Президент США Дональд Трамп придерживается по крайней мере одной ясной и последовательной внешнеполитической цели: вернуть Иран за стол переговоров по ядерному соглашению. Американская администрация использует для этого кампанию «максимального давления», которая включат в себя широкомасштабные санкции. Проблема заключается в том, что важные арабские союзники, поддержка которых играет ключевое значение для американской кампании «максимального давления», слишком заняты ссорами между собой, пишет Хусейн Юсуф Камал Ибиш в статье для издания Bloomberg.

Спецназ Саудовской Аравии
Спецназ Саудовской Аравии
Al Jazeera English

Читайте также: National Interest: Китай оказался в менее выигрышной ситуации, чем США

Ряд недавних событий убедительно свидетельствует о том, что отношения между ключевыми арабскими союзниками Вашингтона вряд ли улучшатся в ближайшее время, если только Трамп не предпримет решительных мер для того, чтобы прекратить спор.

В течение многих десятилетий США опирались на поддержку стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), включая Саудовскую Аравию, ОАЭ, Бахрейн, Катар, Оман и Кувейт. Но в июне 2017 года внутри ССАГПЗ возникла напряженность. Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн, к которым впоследствии также присоединился Египет, объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, обвинив его в пропаганде экстремизма и поддержке Ирана. Катар заявил, что в отношении него установили блокаду.

Первоначально Трамп поддержал разрыв дипломатических отношений. Со временем Вашингтон свыкся с новой реальностью, даже несмотря на то, что данный дипломатический разрыв оказывает непосредственное влияние на эффективность политики США в отношении Ирана и создаёт определенные сложности для военных объектов США, разбросанным по странам ССАГПЗ.

На прошлой неделе ССАГПЗ провел саммит в усеченном составе. Однако вместо поиска выхода из сложившегося дипломатического кризиса, саммит лишь дополнительно усугубил его. Данный саммит продемонстрировал степень отчужденности между арабскими союзниками Вашингтона. Сначала планировалось, что саммит ССАГПЗ пройдет в Омане, но в последнюю минуту Саудовская Аравия вмешалась и настояла на том, чтобы его провели в Эр-Рияде. Затем в Дохе заявили, что эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани не получил приглашения на саммит. Когда в Эр-Рияде дали понять, что будут рады видеть на саммите катарского эмира, он отказался принять участие. Тогда саудиты заявили, что данный поступок эмира является оскорблением.

Тамим бин Хамад Аль Тани и Дональд Трамп
Тамим бин Хамад Аль Тани и Дональд Трамп
White House

Недавно Катар отказался от своего членства в ОПЕК, по сути, чтобы дистанцироваться от Саудовской Аравии. Катар также продолжает углублять свои связи с Турцией, которая заинтересована в сохранении дипломатического кризиса в Персидском заливе. Турция также сблизилась с Кувейтом, который совсем недавно подписал соглашение о военном сотрудничестве с Анкарой. Одним из наиболее опасных последствий продолжающегося дипломатического кризиса является то, что не только Катар, но Кувейт и Оман начинают выражать недовольство в отношении агрессивных усилий Саудовской Аравии и ОАЭ, направленных на то, чтобы все региональные государства действовали в рамках, задаваемых Эр-Риядом и Абу-Даби.

Складывается ощущение, что Турция вместе с Катаром и «Братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) формируют третий, суннитский исламистский блок на Ближнем Востоке, который будет конкурировать с проиранским блоком, а также с просаудовским и американским блоками. Альянс Турции и Катара может постепенно начать поглощать другие региональные страны, такие как Кувейт и Иордания. Все это может привести к созданию союза, который будет противостоять как Ирану, так и США. Подобный сценарий, каким бы маловероятным он ни казался, все же не является невозможным. При этом нет абсолютно никаких сомнений в том, что продолжение дипломатического кризиса в Персидском заливе может осложнить или даже подорвать усилия американской администрации в отношении Ирана.

Флаг Катара
Флаг Катара
Al Jazeera English

Читайте также: American Conservative: смогут ли США вести холодную войну на два фронта?

Вышеперечисленные обстоятельства указывают на то, что противостояние между арабскими союзниками США продолжает ухудшаться. Официальные лица арабских стран даже указывают на возможность усиления давления на Катар. Несмотря на то, что Трамп первоначально поддержал бойкот, объявленный Катару, фактически Вашингтон занял нейтральную позицию в отношении конфронтации между арабскими союзниками.

Администрация Трампа должна направить два четких сообщения. Во-первых, Катар должен изменить свою политику. Во-вторых, после того, как Катар изменит свою политику, дипломатический кризис должен быть исчерпан. Белый дом должен дать понять, что невыполнение данных требований приведет к негативным последствиям. Это единственная возможность завершить дипломатический кризис и сосредоточиться на достижении ключевых ближневосточных целей.