Внеочередные парламентские выборы в Армении, прошедшие 9 декабря 2018 года, стали первыми в истории выборами, по результатам которых в законодательный орган страны прошли всего три политические силы. Такого беспрецедентно малого количества партий не было даже в первом созыве Национального собрания. Это обусловлено процессом укрупнения наиболее влиятельных политических партий, который стал более заметным в период выборов 2012 года. Тогда наиболее яркие лидеры ряда партий оказались в списках более перспективных с точки зрения попадания в парламент. И вот, уже спустя 6 лет в парламенте страны всего три партии. Не исключено, что процесс этот продолжится и в итоге приведет к укоренению в Армении двухпартийной политической системы.

Никол Пашинян
Никол Пашинян
Kremlin.ru

Выборы-2018 можно назвать беспрецедентными еще по нескольким причинам. Первая из них — это абсолютный провал правившей еще в мае этого года Республиканской партии Армении (РПА). Бывшие министры и действующие депутаты — республиканцы впервые увидели реальное число своих сторонников и не попали в парламент, набрав 4,7% голосов избирателей. Здесь уместно процитировать председателя РПА, бывшего президента и подавшего в отставку премьера Сержа Саргсяна, который на вопрос журналиста о прогнозах на выборах сказал: «Сколько захотим — столько и пририсуем». Видимо, на этот раз отсутствие административного ресурса у РПА не позволило пририсовать достаточное количество голосов, чтобы хотя бы попасть в парламент.

Серж Саргсян
Серж Саргсян

Начиная с 2012 года очень скромные результаты показывала и старейшая армянская партия — Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн». 9 декабря она набрала всего 3,89% и не попала в парламент. Кстати, уже в 2012 году на выборах в законодательный орган она вдвое сократила свой результат — с 12,75% до 5,73%. Чуть улучшила показатели в 2017 году — до 6,58%. Тем не менее становится очевидным, что и эту партию тянула за уши правящая РПА, чтобы, с одной стороны, иметь в ее лице партнера по игре в «коалиционное правительство», а с другой — при необходимости разрешать оппонировать. Свой провал сама «Дашнакцутюн» объясняет отсутствием у избирателей достаточно зрелого правосознания, чтобы голосовать за идеологию или программу конкретной партии. Дашнакцаканы правы, но это не является новостью. Что же касается утверждения, что с отсутствием дашнакцаканов парламент Армении потерял свое лицо, — то оно по меньшей мере лицемерно, ибо, помимо раскачивания при малейших политических колебаниях то в одну, то в другую сторону, АРФД ничем не отличилась.

Абсолютная же победа блока «Мой шаг» во главе с Николом Пашиняном была предсказуемой, потому что еще ни разу в истории Армении власть не менялась посредством выборов. Если завтра недовольство народа политикой Пашиняна будет расти, сменить его на следующих выборах будет так же невозможно, как и невозможно было преодолеть республиканскую десятилетнюю монополию. Чтобы сменить Пашиняна, нужна будет новая революция, возможно — переворот. Именно к этому уже начали готовиться оказавшиеся в рядах оппозиции республиканцы, которые вместе с дашнакцаканами будут играть на патриотических чувствах граждан, разыгрывать карабахскую карту, устрашать народ неминуемой сдачей армянских земель врагу.

Здание парламента Армении
Здание парламента Армении
(cc) Marcin Konsek

Кстати, предательские намерения вменялись трём из четырех лидеров страны. Только Роберта Кочаряна, второго президента, оппозиция и критики практически не обвиняли в желании «сдать» Карабах. С другой стороны, он единственный из президентов Армении, на которого заведено уголовное дело. Он — главный подозреваемый по делу о подавлении антиправительственных демонстраций с применением оружия.

Роберт Кочарян
Роберт Кочарян
(cc) Limegirl

Геополитическое положение Армении и ее социально-экономическая стагнация, наряду с непрекращающейся миграцией населения, не позволяют политическим силам, пришедшим к власти, менять курс развития страны так, чтобы он чем-то отличался от курса предыдущих руководителей. Поэтому основным полем, где будут разворачиваться события, станет территория внутри страны с её налоговыми, коррупционными, культурными, здравоохранительными и образовательными составляющими. Если работа нового парламента и нового правительства ничем принципиально не будет отличаться от предыдущих, Пашинян уйдет точно так же, как и пришел к власти — с улицы на улицу.