В Мосгорсуде изобрели «машину времени»

Выявлено применение в Мосгорсуде «машины времени» для запрещенных опытов над гражданами. Насколько массовыми стали такие опыты, пока не установлено, но совершенствование «судебной практики» продолжается

Андрей Юрьев, 24 декабря 2018, 16:15 — REGNUM  

Сколько нам открытий чудных уже подарил Мосгорсуд, и не сосчитать. Сколько он готовит новых чудных открытий, остается на совести отдельных судей, объединенных в дружный коллектив. А также на совести Квалификационной коллегии, которая в 2019 году всё-таки должна заняться повышением качества в свете вступающего в силу нового закона об ответственности судей.

Пока же судейский коллектив по меньшей мере в части четвертого апелляционного состава судебной коллегии по гражданским делам, дружно демонстрирует неуважение к элементарным правам граждан, имевших несчастье обратиться за правосудием. Временный испуг, вызванный семью частными определениями Верховного суда в адрес судей Мосгорсуда, видимо, проходит, и «судебная практика» постепенно возвращается в исходное состояние.

Во всяком случае, постановления Верховного суда московским судьям опять стали неинтересны, о чём в судебном заседании 20 декабря объявил судья Мошечков, а выслушивать доводы заявителей или знакомиться с текстами апелляций и материалами дела вышеозначенным судьям снова стало недосуг. Вошедшие в привычку процессуальные нарушения совершаются ныне под объявление о ведущейся в Мосгорсуде видеозаписи судебных заседаний, так что теперь Квалификационной коллегии будет чем заняться.

* * *

Судебная практика в 2018 году обогатилась целым ворохом новых изобретений, но одно из них следует отметить особо. Зафиксировано применение «машины времени» судьей-докладчиком Щербаковой, которая умудрилась переместить доказательства, впервые полученные и представленные в суд в феврале 2018 года, на полтора года в прошлое, в август 2016 года.

И всё это в рамках одного дела, с которым передовое общественное мнение имело возможность ознакомиться в ранних публикациях судебного сериала «Чертовщина в Чертановском суде». С тех пор допущенные в этом деле нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод стали предметом пристального внимания Европейского суда по правам человека, и теперь уже не только отечественная, но и прогрессивная мировая общественность ждет вердикта Европейского суда.

Тенью туманного прошлого проходит по делу бывшая судья Чертановского суда Рыбина, одна из героинь первой публикации сериала. Именно ей удалось сфабриковать дело против семьи инвалида в пользу лихих чертановских коммунальщиков. После чего она покинула Чертановский суд в неизвестном направлении, вполне возможно, что и улетела, не исключено, что и с новой ответственной миссией.

Однако чертовщина в Чертановском суде продолжалась, о чём поведано в последующих публикациях сериала. Удалось приоткрыть завесу тайны той неведомой сокрытой силы, что заставляет отдельных московских судей в основной их массе принимать неправосудные решения против граждан в пользу феодальных кланов.

Оказалось, что всё сводится к банальной материальной зависимости судей от исполнительной власти в духе феодальных вековых традиций, частично обновленных зависимостью жилищных условий федеральных судей от региональных жилищных властей. Об этом имел мужество публично заявить председатель Верховного суда, тем более, что такая региональная зависимость верхней федеральной власти ну никак не нужна.

На разрушение этой коррупционной зависимости и направлена нынешняя реформа судоустройства, к которой в итоге свелась объявленная в октябре 2017 года «процессуальная революция». Получится ли из этого что-то действенное, великий русский народ скоро почувствует на себе, правда, его мнением в силу тех же славных традиций интересоваться не принято.

Традиционная особенность судебных споров граждан с ЖКХ-кратией состоит в том, что необходимые доказательства находятся у коммунальщиков, которые эти доказательства по запросам граждан не выдают. Права граждан как слабой стороны в подобных спорах усилены законодательством о защите прав потребителей, которое возлагает обязанность доказывания на противостоящую потребителю сторону, причем суды обязаны помогать сторонам в получении доказательств.

Но отдельным московским судьям в основной их массе закон, как известно, не писан, и у них на этот счет свое особое мнение. Они не только отказываются истребовать доказательства по ходатайству потребителей, но и препятствуют их получению. Некоторые с энтузиазмом отказывают в удовлетворении исков о защите прав потребителей на том основании, что истец не представил доказательства, об истребовании которых он перед судом ходатайствовал. А ещё можно на том же основании вернуть исковое заявление без рассмотрения, да мало ли что ещё можно придумать, чертовской изобретательностью он их не обидел.

Однако и в этом неправедном деле случаются неудачи. Так вышло, что в другом деле в том же Чертановском суде удалось получить неоспоримые доказательства неправильного начисления семье инвалида платы за жилищно-коммунальные услуги. Не то чтобы эти доказательства появились вдруг сами — противодействие судьи Бондаревой, другой героини первой публикации сериала, пришлось преодолевать без малого полгода.

Частные жалобы на отказ судьи обеспечить доказательства, переквалификация не предоставлявшего необходимые документы третьего лица в соответчика, обращение к мэру для обеспечения явки МФЦ в суд и, наконец, перспектива обращения в прокуратуру и следственный комитет возымели временное деморализующее действие, и первые неоспоримые доказательства по судебному запросу поступили в дело. Как только это произошло, судья Бондарева в соответствии с «общей установкой» поспешила дело закрыть, разумеется, отказав в защите прав потребителей.

Но доказательства неправильного начисления платы были получены, и они предъявлены для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам дела, сфабрикованного полутора годами ранее судьей Рыбиной. По «сложившейся судебной практике» заявление о пересмотре в Мосгорсуде попало к той же судье Щербаковой, которая выступала судьей-докладчицей при первом рассмотрении дела в апелляционной инстанции Мосгорсуда.

Тогда судья каким-то образом не смогла установить, что из дела пропали все доказательства, приложенные к апелляции и указанные в апелляционной жалобе стороны защиты. Объяснение может быть только одно — судья апелляцию не читала. А если объяснений два, то второе заключается в том, что она скрыла пропажу из дела доказательств. Что до рассмотрения дела в отсутствие не извещенной семьи инвалида, так это апелляционная инстанция также посчитала правильным, соответствующим интересам «дела». Зачем выслушивать доводы стороны, участь которой предрешена, а решение суда заранее известно.

Разумеется, отменять собственное решение, а тем более признавать допущенные «ошибки» судьям как-то не с руки. В том же ускоренном порядке в пересмотре дела было отказано, о чем объявлено в судебном заседании, однако причины отказа, как обычно, не названы.

С этого места начинается самое интересное. Получить определение судебной коллегии не удавалось четыре месяца, попутно выяснилось, что Мосгорсуд, оказывается, не может выдать копию определения, потому что не может заверить ее своей печатью. Наконец, дело вернулось в районный суд, в котором печать имеется у каждого судьи, и вожделенное определение Мосгорсуда наконец получено и повергло читающих в легкий шок.

В пересмотре дела отказано на том основании, что, оказывается, «доказательства вновь открывшегося обстоятельства, на которые ссылается заявитель», при первом рассмотрении в августе 2016 года в деле уже имелись.

Вообще-то, на этих документах стоят даты, в которые они были изготовлены в МФЦ. Это декабрь 2017 года. Дата их передачи в суд в феврале 2018-го также зафиксирована документально. Возникает вопрос, как эти доказательства могли переместиться во времени на полтора года назад, в прошлое?

Не иначе как судья Мосгорсуда Щербакова ведает секретом перемещения во времени и тайно гоняет на «машине времени», перемещая во времени доказательства. Если это так, то компетентные органы должны заинтересоваться, почему секрет «машины времени» скрывается Мосгорсудом, а не используется повсеместно во благо вышестоящих судебных инстанций?

Другой сакраментальный вопрос — если доказательства заведомо завышенной платы в деле были, почему они не повлияли на его исход? Ведь они означают, что семья инвалида права, и её претензии в споре с коммунальщиками обоснованы. На самом деле о добровольной передаче коммунальщиками в суд компромата на самих себя при фабрикации дела не могло быть и речи. Эти доказательства появились позже в ходе длительных боев местного значения с одним из кланов, ведущих холодную гражданскую войну против недоинформированного местного населения.

В свете вышеизложенного секрет перемещения во времени сводится к очередной судейской халатности, стыдливо именуемой в судейских кругах «судебной ошибкой». Следуя «общей установке», судья обосновала «нужное» определение апелляционной коллегии, не особо утруждая себя изучением материалов дела.

Обнаружив в деле несколько одинаковых копий документов (которые представляются по количеству участников дела), судья, видимо, решила, что эти «доказательства в деле были». А посмотреть на даты документов не удосужилась, поскольку не царское это дело. Да и какая разница, по каким основаниям отказать, если исход дела известен заранее.

К слову, судья Щербакова не самый одиозный персонаж четвертого апелляционного состава, проблески понимания неправедности происходящего случаются. Да и в компетентности превосходит некоторых председательствующих в судебном заседании, которых иногда консультирует по общеизвестным нормам судопроизводства. Но «служебный долг», он же инстинкт самосохранения, неизменно берет верх.

Вежливое хамство остальной части четвертого апелляционного состава требует отдельного публичного рассмотрения, с привлечением Квалификационной коллегии в большинстве случаев. В судебном заседании ведут себя по-свойски, соответственно своему богоподобному статусу. По той же причине читать апелляции и готовиться к заседанию им не нужно, дело начинают листать в судебном заседании, откровенно скучают (да, это не глянцевый журнал).

Выслушивать доводы заявителей им не обязательно, можно перебить, если с делом «и так всё ясно». На замечания о нарушении порядка судопроизводства и требования соблюдать закон реагируют нервно и обидчиво. Потому что убеждены, что закон — это они.

В общем, терпеть всё это становится невозможно. Эти невыборные, непонятно откуда взявшиеся судьи исправно служат чуждой здравому смыслу «системе», считая, видимо, сей акт отправления сомнительного правосудия считает служением «государству». На самом деле они методично разрушают российскую государственность.

Куда пойдет гражданин, которому судебная антисистема не дает возможности в рамках закона защитить свои права в суде? Он пойдет протестовать на улице, тем более что желтые жилеты теперь есть в каждом автомобиле. А если сам не пойдет, то поддержит любых других протестующих. Если гражданин решит, что судьи в сговоре и обращаться к ним бесполезно, то в суд он больше не пойдет.

Чем раньше начнется процесс очищения от подобных судей, тем лучше.

Читайте ранее в этом сюжете: В Свердловской области 468 заключённых в 2018 году освобождены досрочно

Читайте развитие сюжета: После критики судей СКР решил проконтролировать качество расследований

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail