17 января 2019 г. завершилось первое заседание Национального собрания Республики Армения VII созыва (далее — НС РА). По итогам этого заседания делать какие-то выводы об уровне компетентности, не говоря уже о профессионализме новоизбранных депутатов, думается, было бы преждевременным, а стало быть, и нецелесообразным. В памяти запечатлелись лишь отдельные проявления, как-то: большое желание депутатов к плодотворной работе, обстановка непосредственности и демократичности. Взять, к примеру, проявление первозданной демократичности и умилительной изобретательности нового спикера НС РА Арарата Мирзояна. Он, убедившись, что народные избранники даже с третьей попытки не смогли обуздать пресловутые три кнопки для голосования («за», «против», «воздержался»), расположенные на индивидуальном экране голосования, оперативно справился с нежданно-негаданно случившимся «форс-мажором», вырулил ситуацию, и парламент проголосовал вручную. При этом всю черновую работу по подсчету голосов взял на себя лично спикер, тем самым показав, что разного рода электронные подвохи — не помеха для нормального функционирования НС РА. Словом, знай наших, их голыми руками не возьмёшь. Знай, уважаемый читатель и … крепись.

Армения
Армения
Иван Шилов © ИА REGNUM

После столь оптимистического восприятия итогов первого заседания НС РА меня тем не менее не покидало чувство тревоги за будущее Армении, тем паче в условиях весьма обострившегося международного положения в мире, уже не приходится говорить о Ближнем Востоке и регионе Южного Кавказа. В силу этого считаю своим долгом перед гражданами Армении (в первую очередь), перед друзьями нашей страны и армянского народа поделиться моими опасениями о возможных угрозах и вызовах национальной безопасности Республики Армения. Независимо от моего отношения, восприятия (а скорее, невосприятия) действующих властей РА, цель одна — не допустить сползание Армении на путь, который приведет к началу необратимых процессов, ведущих к потере армянской государственности.

Естественно, что уважаемый читатель может задаться вопросом: а, собственно, чем вызваны такие алармистские настроения? Неужели за истекшие 8 месяцев нахождения у власти Н. Пашиняна правительство РА своими действиями, равно как и бездействием, сумело наломать столько дров, совершить критическое число ошибок, которые в своей совокупности породили у меня столь неутешительные прогнозы? Так вот, цель настоящей статьи заключается в непредвзятом осмыслении положения, в котором пребывает Республика Армения после государственного переворота апреля — мая 2018 года.

Бархатная революция в Армении
Бархатная революция в Армении
Иосиф Кубатьян © ИА REGNUM

Так, еще 24 декабря 2018 года Правительство РА ввело в обращение законопроект о внесении изменений и дополнений в закон Республики Армения «О деятельности и структуре правительства», в соответствии с которым предполагается сокращение числа министерств с 17 до 12. Вот и здорово, подумает читатель. Нечего в небольшой Армении сохранять «невостребованные» министерства, к примеру, культуры или диаспоры. Ведь иные нынче времена — «бархатно революционные». Нет, я вовсе не собираюсь начать полемику о целесообразности наличия того или иного министерства в новом кабинете. Однако при этом считаю уместным задаться некоторыми вопросами, ответы на которые могут внести ясность в обоснованности выбора той или иной структуры кабинета Н. Пашиняна. Вызывает недоумение, что за истекшие 8 месяцев работы правительства РА, ни в одном из программных документов правительства, будь то — Программа Правительства РА (N 581-А) (далее — Программа) от 1 июня 2018 года, выступления членов правительства напрочь отсутствует анализ социально-экономического положения РА, что ничего кроме разочарования и тревоги не может вызвать. Единственное, что несколько утешает, так это в принципе приемлемый перечень вопросов, нашедших место в оглавлении Программы, да, я не оговорился, не в самой Программе, а в оглавлении. Благо, что составители Программы имеют хотя бы некоторое представление о вопросах, решение которых входит в компетенцию правительства Армении. Что же касается видения исполнительной власти путей решения задач, нашедших место в оглавлении, то, выражаясь на доступном для составителей Программы лексиконе, с каждой новой страницей Программы все более и более убеждаешься — маразм крепчает. Дав подобную, скажем так, снисходительную оценку этому документу, я невольно вспомнил сетования одного из популярных партийных функционеров Ереванского политического института им. К. Маркса 70−80-х годов прошлого века. Во время вступительных экзаменов в Политехнический институт он попросил своего коллегу-математика, члена приемной экзаменационной комиссии, во время письменного экзамена помочь своему племяннику. Экзаменатор весьма своеобразно воспринял просьбу своего партийного вожака: задержавшись у письменного стола абитуриента, он аккуратно указывал на ошибки, нашедшие место в решениях каждой из задач или примеров, содержащихся в экзаменационном билете. Однако при этом он забыл подсказать о возможных вариантах решений, видимо предполагая, что мало-мальски знающий предмет абитуриент после указания на допущенные ошибки сразу же сообразит, как ему поступить. Ан нет, не тут-то было. В итоге — объективно заслуженные абитуриентом два бала по итогам экзамена по математике и глубокая обида партийного вожака на своего коллегу-экзаменатора, который, повторюсь, ограничился только указанием ошибок, при этом умолчав о главном — как решить задачи и примеры, отмеченные в экзаменационном билете. Чтобы у читателей не сложилось мнение, что и его покорный слуга ограничивается лишь критикой правительственных документов при этом ничего не предлагая, спешу исправить право на существование подобного вопроса.

Так вот, думается, что правительство РА, прежде чем представить свое видение структуры кабинета министров, должно было задаться вопросами, а именно: каковы главные цели деятельности правительства (краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные); каковы возможные альтернативы их реализации; решение каких задач в данный период времени является первостепенным; в чем главные приоритеты правительства в области экономической и социальной политики; каковы, на взгляд правительства, главные вызовы и угрозы национальной безопасности и пути эффективного противодействия им и многие другие вопросы. При этом, думается, что ни у кого не должно вызывать сомнений, что реализация подобным образом составленной правительственной программы должна быть возможной лишь в условиях перевода экономики Армении на рельсы инклюзивного развития. А это, в свою очередь, требует, чтобы в новой Программе Правительства РА, которая в ближайшие две недели должна быть вынесена на обсуждение НС РА, были четко указаны конкретные параметры, например ожидаемые показатели роста валового внутреннего продукта (ВВП), занятости населения, производительности труда, ожидаемой продолжительности жизни населения. Безусловно важно, чтобы в новой Программе были бы записаны целевые показатели снижения уровня бедности и неравенства, пути обеспечения конкретного уровня роста показателя медианного дохода населения (медианный доход характеризует, на каком уровне половина населения имеет доход ниже медианного, а другая половина — имеет доход выше медианного). И, конечно, в новой Программе должны быть определены меры по обеспечению межпоколенческой справедливости и устойчивости с тем, чтобы, к примеру, была определена цель и обозначены пути ее достижения, имея в виду оптимальный уровень демографической нагрузки. То есть, когда отношение совокупного числа детей и пожилых к числу лиц производительного возраста было бы прогнозируемым и возможно регулируемым, при этом оптимальным в условиях Армении. Не вызывает сомнений, что в новой Программе должны найти свое отражение и вопросы регулирования государственного долга, снижения уровня загрязнения окружающей среды и прочее. Право на актуальность каждого из вышеперечисленных вопросов, которые должны быть отражены в Программе, можно было бы обосновать соответствующей статистикой, однако хотя бы проведение этой необходимой работы оставим на составителей новой Программы. Такой подход, бесспорно, поможет сделать соответствующие разделы Программы и убедительными, и эффективными в случае их реализации.

Дом Правительства Республики Армения
Дом Правительства Республики Армения
(сс) Rita Willaert

Я вовсе не ради красного словца отметил, что постановка и достижение целей развития РА возможна лишь в условиях перевода экономики Армении на рельсы инклюзивного развития. Именно такой подход объективно востребован, чтобы найти идеальный баланс между обществом, государством и бизнесом. Собственно, именно в этом и главное направление деятельности любого социально ориентированного государства. Наши правительственные чиновники должны осознать, что достижение наилучших результатов в социально-экономическом развитии Армении возможно лишь в условиях перевода экономики на рельсы инклюзивного развития. Вместе с тем, чтобы как-то обозначить, какая работа должна предшествовать определению той или иной программной установки, сошлюсь на конкретный пример. Так, согласно сборнику Статистического комитета Республики Армения «Социально-экономическое положение Республики Армения в январе — ноябре 2018 г.» (стр. 86) в январе — ноябре 2018 г. торговый баланс был отрицательным, и дефицит торгового баланса составил $ 2 млрд 319 млн 16,8 тыс. Для сравнения заметим, что за этот же период 2017 г. дефицит торгового баланса РА составил $ 1 млрд 635 мл. 308,3 тыс. То есть в минувшем году, в сравнении с 2017 годом, имел место рост дефицита торгового баланса на $ 683,7 млн Далее, в соответствии с данными сборника Центрального Банка РА № 10 за 2018 г. (стр. 12), чистый приток денежных переводов физическим лицам через банковскую систему РА в январе — октябре 2018 г. составил $ 505 млн 192 тыс., в то время как за аналогичный период 2017 г., соответственно, — $ 618 млн 525 тыс. При этом за указанный период чистый приток денежных переводов из Российской Федерации в РА составил в 2017 г. $ 543 млн 291 тыс., а за январь — октябрь 2018 г., соответственно, $ 505 млн 192 тыс. Таким образом, в январе — октябре 2018 г. в сравнении с тем же периодом 2017 г. имело место сокращение чистого притока денежных переводов в РА на $ 113 млн 333 тыс. Такое положение отрицательно сказалось как на счете текущих операций, так и на финансовом счете платежного баланса РА. Так, если в январе — сентябре 2017 г. счет текущих операций составил $ 21 млн 72 тыс., то за этот же период прошлого года, соответственно, — минус $ 730 млн 580 тыс. («Социально-экономическое положение Республики Армения в январе — ноябре 2018 г.», стр. 94), соответственно финансовый счет за вышеотмеченный период прошлого года — минус $ 343 млн 890 тыс. (там же, стр. 97).Не вызывает сомнений, что такая тенденция (роста дефицита торгового баланса и финансового счета) была продолжена и в IV квартале 2018 года, так как никаких существенных перемен в этих сферах в этом отрезке времени не произошло. То есть мы вправе утверждать, что в 2018 году имело место существенное сокращение запасов иностранной валюты в стране. Статистические данные в подтверждение указанного вывода в разрезе 2018 г. в целом Статистическим комитетом РА будут опубликованы в феврале 2019 года. Думаю, что одно лишь ознакомление с приведенной динамикой показателей платежного баланса РА составителей Программы Правительства РА должно привести, как минимум, к двум выводам. Первый: в Программе следует наметить конкретные меры по существенному росту показателей экспорта из РА в том числе и в основном за счет импортозамещения, о чем убедительно свидетельствует динамика показателей внешней торговли. Так, темп роста экспорта в январе — ноябре 2018 г. в сравнении с тем же периодом 2017 г. составил 109,8%, в том случае, когда темп роста импорта за этот же промежуток времени составил 124,2% («Социально-экономическое положение Республики Армения в январе — ноябре 2018 г.», стр. 87). Далее, в Программе необходимо предусмотреть принятие мер для создания всех условий для улучшения международной инвестиционной позиции РА, а стало быть, и инвестиционной привлекательности нашей страны. Планирование и принятие эффективных мер в указанных направлениях позволит снизить напряженность в платежном балансе РА и избежать крайне нежелательные, но, увы, неизбежные последствия (в случае бездействия правительства РА) — обвального падения обменного курса армянской национальной денежной единицы (драма), или же существенного наращивания государственного внешнего долга, не приходится говорить о том, что, скорее всего, возможно существенное падение обменного курса драма одновременно с ростом государственного внешнего долга.

Второй вывод: непременным и обязательным условием составления Программы правительства должен стать всесторонний анализ социально-экономического положения РА, охватывающий сферы производства, торговли и прочих услуг, рынок труда, социально-демографический сектор, ну и, конечно, финансовый сектор РА. Лишь после подобного анализа можно будет приступить к следующей фазе — составлению балансовой взаимоувязки поставленных правительством целей и задач, потребностей с наличием имеющихся ресурсов, как-то: материальных и трудовых ресурсов, производственных мощностей, естественно, с одновременным составлением финансового баланса. Третьей фазой, предшествующей составлению Программы, должна стать разработка и внедрение программно-целевого метода, основанного на отборе основных целей социального, экономического развития, предполагающего составление скоординированных мероприятий по их достижению в намеченные сроки при сбалансированном обеспечении ресурсами. Я специально столь подробно описал отнюдь не самую сложную технологию составления правительственных программ, чтобы далее с сожалением констатировать, что вся эта необходимая подготовительная работа со стороны членов правительства, как прежнего, так и ныне формируемого, их политической команды в плане доступности и их последующего применения, увы, из жанра фантастики. Нет ни одного правительственного документа, аналитического доклада, в котором хотя бы поверхностно рассматривались вышеотмеченные вопросы, без рассмотрения которых сколько-нибудь серьезно определять структуру нового кабинета министров — полнейший абсурд. Знать обо всем этом и при этом отстраниться и терпеливо ждать полного провала работы нового состава правительства Н. Пашиняна — это не по мне. Не сочтите за патетику, уважаемый читатель, но Родина-то — Республика Армения — она одна и для меня, и для моих детей и внуков. Родина одна и для потомков более 300 тысяч армян, погибших в годы Великой Отечественной войны, Родина одна для родных и близких более 25 тысяч погибших и раненых в ходе Нагорно-Карабахской (1992−1994 гг.) национально-освободительной войны, Родина одна для родных и близких, погибших в Апрельской (2016 г.) четырехдневной войне, навязанной Азербайджаном Арцахской Республике. И, наконец, Армения — это Родина для восьмимиллионной армянской Диаспоры, и беречь ее — священный долг каждого гражданина Республики Армения. А в ответе за ее безопасность в первую очередь те, кому наш народ в разные периоды времени доверял представлять его интересы и, а армянского государства — как в Национальном собрании РА, так и в международных парламентских организациях. Пишу эти строки и одновременно не могу избавиться от внутренних сомнений, переходящих в уверенность: при менталитете разрушителя, деструктивности, который присущ лидерам государственного переворота (апреля — мая 2018 года) в Армении все вышеизложенное для власть предержащих изначально глубоко чуждо. За прошедшие 8 месяцев вся деятельность правительства Н. Пашиняна, их предвыборная кампания в ноябре — декабре 2018 г., накануне внеочередных выборов в НС РА, не оставила никаких сомнений в их полной деструктивности (разрушительности), в основе которого — страх перед другими людьми. Ведь именно страх заставил псевдореволюционеров видеть потенциального врага в каждом встречном, заставил разделить армянское общество на «черных» и «белых». Уже приходилось писать ( ИА REGNUM, 20 августа 2018 г. «Сто дней правительства Никола Пашиняна»), что люди подобной категории преподносят свое незнание как силу. Теперь же могу к этому добавить, что борьба с противниками (как правило, воображаемыми) в настоящее время стала главной составляющей существования действующей власти, которая искренне считает себя борцом за справедливость, при этом это понятие отождествляется с представлением о себе любимом. Одержимые идеей угрозы со стороны окружающих, Н. Пашинян и Ко испытывают особенно сильный страх перед сильными личностями. Доказательством тому искусственно навязанное судебным органом уголовное преследование первого президента Арцахской Республики, второго президента РА Роберта Седраковича Кочаряна, уже не приходится говорить о безудержной информационной травле родных и близких третьего президента РА — Сержа Азатовича Саргсяна, конечная цель которой — опорочить его самого. Все это, наряду неспособностью Н. Пашиняна и Ко признавать собственные ошибки, недостатки и упущения в работе, наводит на тревожные размышления о будущем Республики Армения. Более того, при всем старании ни один политик, да и обычный гражданин не встретит ни одной публикации, интервью, статьи или публичного выступления членов правительства Пашиняна в ответ на критические статьи международных экспертов, в том числе и в основном российских. А между тем было немало непредвзятых аналитических статей, в которых указывались провалы правительства РА, особенно в области внешней политики.

Никол Пашинян
Никол Пашинян
Иван Шилов © ИА REGNUM

Чтобы не сложилось впечатление, что я лишь в начале статьи вскользь упомянул о невостребованности в новом кабинете министров министерства культуры и диаспоры, выскажу некоторые соображения на сей счет. Так, не будет преувеличением утверждение о том, что сим своим действом (упразднением министерств культуры и диаспоры) Н. Пашинян готовит благодатную почву для сокрушительного удара по армянской национальной идентичности. Достаточно вдуматься в суть кощунственных комментариев Н. Пашиняна в связи прошедшими в декабре 2018 г. акциями протеста представителей министерств культуры и диаспоры. «Меня встревожили высказывания представителей Минкульта, которые говорят, что культура всегда была визитной карточкой нашего народа. Это очень плохой сигнал. То есть Минкульт отождествляет себя с армянской культурой? Давайте организуем эксперимент: 3 месяца будем бастовать, посмотрим, что-то произойдет в жизни культуры?» — задался вопросом Пашинян, при этом извращая суть требований бастующих работников культуры. Пожалуй, в одном он прав: если руководство столь судьбоносным участком нашей жизни было доверено его ставленнице Л. Макунц, то бездействие минкультуры за последние месяцы стало обыденным явлением, что, однако, не уменьшает опасность того, что это может привести к необратимым процессам. Чтобы не подумали о моем предвзятом отношении к этой особе, замечу, что в первый же день своего назначения на должность министра культуры она заявила: «Всем тем, кто желает узнать, какое я имею отношение к культуре, отвечаю с любовью. Культура — это я, она во мне, как и в каждом из нас… Мы должны сломать стереотипы. Это нелегко, однако нет ничего невозможного». Надо сказать, что в ломке стереотипов команда Пашиняна преуспела. Далеко за примерами ходить не надо, ведь мы изо дня в день, наблюдая за происходящими в Армении процессами, убеждаемся в том, что разрушителями стереотипов поставлена куда более серьезная задача — ломка цивилизационного кода армянского народа. Даже в самом страшном сне, этак лет 5−10 назад, никто себе не мог представить, что сегодняшние власти Армении не видят ничего необычного, когда, к примеру, руководитель одного из административных округов Еревана (Арабкир) является героем видеоролика, в котором он весьма убедительно предстает перед зрителем, нет-нет не в роли разрезающего ленту у входа в только-только отремонтированную школу или детский сад, или же, упаси Боже, открывает вход нового многоквартирного жилого массива, или хотя бы дома. Не будьте наивными, он занимается половым извращением со своим столь же гнусным спарринг-партнером, тоже извращенцем. Или же когда достопочтенные профессора вузов дожидаются своей очереди на прием у профильного министра, который заставляет их ждать в силу своей несказанной занятости, предпочитая обсуждение каких-то архиважных вопросов с представителем ЛГБТ-сообщества. Сей демократизм министра науки и образования РА, вежливо принявшего пришедшего к нему на приём проститутствующего гея, известного своими многочисленными соответствующими публикациями в интернете, не мог не вызвать восторженных откликов в азербайджанских интернет-порталах. Столь благосклонное отношение к подобной категории безнравственных субъектов, вне всякого сомнения, создает благодатную почву для распространения этой аморальной чумы (в случае непринятия действенных мер противодействия) может иметь непоправимые последствия, в частности для вооруженных сил нашей страны и Арцахской Республики.

Чтобы борьба с этим злом была бы эффективной, следует задаться вопросом — откуда растут уши этого чуждого армянской цивилизации явления. Цивилизации, которая в течении многих столетий, в условиях отсутствия государственности, благодаря сохранению армянской национальной идентичности, сквозь тернии истории 28 мая 1918 года сформировала Первую Республику, а в ноябре 1920 года обрела свою вторую государственность, как Армянскую Советскую Социалистическую Республику, а 21 сентября 1991 года в день референдума провозгласила и образование независимой третьей Республики Армения. Так вот, армянская цивилизация на протяжении всей своей истории сумела сохранить свое истинное духовное богатство — религию, культуру и национальные многовековые традиции, такие как прочность брака, почитание старших, крепость и широта родственных связей, обычай родственной и соседской взаимопомощи, гостеприимство. Все это — то ли по попустительству властей, а нередко с их молчаливого согласия, — в наши дни подвергается серьезному испытанию, тем самым подвергается опасному испытанию сама армянская идентичность. Взять хотя бы четко направляемые действия тоталитарной религиозной секты «Слово жизни», преследующие цель подорвать глубокое уважение граждан Армении и Диаспоры к Армянской Апостольской Святой церкви, и это происходит изо дня в день на наших глазах. И это происходит в независимом армянском государстве на глазах у армянского народа, который из истории прекрасно знает, что его сыны не единожды были свидетелями, когда за свою веру лучшие его представители не раз расплачивались своими жизнями. Можно и дальше привести примеры, красноречиво свидетельствующие о целенаправленной работе по расшатыванию устоев армянской государственности путем разрыхления основ армянской идентичности. И в этой гнусной подрывной работе используется знакомая технология — так называемое «окно Овертона», о котором ранее уже приходилось писать. Я специально несколько подробнее описал происходящие в Армении процессы, которым не под силу противодействовать ни отдельно взятому министерству культуры, ни министерству диаспоры. Речь об исключительной актуальности разработки и реализации государственной политики, имеющей цель предотвратить разрушение культурного кода армянской нации, выработанного в условиях многовековой жесточайшей борьбы за свое выживание. Именно в этом вопросе трудно переоценить роль министерств культуры и диаспоры. Однако, это тема отдельного, на мой взгляд, очень и очень актуального анализа.

Служба
Служба
(сс) Dunphasizer

В завершение статьи я невольно задаюсь вопросом: а почему именно Армения стала полигоном испытания новейших технологий разрушения государственности посредством уничтожения цивилизационного кода нации, уничтожения армянской идентичности? Внимательно отслеживая процессы, происходящие в России, я не оговорился, в России, невольно приходишь к выводу — действенность технологий по разрушению армянской государственности западными стратегами, несомненно, будет тщательно проанализирована, подкорректирована для последующего применения в регионах России. И в этом, увы, не приходится сомневаться. В доказательство сказанного можно привести десятки «случайных» совпадений по дестабилизации ситуации будь то в Армении или в отдельных территориальных образованиях России. Не будет преувеличением констатировать непреложную истину: в условиях тотальной гибридной войны, объявленной коллективным Западом России и ее союзникам, Армении суждено первой взять огонь на себя, и в этом историческая миссия нашей древней христианской цивилизации.