Представляет ли себе Украина жизнь после Baltic Pipe?

Когда у Варшавы будут развязаны руки

Станислав Стремидловский, 2 декабря 2018, 15:50 — REGNUM  

Варшава бьется против «Северного потока — 2», воспринимая его в категориях экономического и политического ущерба для себя. И для Украины. По крайней мере, «украинский акцент» присутствует иногда в польских реляциях. Однако при этом польская правящая партия «Право и Справедливость» (PiS) реализует свой собственный энергетический проект (вместе с Норвегией и Данией) строительства газопровода Baltic Pipe, который теоретически способен закрыть текущие потребности Польши и без закупок газа российского. Но что в этом случае ждет Киев?

По-хорошему, будь Украина стабильным государством со сплоченным обществом и развивающейся экономикой, добрыми отношениями с соседями, Baltic Pipe мог бы стать масштабной площадкой для польско-украинского сотрудничества и кооперации, в том числе по линии евроинтеграции, которую после майдана 2013—2014 годов выставляют на щит нынешние украинские власти. Но в условиях Украины слабой, дезорганизованной, в которой вновь наливаются кровью старые линии разломов, этот газопровод способен оказаться угрозой для Киева. По нескольким причинам. Начнем с того, как меняется восприятие Украины в Польше. Интересным, но вовсе не неожиданным эффектом с начала майдана стало взрывное возрастание неприятия польским обществом того, во что превратилась его восточная соседка. Однако больше всего головной боли варшавскому салону во всех его проявлениях доставляет не это, а растущее понимание и даже поддержка действий России в отношении Украины со стороны польского общества. В первые минуты кризиса в Керченском проливе одна из влиятельных польских газет, читать которые обязан каждый политик в Польше, констатировала:

«К счастью, польские политики вели себя во всём правильно. Министерство иностранных дел Польши было одним из первых дипломатических ведомств, которые протестовали против российской агрессии в Азовском море. Сильный сигнал о санкциях против России поступил из президентского дворца. Представители оппозиции также открыто протестовали против действий российского флота. В Польше нет значительной пророссийской партии, нет никаких признаков того, что она появится. Но в то же время в интернете, как можно видеть, в этом вопросе есть борьба за души. И мы не уверены, что этот бой не выиграл президент России Владимир Путин. Количество антиукраинских голосов поразительно велико. Может даже создаться впечатление, что для многих из тех, кто высказывается, Украина является большей угрозой, чем Россия — и это острое проявление геополитического безумия».

Однако спустя два-три дня, когда в Польше увидели реакцию западного мира, это же издание чуть ли не впервые озвучило идеи, можно сказать, крамольные. Что «Украина — нестабильное и непредсказуемое государство. К сожалению, в ней всё чаще видят болото, которое может затянуть другие страны, если они будут слишком активно заниматься ее делами». Что, возможно, «конфликт с Россией» не стал «формирующим украинскую нацию фактором, как мы часто слышим в Киеве» и не «укрепил ее национальную идентичность». Что он, «напротив, усугубил разногласия, ослабил моральный дух и убежденность в будущем государства». А фактом является то, что «прозападная ориентация украинцев не такая прочная, как в Варшаве или Берлине», соответственно, Украина и без «войны» в перспективе может опять развернуться на 180 градусов. Относиться к этому можно по-разному, но для действующих политиков и планировщиков генерального штаба это показатель того, что можно уже вести игру не вместе с Украиной, а разыгрывать ее.

Правда, сегодня Варшава связана по обеим рукам. Слева ее сдерживает Европейский союз в лице Германии, которому не нужны проблемы с украинским газовым транзитом до того, как будет построен «Северный поток — 2». Справа — Россия. Вести активные действия вопреки Москве или с ней, что тоже не исключено, польским властям нет смысла до тех пор, пока они не смогут нейтрализовать сильнейший российский козырь, стабильные поставки газа из России, их вначале нужно заменить другим топливом. Но вскоре ситуация изменится. После 2019 года, когда «Северный поток — 2» введут в эксплуатацию, Берлин будет более спокоен, равно как и другие получатели российского газа. Возможно, немцы и сами начнут «возвращать долги» нынешним украинским политикам, которые обманывали их и пытались втянуть в опасные авантюры, подстрекая чуть ли не воевать с русскими. А после 2022 года, когда будет запущен Baltic Pipe, Варшава освободит свою «правую руку», что позволит на Украине ей уже развернуться во всю мощь.

Безусловно, сценарий, при котором Польша попробует принять участие во фрагментации украинского пространства, является вероятным, но не обязательным к исполнению. Однако следует заметить, что правящая польская партия «Право и Справедливость» (PiS) по политическим меркам сравнительно быстро прошла путь от императива «Киев с Бандерой в Европу не войдет» до «не такая уж прозападная эта Украина». Так что за предстоящие три года в Польше много может измениться. И при этом пока незаметно, чтобы в Киеве понимали, что может ждать их после достройки Baltic Pipe, с какой Варшавой им — не исключено — придется столкнуться.

Читайте ранее в этом сюжете: Представляет ли себе Варшава жизнь после «Северного потока – 2»?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail