"В России должно быть 60-65 субъектов": интервью председатель подкомитета по вопросам региональной политики и межрегиональных отношений Госдумы Андрея Климова ИА REGNUM

Москва, 22 апреля 2004, 23:55 — REGNUM  

Член Комитета Государственной Думы по делам Федерации и региональной политики, председатель подкомитета по вопросам региональной политики и межрегиональных отношений, депутат от Коми-Пермяцкого избирательного округа, глава рабочей группы по образованию Пермского края, член фракции "Единая Россия" Андрей Климов прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM информацию о вариантах укрупнения регионов в России и ответил на другие вопросы.

Андрей Аркадьевич, в прессе то и дело появляется информация о возможных вариантах укрупнения российских регионов. В частности, ИА REGNUM публиковал статью, подписанную, в том числе, и представителем аппарата Правительства РФ, в которой предлагается деление страны на 15 округов, включающих в себя определенные субъекты федерации. Так планируется ли новое административно-территориальное деление России?

Дело вот в чем. Никакого плана, задания, сократить количество регионов, нет, и в принципе быть не может. Есть другое. Есть понимание того, что нынешняя система в России не соответствует нынешней реальности. Она ведь создавалась под ЦК КПСС, конфронтацию со всем миром и т.д. и т.п. Любая система состоит из структуры и функций. Так вот, функции сегодня другие, а структура осталась. Любая форма, как учил еще марксизм-ленинизм, консервирует содержание. Это ее главная задача. Формы принимаются для того, чтобы легче жилось какому-нибудь содержанию. Исходя из них, и необходимо проводить какое-то реформирование. Какое-то. Вот теперь, какое именно.

Конституция нам дает три направления, в котором возможно реформирование. Первое - менять статус территории. Второе - мы можем образовывать новые субъекты. Но как их образовывать, если есть существующие. Вместо этих? Как это может быть? а) Просто край, в котором нет других субъектов федерации. б) Некие автономии объединяются, и возникают области. А затем объединяются два субъекта. Таким образом, статус тоже меняется. в) Одна из автономий присоединяется к тому, что сейчас называется краем, и остается этот край. Третье - менять конфигурацию административных границ. Но это лишь варианты реформирования. Мы же должны c учетом интересов страны и по мере готовности это реформирование производить. В какой период, сказать сложно. Мне с коллегами отпущен срок до 2008 года. Дальше загадывать очень сложно. Но как ученый, могу сказать, что если мы не сделаем этого через 5-7 лет, это будет очень плохо для страны. Вот мне говорят, а если у нас не будет инициативы снизу? Значит, государство должно сделать так, чтобы эта инициативы появилась. Сразу скажут - тирания. Да нет же. Просто страна должна сохраниться и развиваться эффективно. Поэтому там, где люди пока не понимают свою выгоду, мы должны эту выгоду им прояснить. В любом случае решение будет приниматься на референдуме.

Референдумы будут при любых обстоятельствах?

Да, конечно. По закону так. И мало того, необходимо согласие властей. И не просто согласие, но и инициатива должна быть: обращение властей к Президенту. Поэтому плана не может быть от природы. Есть концепция, есть видение. Я, как специалист, 14 лет занимаюсь этими проблемами в той или иной ипостаси, могу вам сказать, что, на мой взгляд, 60-65 субъектов федерации должно быть. Но это не "норма", к которой мы стремимся. Это видение того, как определенные элементы системы могут реструктурироваться когда-нибудь, через 5-7 лет. Формирование Пермского края тоже ведь полностью будет закончено только к 2009 году. Но чтобы закончить в 2009, надо было начать этот процесс сейчас. Потому что процесс перехода из одной формации в другую сам по себе непростой и небыстрый. Где реформирование будет происходить быстрее? Там, где работают эффективнее.

Конкретные примеры Вы можете назвать?

Могу. Там люди уже думают об этом. Но как думают: одни считают, что это хорошо, и надо делать, другие - что плохо. Красноярский край, Иркутская область, Алтай и все, что вокруг него, и Тюменская область. Это Санкт-Петербург и Ленинградская область. Кроме того, в европейской части России несколько областей, которые в принципе могут быть интегрированы. Но это не значит что "пошла инициатива". Поэтому, как сказал Председатель нашего Комитета Гришин (Виктор Гришин - Председатель Комитета по делам Федерации и региональной политике, член фракции "Единая Россия" - прим. ИА REGNUM), "к сожалению, нет плана объединения". Такой план был бы уместен в унитарном государстве. А в федеративном государстве инициативы должны исходить только снизу. Вот некоторые люди говорят, что мы, депутаты, только укрупняем регионы. Ничего подобного. Мы можем менять статус, не меняя Конституции.

Вот, например, проблема Калининграда. Я сейчас этим занимаюсь. Все коллеги по разному к этому относятся. Я считаю, что у Калининграда должен быть особый статус, не как у обычной области. Что предполагает этот статус: на мой взгляд, в этом субъекте федерации не должно быть региональных выборов губернатора. Должно быть назначение. Ведь нигде не написано, что губернатор региона должен быть выборным лицом. Есть федеральный закон, его можно изменить. Оставить выборным местное самоуправление. Но губернатор в Калининградской области, по-моему, должен быть назначаем. Это должен быть особый регион, особая территория.

А возьмем другую ситуацию, когда Чечено-Ингушская республика, например, стала Ингушетией и Ичкерией, и что из этого получилось. Потому что не всегда, когда территории разделяют по национальному признаку, получается хорошо. И, кстати, все, что мы делаем, сопряжено с задачей, не связывать это с национальными признаками. Например, у нас есть субъект федерации, где живет несколько десятков тысяч человек всего, но там сосредоточена четверть всех ресурсов России. Они говорят: оставьте нас в покое, мы и так хорошо живем. Секунду. Но вы составляете сотые доли процентов населения нашей страны, а по каким-то причинам пользуетесь на правах субъекта Федерации всеми благами, которые дала мать-природа и Господь Бог. А еще у нас есть субъекты федерации, которые срослись с олигархическими структурами. Государство не может на все это просто так смотреть. Простите. Мы понимаем, что больных надо лечить. Мы понимаем, что больных должно быть меньше. Мы понимаем, как лечить в каждом отделении, примерно, но у нас нет плана, у нас есть общая задача: лечить больных. Вот и все. Концепция должна быть. Но в условиях федерализма необходимо и согласие по каждому такому вопросу.

Т.е. Вы не согласны с мнением Владимира Вольфовича (Жириновского - прим. ИА REGNUM) о том, что Россия развивается в сторону построения унитарного государства?

Куда мы там развиваемся, это пусть нас история рассудит. Я прагматик. Вот я за Конституцию не голосовал, сразу скажу. Я считаю, что этот текст не очень хороший. Но он принят. Одна из моих задач, как и любого из нас, свято её блюсти. Что тут написано? Федеративное государство у нас. Все субъекты равноправны в отношениях с центром. Что это означает? Что нельзя по собственной инициативе что-то там переформировать. Можно ее изменить. И в Конституции написано, как это сделать. Вот если мы меняем то, что я сказал, статус, границы новых субъектов, не надо менять Конституцию как таковую. Речь идет только о 65-й статье, там перечень субъектов Федерации. Есть 137-я статья Конституции, в которой говорится, как этот перечень менять. В основном, чем меньше мы Конституцию трогаем, тем лучше. То, что я предлагаю, не требует изменения Конституции. А то, что предлагает Владимир Вольфович, предполагает изменение ее первой части. А там ой как сложно. Либо революционным путем - просто всех расстрелять, как в 17-ом году - либо, если нереволюционным, то тут такая процедура, что, даже имея парламентское большинство, это сделать очень сложно.

Хорошо, но ведь для начала речь может идти не об изменении первой части Конституции, а о формировании новых федеральных округов, федеральных полпредств?

У нас не успел этот институт сформироваться, как уже какие-то люди начали об этом книги писать. Говорить, что якобы эти самые федеральные округа заменят собой субъекты федерации. Была еще попытка в нашем Комитете, кстати сказать, в прошлом созыве издать какой-то закон о федеральных полпредствах. Но в Конституции ничего про федеральные полпредства не написано. У нас четко прописано: Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов. Всего шесть статусов. Кроме субъектов федерации и самой федерации есть еще местное самоуправление. Все. Поэтому, если мы хотим сделать из федеральных округов субъекты, надо в Конституцию вносить особый статус - федеральные округа. Как написать? Это опять нужно ломать текст. Президент Владимир Путин сделал правильно: он использовал прописанный в Конституции институт полпредства. Сколько будет полпредств, это дело Президента. Он может наделить их функциями в пределах своих собственных полномочий. Но это его аппаратное решение, не имеющее отношение к административно-территориальному делению Россию. Он сегодня примет решение пересадить всю Старую площадь, скажем, в Иваново, и, пожалуйста. Это ж не будет означать, что столица переехала в Иваново. Вы затронули очень большую и интересную тему, однако она никак не корреспондируется с административно-территориальным делением страны.

Кстати, говорилось о передаче полпредам некой финансовой функции.

Для проверки использования бюджетных финансовых средств у нас есть Счетная палата, контрольные органы при Президенте, при Минфине, ФСБ и прочее. Как они будут проверять, в какой последовательности - это дело исполнительной власти. Через Москву или не через Москву. Но если это деньги собственно субъекта и если есть закон о бюджете, вмешиваться полпреды не могут. Иначе опять нужно менять Конституцию.

А Конституцию мы менять не будем?

Я бы не рекомендовал, хотя, еще раз повторяю, я за нее не голосовал. Хорошо бы, конечно, поменять, но я ведь прекрасно понимаю, насколько это сложно. Я думаю, все это понимают. И Президент Путин. Ведь заденем же за живое. Хотя, конечно, все может быть в России.

Проще вообще принять новую Конституцию?

Не уверен.

Отвлечемся от темы укрупнения регионов. Вопрос как к члену "Единой России". Какова дальнейшая судьба партии, на ваш взгляд? Она уйдет из политики вместе с Президентом Путиным?

Отмечу, что я являюсь членом фракции "Единая Россия", но не партии (А.Климов - заместитель руководителя депутатской группы "Регионы России", входящей в состав фракции "Единая Россия" - прим. ИА REGNUM). Вы знаете, говоря о любой партии, не только о "Единой России", набравшей большинство, есть два термина, которые, на мой взгляд, всех их характеризуют. Правящая партия - это одна история. А вот партия власти, пропрезидентская, проправительственная партия - это однопорядковая, но совершенно другая история. Правящая партия ведь выдвигает президента, назначает правительство, сама решает важные финансовые вопросы. Она является политическим инструментом власти. А когда "партия власти" - сегодня эта партия нужна этой власти, а завтра не нужна. Пока я не могу назвать "Единую Россию" правящей партией.

Вы считаете, что России необходимо создание правящей партии?

Если мы строим гражданское общество, то мы должны этого добиваться. Мне вообще не нравится, что мы в каждом регионе будем скоро избирать по партийным спискам. Я против избрания по партийным спискам. В России партии имеют некую преференцию. Мало того, что они могут формировать партийные списки, региональные партийные списки, так еще и расходы им за выборы компенсируют. И вот это уже чересчур. И здесь мы формируем какое-то искусственное гражданское общество. Я считаю, что "Единой России" пока далеко до правящей партии. Понимаете, лидер правящей партии не отчитывается перед властью. Все должно быть наоборот.

И здесь мы опять приходим к необходимости реформы системы власти в России, когда бы правящая партия выдвигала президента, формировала правительство и т.д. Так?

Понимаете, если бы партия завоевала большинство через одномандатную систему, имела бы реальную власть - тогда другое дело. Пока этого не происходит. Но это не значит, что то, что у нас есть, совсем не годится. Я, как член фракции, хочу сказать, что лучше так, чем никак. Потому что вот, помните, у нас СПС-ники в Думе были. Ведь многие выражения, которые они употребляли - "разрулить вопрос", "а что нам за это будет", всякие лоббистские штучки, это ж все на глазах было. Устраивали базар, в общем. И вопросы они поднимали те, которые народ вообще не интересуют. Например, один из таких лидеров на встрече с деловой общественностью хвастался, а у меня все есть, мобильный телефон, иномарка, квартира в Москве есть. И вот хорошо, что таких партий стало мало. Вернее, их стало мало именно в парламенте. Это нормальный процесс, он мне очень нравится. Сказать, что у нас нет оппозиции - тоже неправильно. У нас есть оппозиция.

Сегодня мы действительно переживаем период трансформации государства, и в этом плане, конечно, лучше, когда есть определенные инструменты. Фракция "Единая Россия" ведь состоит из нескольких партий. Поэтому, будет ли наша фракция жить вечно - наверное, нет. Доживет ли она до окончания срока созыва нынешней Думы - наверное, да. В том числе и я: пока решения фракции не противоречат моим взглядам, я буду оставаться во фракции. Во многом судьба "Единой России" находится в руках ее руководства. А чем сегодня некоторые занимаются: например, выясняют, какого цвета должно быть удостоверение помощника депутата, борются с правом депутатов бесплатно ездить на общественном транспорте. Это же смешно. Говорят, что народ нас поймет. Да народу до этого вообще нет дела. Вот эта работа в целях детского популизма присутствует. В "Единой России" есть умные люди, которые все хорошо понимают. Есть не слишком умные люди, которые этого не понимают. "Единая Россия" - партия разных людей. Вот некоторые говорят: ее программа - это программа любить Путина. Не знаю. Я не очень уверен, что там все его любят.

Ведь о переходе России на мажоритарную избирательную систему говорят уже очень давно.

У меня были законопроекты по этому поводу, но, видите, даже мой законопроект, хотя он не был радикальным, не прошел. Я предлагал изменить пропорцию: сократить число депутатов, избранных по партийным спискам, с 225 до 150 и увеличить число депутатов-одномандатников до 300. И вот почему. У нас есть специалисты, скажем, по международному праву, которые необходимы в Думе, но которые вряд ли пройдут по одномандатному округу. Но пропорции все равно надо менять, так же как и "порог" для прохождения партий в Госдуму по партийным спискам.

Семипроцентный барьер?

Да, я сторонник семипроцентного барьера. Это, кстати, в 2000 году был мой законопроект. Плохо, что там отлагательное право, и норма не действует уже сейчас. Потому что теория вероятности говорит, что если 7% и выше - это уже не случайность, это некая закономерность.

Но разве в этом случае не усиливается роль так называемого административного ресурса?

Административный ресурс проявляется и в мажоритарной системе, и в выборе по партийным спискам. Если он есть, то он есть. Наоборот: чем выше процент отсечения, тем сложнее его накачать. И что значит 7%? Ведь теоретически это означает, что у нас может быть представлено довольно много партий.

Теоретически.

Теоретически. Ведь как, например, говорит Жириновский. Он, помнится, как-то говорил: "У нас в Российской Федерации 5-7% идиотов, они голосуют за меня". И ведет себя соответствующе. Меня это не радует, но 10% можно набрать и не будучи Жириновским, работайте лучше в регионах, с избирателями.

Завершая, вопрос о религии. Возникают инициативы, создающие впечатление, что власть хотела бы увеличить роль церкви, и РПЦ, в частности, да Конституцию ломать не хочется. (Одна из последних инициатив выдвинута депутатами фракции "Родина" Александром Чуевым и Александром Крутовым, обратившимися к спикеру ГД Борису Грызлову с предложением освятить здание Госдумы - прим. ИА REGNUM). Каковы настроения в "Единой России" на сей счет? Мы останемся светским государством?

Я человек, относящийся к христианству и к религии вообще с большим уважением. Вообще я считаю, что Россия во многом исторически сложилась такой, какая она есть, благодаря религии. C другой стороны, на мой взгляд, событий 17-ого года во многом могло бы не произойти, если бы не положение тогдашней огосударствленной церкви, у нас сначала были государство и церковь, а затем, вместо церкви, государство и КПСС. Мы, по-моему, должны, как политики, опираться на религию, защищать ее, отсекать какие-то атаки на нее. Но это как политики. А как государственные люди мы должны строго соблюдать Конституцию, где записано, что государство от церкви отделено.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.04.17
Эстония в воронке ненависти
NB!
26.04.17
Грузия выбирает мирный путь. Но с великим трудом
NB!
26.04.17
В США вышел новый фильм о русских — со Шварценеггером в главной роли
NB!
26.04.17
«Сотрудничеству в Арктике альтернатив нет»
NB!
26.04.17
Иначе – беда. Новая техника требует новой культуры управления
NB!
26.04.17
Энергоблокада ЛНР: в семью вернутся те, кто не вымрет, как динозавры?
NB!
26.04.17
В Бразилии протестующие индейцы применили против полиции лук и стрелы
NB!
26.04.17
ПМР: «Приднестровские» инициативы Додона — «пыль в глаза и популизм»
NB!
26.04.17
США против КНДР: почему не применяется проверенная «мягкая сила»?
NB!
26.04.17
«Гринпис» на Севере: угрозы санкций и немножко защиты природы
NB!
26.04.17
Куда заводит свобода, или Остепенившийся революционер
NB!
26.04.17
Фабрика законов: как строится новая Государственная дума — 2
NB!
26.04.17
«При цене ниже 100 долларов за баррель интереса к Арктике не будет»
NB!
26.04.17
«Русские хакеры рассказали, что Макрон изменил жене с мужчиной»
NB!
26.04.17
«Транзит газа через Украину могут оставить, чтобы ЕС не мешал «Газпрому»
NB!
26.04.17
ГЛОНАСС: Четыре месяца работы, что дальше?
NB!
26.04.17
Старт продаж «народных облигаций»: Станут ли ОФЗ альтернативой вкладам?
NB!
25.04.17
Курдский тупик: Почему Рабочая партия Курдистана укрепляет власть Эрдогана
NB!
25.04.17
Путин присвоил звание Героя Труда пяти гражданам РФ
NB!
25.04.17
Минтимер Шаймиев — Герой Труда
NB!
25.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 25 апреля
NB!
25.04.17
Депутаты Новосибирска требуют от области вернуть 3,5 млрд рублей от НДФЛ