Минздрав России игнорировал болезнь Альцгеймера из-за неверной статистики

По официальной статистике у нас лишь 8800 пациентов с болезнью Альцгеймера, а их как минимум полтора миллиона. Из-за неверной статистики выясняется, что лечение получает менее 5% пациентов

Москва, 6 ноября 2018, 20:57 — REGNUM  Россия занимает шестое место в мире по болезни Альцгеймера. Деменцией, как оказалось, у нас страдают 2 млн человек. Но это по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Отечественные цифры иные — всего несколько тысяч человек.

Сенсационная информация прозвучала на семинаре «Актуальные вопросы гериатрии и геронтологии: опыт России и Японии», состоявшемся 6 ноября 2018 года в Российском геронтологическом научно-клиническом центре (РГНКЦ) РНИМУ имени Н.И. Пирогова.

«У нас плачевная ситуация: Россия находится по распространению деменции, по данным ВОЗ, на 6-м месте, входит в девятку, считается, что у нас примерно 2 млн пациентов с деменцией. Однако эти данные не совпадают со статистикой, — заявила заведующая лабораторией нейрогериатрии и когнитивных нарушений РГНКЦ Элен Мхитарян. По официальной статистике у нас лишь 8800 пациентов с болезнью Альцгеймера, а их как минимум полтора миллиона. Поэтому и считалось, раз такое малое количество пациентов, то зачем на них тратить время, обращать внимание, если их так мало. А выяснилось, что у нас просто нет статистики хорошей. И сейчас все видят, что с развитием гериатрии растет потребность в уходе за этими пациентами. И выясняется, что лечение получают менее 5% пациентов».

Проблема деменции актуальна сегодня во всем мире: растет продолжительность жизни, а значит, и число пациентов со старческими дегенеративными заболеваниями. В их числе болезнь Альцгеймера лидирует.

«Каждые три секунды в мире кто-то заболевает деменцией», — сообщает врач. — В Европе болезнь Альцгеймера вышла на третье место».

Раньше других тревогу забили японцы. В 1990-е годы выяснилось, что много стариков одиноко умирают в квартирах от полной беспомощности, связанной с деменцией. Они не могут позаботиться о себе, принять лекарства, приготовить еду и поесть. А поскольку людей старше 65 лет в Японии становилось все больше, стало ясно — проблему нужно решать на государственном уровне. И решают. Строят дома с квартирами для одиноких больных людей, где они могут получать ежедневный уход. Это сеть так называемых Dementia Care Center, которых сегодня в стране 2500. Важно, что это не больница, а фактически уход на дому. «Мы постарались, чтобы из каждого окна была видна цветущая сакура», — отметил директор центра обучения и инноваций Национального центра гериатрии и геронтологии Хидетоши Эндо. За такой уход пациент платит 10%, а 90% — доля государства.

Особенно важно, по его словам, выявить людей с «мягкими когнитивными нарушениями», тогда можно успешно бороться с болезнью, даже предотвратить её. За счет специальных домашних заданий, физических упражнений и положительных эмоций. Впрочем, и у японцев решить задачу не так просто. Сегодня ранняя диагностика болезни Альцгеймера стала возможной благодаря обнаружению так называемых амилоидных бляшек в головном мозгу с помощью позитронно-эмиссионной томографии (Amyloid PET). Но такой тест стоит несколько тысяч долларов и не входит в систему обязательного медицинского страхования Японии. А потому перспективным методом считают диагностику по анализу крови. Это достаточно точная методика, но в несколько раз дешевле исследования cпомощью Amyloid PET.

«Путин тоже старается выстроить такую систему, — подчеркнул японский ученый, рассказывая о своем Dementia Care Center, — Нужно увеличивать количество таких центров, где больные деменцией могут получить помощь».

Естественно, в Японии разрабатывают лекарства для борьбы с этим тяжелым заболеванием, действует система в мессенджере Line для поиска потерявшихся стариков, проводятся дистанционные консультации и общение с врачами по «Скайпу», появилась даже новая профессия — менеджер по уходу за больными деменцией, который составляет недельный план для такого пациента, определяя, какие мероприятия или врачебные консультации провести, куда пойти или отвезти больного и т.п.

У нас пока ничего подобного нет. Лишь недавно при столичных поликлиниках появилась помощь старикам на дому. К тем, кто не может дойти до поликлиники, раз в три месяца заходит врач или медсестра. Но это далеко не тот уход, который нужен. Особенно больным с деменцией.

На вопрос ИА REGNUM почему у нас плохо обстоят дела с помощью больным деменцией, Элен Мхитарян ответила: «Потому что у нас считается, что нет такой проблемы, нет официальной статистики, соответственно, нет заболевания».

Как так получилось, что нет статистики?

— Потому что не ставят диагнозы врачи, боятся этого диагноза, сами пациенты боятся получить такой диагноз. Еще большая путаница из-за того, кто будет ставить этот диагноз — психиатры или неврологи. Неврологи считают, что психиатры, а психиатры просто ставят диагноз деменция без уточнения причины заболевания. Поэтому у нас в стране всего лишь 5% получают лечение болезни Альцгеймера.

Врачам все же ясно, что это за болезнь и как ее лечить?

— Считается, что это от сосудистых проблем. На самом деле все сейчас видят, что это далеко не так. Сосудистая причина играет большую роль, но в данном случае речь идет о болезни, которая требует другого лечения. И учитывая, что при своевременном лечении удается продлить на несколько лет самообслуживание больного, это очень важно. Мы сейчас активно развиваем эту тему в контексте развития гериатрии. Сами гериатры видят, что у 80% пожилых людей есть проблемы с памятью. Ведь при болезни Альцгеймера через три года после первых симптомов человек становится зависимым — он не может себя обслуживать. Наша задача — организовать помощь на додементном этапе. Когда он уже дементный, особо много мы не изменим.

Есть ли службы помощи тем, кто уже тяжело болен, такое впечатление, что всё падает на плечи родственников?

— Службы есть. Но они работают не совсем правильно и ориентированно на этих пациентов. Сейчас много домов по уходу в Москве, правда, больше коммерческих. Но и в них есть какое-то число коек бесплатных, которые оформляются через соцслужбу. Вся проблема в том, что никто об этом не знает. Мы сейчас работаем над тем, чтобы повысить информированность населения и больше развить эти службы.

По словам специалиста РГНКЦ, они разработали программу совместно с государством. Ее цель — наладить взаимодействие между Минздравом и Минтрудом, как это делается за рубежом. Скажем, врач видит, что пациент нуждается в специальной помощи, и сам отправляет заявку в соцслужбу. «У нас же они отдельно существуют, и мы пытаемся над этим работать», — заключила Элен Мхитарян.

Решить проблему помощи больным деменцией в России, как стало ясно из выступлений участников семинара «Актуальные вопросы гериатрии и геронтологии: опыт России и Японии», рассчитывают до 2025 года.

Читайте ранее в этом сюжете: Смертность из-за устойчивости бактерий к антибиотикам растет — исследование

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail