Если администрация президента США Дональда Трампа действительно стремится противостоять росту китайского влияния в мире, ей стоило бы начать с собственного «заднего двора». Возможно, большинство граждан США не подозревают о том, что лидерство США в Западном полушарии, которое было само собой разумеющимся на протяжении почти 200 лет, сейчас сталкивается с конкуренцией, пишут Карлос Густаво Поггио Тейксейра и Фернанда Магнотта в статье для американского издания The Hill.

Китай и США
Китай и США
Иван Шилов © ИА REGNUM

В 1823 году пятый президент США Джеймс Монро, обеспокоенный возможностью того, что европейские державы могут попытаться вернуть свои потерянные колонии в Северной и Южной Америке, направил обращение в конгресс. Он самым решительным образом заявил, что любые подобные попытки со стороны Европы будут расцениваться как «недружелюбный подход по отношению к Соединенным Штатам».

Читайте также: Project Syndicate: Китай начал новую игру в Восточной Азии

Так на свет появилась Доктрина Монро, которая на практике означала разделение между Америками и Европой. Доктрина стала первым явным указанием на то, что Соединенные Штаты готовы создать сферу собственного влияния в Западном полушарии. Монро выдвинул внешнеполитический принцип «Америка для американцев», где под «американцами» понимались либо жители Южной и Северной Америки, либо только США.

Доктрина Монро. Нет нарушениям границ — Америка для американцев. 1896
Доктрина Монро. Нет нарушениям границ — Америка для американцев. 1896

Доктрина Монро стала символом гегемонии Соединенных Штатов в Западном полушарии. Фактически в течение XIX и XX столетий власть США во всем регионе оставалась неоспоримой. Многие политики называли Западное полушарие «задним двором» США. Однако в XXI веке Западное полушарие может столкнуться с новым внешнеполитическим принципом: «Америка для китайцев».

В начале нынешнего столетия Латинская Америка заняла второе место в мире по объему китайских инвестиций. Китай превзошел Соединенные Штаты, став главным торговым партнером крупнейших экономик Южной Америки, таких как Бразилия, Чили и Перу. Объем экспорта данных стран в КНР примерно в два раза больше, чем в США.

Китай также расширяет свое влияние в Южной Америке за счет инфраструктурных проектов, начиная со строительства автомагистралей в Эквадоре до гидроэлектростанций в Аргентине. Также КНР развивает портовые проекты в Панаме. Пекин намерен проложить подводный оптико-волоконный кабель, который соединит Чили с Китаем. Данный проект должен быть завершен в 2019 году.

Статистика гласит о том, что с 2005 года страны Латинской Америки получили китайские кредиты на сумму более $150 млрд. Существуют также проекты по строительству Никарагуанского канала. Несмотря на то, что данные проекты вряд ли будут завершены в ближайшее время, масштаб деятельности КНР хорошо демонстрирует уровень региональных амбиций Пекина.

Варианты маршрута Никарагуанского канала
Варианты маршрута Никарагуанского канала
Kaidor

Китай укрепляет не только экономические, но и политические связи с латиноамериканскими странами. В течение первого десятилетия XXI века бывший генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао чаще посещал регион, чем бывший президент США Джордж Буш. Многие латиноамериканские лидеры также чаще посещали Пекин, чем Вашингтон. В течение этого периода Китай подписал многочисленные соглашения о стратегическом партнерстве со странами Латинской Америки, включая Венесуэлу, Мексику, Аргентину, Перу, Чили, Коста-Рику и Эквадор.

Наконец, Китай также все чаще участвует в многосторонних форумах, которые проходят в Латинской Америке. Китай приняли в качестве члена Межамериканского банка развития в 2008 году, он также стал постоянным наблюдателем в Организации американских государств в 2004 году. Пекин является членом Форума сотрудничества стран Восточной Азии и Латинской Америки, созданного в 2001 году. Также КНР принимает участие в многочисленных диалогах с различными региональными организациями.

США не предпринимали особых усилий для того, чтобы уравновесить деятельность КНР в регионе. Наоборот, политика, проводимая администрацией Трампа, может привести к укреплению позиций КНР в Западном полушарии.

Торговая война между США и Китаем открыла новые рыночные возможности для латиноамериканского экспорта, тем самым укрепив торговые потоки между КНР и странами Латинской Америки. Например, Китай установил 25-процентные пошлины на американские соевые бобы. Пекин намерен заменить импорт сои из Соединенных Штатов на импорт бразильской и аргентинской фасоли. В исследовании одной бразильской промышленной ассоциации говорится, что торговая война между США и Китаем позволит Бразилии — крупнейшей экономике в Латинской Америке — увеличить свой экспорт в КНР на $6,4 млрд.

Грузовое судно с контейнерами на борту
Грузовое судно с контейнерами на борту

Читайте также: Foreign Policy: Как США будут бороться с КНР и Россией в Латинской Америке?

Избранный президент Бразилии Жаир Болсонару изо всех сил пытается подражать Трампу, он также указывает на необходимость борьбы с Китаем. Во время своей предвыборной кампании Болсонару заявил: «Китай не покупает в Бразилии. Китай покупает Бразилию».

У Трампа появилась историческая возможность укрепить отношения с правительством Бразилии, самым дружественным по отношению к США за последнее десятилетие, чтобы продемонстрировать странам Латинской Америки преимущества торговли с США. Возможно, для Трампа пришло время подумать о том, как снова сделать «Америку для американцев».