После возобновления антииранских санкций в начале ноября 2018 года риторика Вашингтона и Тегерана была предсказуемо воинственной. Каждая из сторон утверждала, что готова к новым переговорам только при условии того, что противник откажется от своей непримиримой позиции. Каждый продолжает настаивать на том, что не станет уступать первым, пишет Исфандияр Батмангхелидж в статье для американского издания Bloomberg.

Ядерная программа Ирана
Ядерная программа Ирана

Читайте также: Daily Sabah: Судьба европейской демократии зависит от выборов 2019 года

Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что антииранские санкции будут действовать до тех пор, пока Тегеран не изменит свое поведение, включая отказ от программы по разработке баллистических ракет и прекращение поддержки прокси-групп на Ближнем Востоке. Более того, иранское правительство должно согласиться на более жесткие ограничения в отношении ядерной программы, чем те, которые предусмотрены в ядерном соглашении от 2015 года. Эти требования являются столь же нереалистичными, как и требования президента Ирана Хасана Рухани о том, чтобы США сняли санкции и вновь взяли на себя обязательства, предусмотренные в ядерном соглашении, которые Тегеран продолжает соблюдать.

Майк Помпео
Майк Помпео
(cc) Gage Skidmore

Для обычных граждан Ирана требования Тегерана могут показаться несколько абстрактными. Лишь немногие смогли получить какие-либо дивиденды от ядерного соглашения. На практике оказалось, что санкции даже после их отмены имели затяжные негативные последствия. Согласно данным опроса, который проводился среди представителей зарубежных компаний, 79% респондентов заявили, что их компании не торопились с выходом на иранский рынок в течение предыдущих двух лет. С другой стороны, сложная деловая среда в Иране, безусловно, стала серьезным препятствием на пути иностранных компаний, которые искали новые бизнес возможности после подписания Совместного комплексного плана действий (СВПД). В январе 2018 года, за несколько месяцев до того, как президент США Дональд Трамп заявил о выходе США из ядерной сделки, опрос показал, что большинство граждан Ирана считают, что США «не отменили все санкции, которые они должны были отменить в рамках СВПД».

Подобное мнение жителей Ирана подрывает надежду американской администрации на то, что граждане Ирана, столкнувшись с экономическими последствиями санкций, окажут давление на свое правительство и убедят его заключить новое ядерное соглашение. В большинстве случаев экономическое воздействие санкций никогда не исчезало, а перспектива возможного смягчения антииранских санкций была дискредитирована на фоне недавнего опыта, с которым столкнулось иранское население после подписания СВПД. Иранские политики и общественность, похоже, больше не верят в то, что США вообще будут когда-либо выполнять взятые на себя обязательства.

Как граждане Ирана могут поверить в то, что Вашингтон действительно отменит санкции после подписания нового ядерного соглашения? Это лишь один из множества вопросов, которые лежат в основе американской санкционной политики. Этот вопрос актуален не только в отношении Ирана, но и других стран, которые сталкиваются с американскими санкциями или столкнутся с ними в будущем. Американским чиновникам потребовалось несколько десятилетий для того, чтобы превратить санкции в мощное оружие финансовой войны. Однако они не потрудились создать политические инструменты, которые могли бы помочь в восстановлении пострадавших экономик после окончания финансовой войны.

Ядерная программа. Иран
Ядерная программа. Иран

Бывший министр финансов США Джейкоб Лью, занимавший свою должность при администрации экс-президента США Барака Обамы, однажды заявил, «поскольку цель санкций заключается в том, чтобы заставить плохих парней изменить свою политику, мы должны быть готовы обеспечить освобождение от санкций, когда добьемся успеха». Лью добавил, что в случае, если США не смогут обеспечить освобождение от негативного влияния санкций, «мы подорвем наш собственный авторитет и нанесем ущерб нашей способности использовать санкции в качестве инструмента, позволяющего изменять политику».

Неспособность администрации Обамы предоставить эффективное освобождение от санкций проистекает из того факта, что, по собственному признанию Лью, министерство финансов задействовало только «глобальную информационно-пропагандистскую машину, чтобы оповестить правительства и предприятия о том, что санкции были сняты», и больше не предприняло никаких действий. Эта информационно-пропагандистская деятельность оказалась неэффективной, не в последнюю очередь потому, что поощрение коммерческих связей с Ираном было поручено тем же лицам, которые всего несколько месяцев назад угрожали вторичными санкциями в случае торговли с Тегераном.

Вашингтон вновь ввел санкции в отношении Ирана. Сейчас важно позаботиться о создании эффективного механизма освобождения от санкций в контексте будущих переговоров. К санкционному «кнуту» должен прилагаться «пряник», который устранит негативные последствия санкций.

Прежде чем пытаться заключить новую ядерную сделку с Тегераном и вообще приступать к санкционным кампаниям против иностранных государств, США должны создать инструменты более эффективного снятия санкций. Через год после подписания ядерного соглашения главный юрисконсульт HSBC Holdings PLC Стюарт Леви отметил, что бывший государственный секретарь США Джон Керри хочет, чтобы неамериканские банки развивали бизнес с Ираном, однако США так и не отказались от своих предыдущих заявлений относительно того, что финансовая деятельность в Иране может быть квалифицирована как преступление. Несмотря на то, что государственный департамент пытался поощрять европейские банки к сотрудничеству с Ираном, не было озвучено никаких гарантий того, что впоследствии правоохранительные органы США не станут выдвигать европейским банкам обвинения в финансовых преступлениях.

Санкции
Санкции
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Foreign Policy: США не подозревали о реальной угрозе со стороны Ирана

Во-вторых, США должны предоставить финансовые ресурсы, необходимые для восстановления экономик стран, столкнувшихся с американскими санкциями. Стране, которая многие годы находилась в изоляции, необходимо предоставить упрощенные механизмы торговли и инвестиций. Например, новая ядерная сделка могла бы содержать обязательство, согласно которому США должны помочь стране вступить в ВТО и другие международные организации, которые поддерживают глобальную торговлю и инвестиции. В идеале США могли бы взять на себя обязательство активизировать торговлю со страной, которая пострадала от санкций, и предоставить ей необходимые инвестиции.

Наконец, США могут и должны предоставить помощь бедным слоям населения, которые больше остальных страдают от санкций. После подписания ядерного соглашения ЕС выделил Ирану 50 млн евро. Агентство USAID также могло бы предоставить соразмерную помощь, что могло бы подтолкнуть и другие страны к оказанию помощи и направило бы инвесторам сигнал о том, что санкции действительно сняты.

Маловероятно, что нынешняя администрация прибегнет к подобным мерам. Однако будущему президенту США для того, чтобы возместить Ирану ущерб, нанесенный Трампом, сначала придется доказать, что ущерб действительно может быть возмещен.