские жилые дома, учитывающие требования двух постановлений, были детищем Моспроекта-1 и лично его руководителя, Бориса Иофана. Корпуса Иофана начали монтироваться в 1966 году, вместо одноэтажной застройки, напротив неоклассического ансамбля Колли.

Проект был реализацией давней иофановской задумки домов-секций. Жилые корпуса были поставлены на общий стилобат, содержащий кафе-мороженое «Зимушка», крупный Универсам и магазин минеральных вод. Торцы корпусов были выполнены из кирпича, и располагались над тротуаром, поддерживаемые пилонами. Представляя комплекс с улицы, торцы расцвечивали вечернее время газосветными панно на темы технического прогресса.

Башни КМС-101 на Садовом Кольце.
Башни КМС-101 на Садовом Кольце.
© Николай Чеканов

Каталожными были пока лишь элементы каркаса, так что стоимость «секций» оказалась сравнительно высокой. В наружных панелях варьировалась высота оконных проёмов, были задействованы и другие приёмы измельчения. Один из домов был построен на средства НИИ «Гипрокаучук».

Важным пунктом вышеупомянутых постановлений было развитие вариантности квартир. По внутренним коридорам башен расположили однокомнатные квартиры двух размерностей, двухкомнатные и три варианта трёхкомнатных. Несмотря на маленькую жилую площадь, планировки предлагали большие кухни-столовые, до 14 м2 с нишей для холодильника. Такая компоновка, сводила комнаты к функции спален.

Кроме вариантности оформления, типов квартир и учреждений в стилобате и на первых этажах, на прототипах исследовали инсоляцию. Здания стояли всего в 47 метрах друг от друга, но факт проверки их моделей в НИИ строительной физики на стенде «Искусственное Солнце», не выявил серьёзных нарушений.

Первыми серийными КМС-101, полностью собранными из деталей единого каталога и при том, всё ещё сохраняющими идею Иофана о последовательных секциях, выступили дома ЖСК «Труженик Искусства» на Садово-Триумфальной улице. Они возводились в 1968—1970 годах для заслуженных деятелей искусств СССР и содержали в стилобате магазин-кафетерий «Диета» и магазин-салон грампластинок «Советская музыка». В отличии от иофановских башен, оснащённых лишь фурнитурой под самостоятельное озеленение, квартиры башен на Садовом получили развитые лоджии с ограждением из армированного стекла. Кровли были оснащены светозащитными устройствами. Учтя опыт интервалов между «секциями» Щербаковской, башни на Садовом поставили в 72 и 93 метрах друг от друга. При этом, в 93-метровом интервале был сохранён великолепный дореволюционный доходный дом.

Вид с крыши доходного дома на одну из башен КМС-101 на Садовом Кольце.
Вид с крыши доходного дома на одну из башен КМС-101 на Садовом Кольце.
© Владимир Сергеев

Представительскую функцию приняли на себя шесть башен, поставленных парами на Ленинградском шоссе у Моста через Канал имени Москвы, в 1970 и 1971 годах. Именно они формировали первое впечатление от столицы у всех, въезжающих в неё из аэропорта Шереметьево или преодолевших автомобильную трассу М10 от Ленинграда до Москвы. Кровли этих башен были оформлены перголами, создающими иллюзию используемых площадок и напоминающих этим курортную архитектуру СССР. Три дома строились как кооперативы — ветеранов угольной промышленности, журналистов и музыкальных работников. Предприятия обслуживания составили аптека и две библиотеки, причём, двухэтажной планировки. Из-за значительных, 150-метровых интервалов между жилыми корпусами и соседства с универмагом «Ленинград», Моспроект-22, ответственный за магистральную застройку Ленинградского шоссе, разместил все предприятия обслуживания в объёмах самих башен, обойдясь без стилобата.

Ещё одна группа, из четырёх 17-этажных КМС-101, на сей раз построенных исключительно на средства города, была смонтирована с 1971 по 1977 годы на пересечении Волоколамского шоссе и Рижской железной дороги. В одной из башен применена экспериментальная планировка двухкомнатных квартир с 11-метровой лоджией, в которых ванная комната и санузел разнесены в разные концы прихожей. Одна из башен включала булочную-кондитерскую с собственной пекарней.

Один из домов на Волоколамском шоссе.
Один из домов на Волоколамском шоссе.
© Николай Чеканов

Наконец, пара башен на Измайловском бульваре исследовала возможность щадящей уплотнительной застройки в сложившемся после Великой Отечественной войны квартале с ограниченной площадью участка, соседствуя здесь с двух-трёхэтажными домами 1950 года постройки, сохранившими деревянные мансарды.

Безусловно, статья упоминает не все группы КМС-101 конца 1960-х, начала 1970-х и вовсе не упоминает отдельные башни, затрагивая лишь наиболее заметные ансамбли и выводя общие тенденции. Упомянутые башни значительно превзошли по комфорту дома серий МГ и другие массовые серии-современники, благодаря своей конструкции предоставляя улучшенные планировки квартир, большие общедомовые пространства и занимая градоформирующие участки Москвы. Различаются формальные приёмы ансамблей, где детали единого каталога комбинируются каждый раз по-новому. Незначительные отличия присутствуют даже между соседними башнями. Эти меры были призваны ликвидировать впечатление тиражирования и во многом оказались успешны.

В следующем материале мы рассмотрим, какие именно предприятия изготавливали изделия единого каталога, использованные в КМС-101, подробности конструкции зданий и попробуем обобщить технико-экономические достижения единого каталога индустриальных изделий для массового строительства и систему его развития.

Читайте ранее в этом сюжете: СССР: холодильники класса лимузин

Читайте развитие сюжета: Железобетонный интегратор МНИИТЭП