Горячие проблемы «холодного» ядерного синтеза

Чтобы Россия смогла войти в новый энерготехнологический уклад, нужна национальная программа развития LENR-технологий и для управляемого термояда. Скорее всего, это будут звенья одной цепи, вытянуть которую можно только совместными усилиями РАН, Росатома, федеральных научных центров и университетов

Анатолий Старостин, 26 октября 2018, 12:00 — REGNUM  

Актуализированная статья лауреата Премии Совета Министров СССР, профессора Академии военных наук Анатолия Игоревича Старостина «Этот неуправляемый «управляемый термояд» и горячие проблемы «холодного» ядерного синтеза» опубликована 21 августа 2018 года в «Пятой газете» №34(84) (подписной индекс в каталоге «Пресса России» 88 981).

* * *

«Фактически история восприятия холодного синтеза в Массачусетском технологическом институте — это история вопиющего научного мошенничества, прикрытия научного мошенничества и других проступков, но не Флейшманна и Понса, как это иногда делают, а тех исследователей, которые в 1989 году стремились как можно быстрее устранить холодный синтез и с тех пор получили от DОE сотни миллионов долларов для своих исследований горячего синтеза. Сокрытие мошенничества в Массачусетском технологическом институте, к сожалению, достигает самых высоких уровней, включая нынешнего президента Массачусетского технологического института Чарльза М. Веста».

Юджин Малов «MIT и Холодный синтез. Специальный отчёт», 2003 год.

В почти 100-летней истории так называемого «холодного» ядерного синтеза (ХЯС) и/или низкоэнергетических ядерных реакций (LENR — англ.) насчитывается немало драматических страниц, связанных с попытками влиятельных учёных в личных и корпоративных целях не допустить их признания официальной (академической) наукой. Особенно острая борьба в этом отношении, как видно из приведённого выше эпиграфа, развернулась в США в 1989 году после заявления М. Флейшманна и С. Понса об открытии ими явлений ХЯС при электролизе тяжёлой воды с палладиевым электродом. Об этом откровенно поведал миру Юджин Маллов, работавший в то время в Службе новостей Массачусетского технологического института (MIT), в своём специальном отчёте MIT and Cold Fusion: A Special Report. В 1991 году в знак протеста он ушёл из института, после того как узнал о тех махинациях, к которым прибегли руководители программ управляемого термоядерного синтеза MIT, чтобы не допустить исследований ХЯС в самих США и других странах.

Результаты их деятельности и поныне дают о себе знать, в том числе в подсознании членов РАН и других стремящихся подчеркнуть свою респектабельность российских учёных. Наглядный пример тому не так давно показал небезызвестный председатель так называемой Комиссии РАН по лженауке академик РАН Е. Б. Александров, вдохновлённый подленькими измышлениями своего «забугорного» соавтора и «члена-координатора» этой комиссии В. П. Лебедева:

«Вообще, при нынешнем состоянии ядерной физики совершенно невозможно, чтобы некий кустарь с мотором, при том же ещё и непрофессионал, какой-то психолог с уголовным прошлым смог бы самотужно создать нечто, ставящее в тупик всю науку и просто отрицающее её» («Шарлатаны в Америке», Бостонский интернет-альманах «Лебедь» от 30 октября 2014 года).

Именно так, за отсутствием иных аргументов, они обвинили в мошенничестве Андреа Росси, создателя генератора «избыточной» тепловой энергии E-Cat. Но этого им как авторам статьи показалось мало — заодно они оклеветали еще и участвовавших в испытаниях E-Cat итальянских и шведских учёных, обвинив их в «несомненной» продажности и непрофессионализме.

Как ни странно, но появление в заокеанском рупоре «русскоязычной» науки такой откровенно лживой и демонстративно похабной по стилю статьи не вызвало никаких видимых возражений ни у членов президиума РАН, образовавших такую комиссию, ни у других российских академиков. Хотя эта статья оскорбляла, по сути, всех российских и иностранных учёных, искренне стремящихся понять природу «эффекта Росси» и других «аномальных» физических процессов и явлений. И это при том, что к тому времени «эффект Росси» был воспроизведён и публично продемонстрирован А. Г. Пархомовым из МГУ и его последователями (см. Пархомов А. Г. и др. «Никель-водородные реакторы: тепловыделение, изотопный и элементный состав топлива», РЭНСИТ, 2017, №1, С. 74−93).

Справедливости ради все же надо отметить, что первым создателем технологии «тёплого» ядерного синтеза, о чём так упорно предпочитают не вспоминать в РАН, был инженер Иван Степанович Филимоненко. В 1957 году он создал «чистую» термоэмиссионную установку (ТЭГЭУ) для синтеза гелия из дейтерия при температуре 1150 °C.

Стоит ли после этого удивляться, что подобные «аргументы» Е. Б. Александрова и его верных соратников по борьбе с лженаукой считаются в «официальной науке» непререкаемыми доказательствами их правоты. И не только вследствие десятилетиями воспитываемой у студентов и учёных привычки «слепо» доверять мнению высоких научных авторитетов (к тому же ещё и членов самой РАН), но и вследствие «забронзовевших» в своём нежелании и/или неспособности титулованных учёных самим докопаться до истины в проблемных областях научных исследований. Представляется, что именно это, а не «самотужное нечто» создало для столь респектабельных учёных очередной тупик в фундаментальной науке. Причём характерно, что обструкция, которой с их стороны подвергся Андреа Росси, очень напоминает ту, которая в 30-х годах прошлого столетия обрушилась и на такого великого «кустаря», как Никола Тесла. Именно его, первым в истории науки, лауреат Нобелевской премии по химии 1932 года Ирвинг Ленгмюр назвал «патологическим учёным». Но идеи Теслы живут и поныне, а кто сейчас вспоминает этого Нобелевского лауреата?

* * *

Комментарий ИА REGNUM

Справедливости ради надо сказать, что имя Ирвинга Ленгмюра (1881−1957), получившего Нобелевскую премию по химии в 1932 году «за свои открытия и исследования в области химии поверхности», мало известно массовому читателю, но навеки вписано в историю ядерной физики и физики плазмы и входит во все соответствующие университетские учебники. В частности, им придуманы физические термины «плазма» и «монослой». Ленгмюр также известен своими работами в области физики атмосферы. В этой области он работал вместе с Бернардом Воннегутом (старшим братом знаменитого американского писателя Курта Воннегута) над созданием технологии получения дождя с помощью введения сухого льда и йодистого серебра в облака. Ленгмюр стал прототипом выдуманного литературного персонажа доктора Феликса Хониккера в знаменитом фантастическом романе Курта Воннегута «Колыбель для кошки». Хонникер, один из создателей американской атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму, делает ещё более страшное изобретение — «лёд-девять», при соприкосновении с которым вода превращается в лёд, что в итоге приводит к гибели мира.

Но не менее фантастично то, что Ирвинг Ленгмюр мог стать одним из первооткрывателей холодного синтеза на 60 лет раньше Мартина Флейшмана и Стенли Понса. Об этом стало недавно известно из частной переписки Ленгмюра с Нильсом Бором, обнаруженной в архивах библиотеки Копенгагена. В этих письмах обсуждается необъяснимые экспериментальные результаты Ленгмюра, которые он получил ещё в 1909 году во время работ в General Electric по разработке технологи атомной водородной сварки. При создании электрического разряда между вольфрамовыми электродами Ленгмюр обнаружил избыточное тепловыделение. Тщательная проверка феномена затянулась до 1927 года. Наконец Ленгмюр решается опубликовать результат, в котором он был уже уверен. Однако Нильс Бор отговаривает его от публикации, так как этот результат, по его мнению, противоречит закону сохранения энергии, и в случае появления статьи Ленгмюр испортит свою академическую карьеру и репутацию.

Ленгмюр оказывается перед тяжелым выбором. Оказаться в одной компании с такими, по его же выражению, «патологическими учёными», как Никола Тесла, или сохранить свой статус в «нормальной» академической среде. Ленгмюр выбрал спокойную жизнь и стал нобелевским лауреатом. Он дожил до появления выражения «холодный синтез» в 1956 году в связи с работами другого нобелевского лауреата Луиса Альвареса по мюонному катализу. Альварес на самом деле, в отличие от персонажа романа Курта Воннегута, лично участвовал в атомной бомбардировке Хиросимы.

Что обо всём этом думал Ирвинг Ленгмюр за год до своей смерти, сожалел ли о том, что уступил давлению Нильса Бора, мы теперь никогда не узнаем.

* * *

Говоря о роли «кустарей» в науке, можно вспомнить и о резолюции А. Д. Сахарова в 1950 году: «необходимо детальное обсуждение проекта тов. Лаврентьева» на письме О. А. Лаврентьева в ЦК КПСС. И вот почему: служивший на Сахалине и не имевший высшего образования самоучка сержант Олег Александрович Лаврентьев в этом письме не только высказал идею управления термоядерным синтезом, но и предложил свой вариант конструктивного решения этой задачи.

Конечным результатом этого «детального обсуждения» стало принятие в СССР в мае 1951 года первой Государственной программы термоядерных исследований. То есть «самотужное нечто» О. А. Лаврентьева оказалось своеобразным толчком к воплощению идеи освоения энергии управляемого термоядерного синтеза.

* * *

Комментарий ИА REGNUM

В 1996 году О. А. Лаврентьев писал («Сибирский физический журнал», 1996, №2):

«А я знал, как сделать водородную бомбу. И я написал письмо Сталину. Это была коротенькая записка, буквально несколько фраз, о том, что мне известен секрет водородной бомбы. Ответа на своё письмо я не получил.

Прождав безрезультатно несколько месяцев, я написал письмо такого же содержания в ЦК ВКП (б). Реакция на это письмо была быстрой. Как только оно дошло до адресата, из Москвы позвонили в Сахалинский обком, и ко мне из Южно-Сахалинска приехал подполковник инженерной службы (органов). Насколько я понял, его задачей было убедиться, являюсь ли я нормальным человеком с нормальной психикой. Я поговорил с ним на общие темы, не раскрывая конкретных секретов, и он уехал удовлетворённый.

А через несколько дней командование части получило предписание создать мне условия для работы. Мне выделили в штабе части охраняемую комнату, и я получил возможность написать свою первую работу по термоядерному синтезу. Работа состояла из двух частей. В первую часть вошло описание принципа действия водородной бомбы с дейтеридом лития-6 в качестве основного взрывчатого вещества и урановым детонатором».

Интересно, если бы сегодня письмо сержанта попало на отзыв не Сахарову и Тамму, а в Комиссию по лженауке, то где бы оно оказалось? Вопрос, кажется, риторический.

* * *

К настоящему времени стремление овладеть управляемым термоядерным Эльдорадо, которое ещё 70 лет назад пообещали учёные-физики всему миру, обошлось человечеству в миллиарды и миллиарды долларов. Но оно так и не получило ясного ответа, как скоро это может произойти, а главное, когда же появится реальная потребность в нём для замены существующей углеводородной и традиционной атомной энергетики.

В январе 2016 года программа развития управляемого термоядерного синтеза и плазменных технологий на период 2019—2025 годов и на перспективу до 2035 года, как сообщили СМИ, была одобрена самим президентом РФ В. В. Путиным. Согласно этой программе, Курчатовский институт совместно с Росатомом и РАН к концу этого срока должны создать действующую гибридную установку «синтез-деление» и представить проект промышленной термоядерной электростанции. Но, как выясняется,

«сегодня ни чистый термояд, ни гибридный обществу не нужны. У нас нет экономической потребности, которая позволила бы быстро реализовать эту идею, сконцентрировав силы и средства. Но этим нужно заниматься сейчас, потому что термояд будет нужен завтра или послезавтра. Технологический прогресс идёт настолько быстро, что, выпав из этого потока, вы никогда в него не вернётесь…» (из интервью директора направления научно-технических исследований и разработок госкорпорации «Росатом» Виктора Ильгисониса газете «Страна Росатом» №13, апрель 2018 года).

Так что пока с управляемым термоядом всё идёт по известному закону В. С. Черномырдина — хотели как лучше, а получилось как всегда.

Очень показательна в этом отношении и обзорно-аналитическая статья Стивена Б. Кривита «Эксперты свидетельствуют в Конгрессе о будущем исследований энергии [термоядерного] синтеза в США» (Experts Testify Before Congresson Futureof U.S.Fusion Energy Research and ITER). Если верить приведённым в ней фактам, а видимых оснований не верить им нет, то все заявления руководителей национальных и международных проектов о «прорывных» достижениях в области управляемого «горячего» синтеза являются, мягко говоря, недостаточно обоснованными. Основной вопрос, который интересовал конгрессменов США, был сугубо прагматичным:

«У нас была какая-то реальная реализация вообще, что-то другое, чем компьютерные модели, которые предполагают, что мы туда доберёмся? Искусственная энергия слияния?»

Ответ:

«Ну, есть два примера: один в США, один в Европе. Примером в США стал токамак TFTR в Принстоне в конце 1990-х годов, приблизившийся к безубыточности. Совместный европейский EJT примерно одновременно подошёл ещё ближе».

Однако насколько «приблизился к безубыточности» TFTR и как «подошёл ещё ближе» EJT, конгрессмены так и не поняли. Как выяснил сам Б. Кривит, ключ к разрешению этой загадки в том, что и на всех слушаниях в конгрессе США, и в своих публичных сообщениях руководители программ и проекта Международного исследовательского термоядерного реактора (ИТЭР) почти никогда не говорили и не говорят о полной электрической мощности, необходимой для обеспечения работы таких энергоустановок. Они хорошо знают, что все экспериментальные термоядерные реакторы-токамаки никогда не приближались к практически значимым уровням выхода тепловой энергии. Но всегда «непреднамеренно» приводят совсем другие результаты якобы только потому, что «неосознанно» исходят из общепринятой в научной среде практики обсуждения на основе сравнения только входной и выходной мощности самих реакционных камер, а не всей энергоустановки с её основным и вспомогательным оборудованием. А это уже совсем другие цифры. Так, при выработке реактором TFTR 10 МВт тепловой мощности установка в целом потребила в 95 раз больше электрической энергии (950 МВт). А полная потребляемая мощность «подошедшего ещё ближе» европейского EJT с выходной тепловой мощностью 16 МВт составила 700 МВт, то есть была в 44 раза больше. Так что для достижения «безубыточности» TFTR, как и EJT, их реакторам необходимо ещё добавить порядка 98% выходной мощности.

Считается, что с Международным исследовательским термоядерным реактором (ИТЭР), создаваемым с участием России, в этом отношении будет всё в порядке. При этом в общественное сознание внедряется мнение, что именно ИТЭР представляет собой ключевую связь с тем DEMO-прототипом, который будет необходимо создать для получения уже не тепловой, а электрической энергии. Но точно так же, по свидетельству Б. Кривита, говорили и о TFTR 38 лет назад:

«TFTR представляет решающую связь между экспериментальными машинами, которые в настоящее время используются, и будущими прототипами, которые будут фактически генерировать электроэнергию, [и], в отличие от своих предшественников, [TFTR] был разработан для получения плазмы на уровне реакторов и предоставления данных, непосредственно применимых к проектированию экспериментальной электростанции».

Надо ли после этого удивляться, что заявление Флейшмана и Понса об открытии ими альтернативного горячему «холодного» ядерного синтеза (ХЯС) стало для участников разработки проекта ИТЭР более, чем неприятным сюрпризом (головным разработчиком этого проекта и был в то время Массачусетский технологический институт). Именно их стараниями, как уже отмечалось выше, в США, а затем и других странах было запрещено государственное финансирование исследований ХЯС как не имеющих научной и практической ценности.

При этом они вспомнили и об успешном опыте с дискредитацией и Николы Теслы: все «несогласные» с этим учёные сразу же были объявлены «патологическими учёными» (в России — «лжеучёными»). Однако, несмотря на подобные гонения, «лженаучные» ХЯС и LENR вновь стали в последние годы предметом повышенного интереса не только «неправильных» альтернативных учёных, но и правительств ряда стран и крупнейших компаний. Произошло это именно потому, что именно таким учёным, в отличие от «правильных» респектабельных, в какой-то степени всё же удалось понять и найти способы для устранения причин прежних неудач, в том числе и с экспериментами Флейшмана и Понса. Вот что об этом сказано на стр. 87 «Закона о защите национальной обороны на 2017-й финансовый год» США:

«Комитет (имеется в виду комитет по вооружённым силам Палаты представителей США — прим. ИА REGNUM ) осведомлён о недавних позитивных событиях в области разработок с использованием низкоэнергетических ядерных реакций (LENR), которые производят ультрачистую, недорогую возобновляемую энергию, которая будет иметь большие последствия для национальной безопасности. По данным Оборонного разведывательного агентства (DIA), если LENR работают, то это будет «разрушительная технология, которая приведёт к революции в производстве и хранении энергии». Комитет также осведомлен о данных Агентства по перспективным исследованиям для обороны (DARPA), что другие страны, включая Китай и Индию, развивают свои собственные программы по LENR, и что Япония создала собственный инвестиционный фонд для продвижения таких технологий. DIA также пришло к выводу, что Япония и Италия являются лидерами в этой области, и что Россия, Китай, Израиль и Индия в настоящее время выделяют значительные ресурсы на развитие LENR. Чтобы лучше понять последствия этих событий для национальной безопасности, комитет направляет министра обороны США для проведения брифинга по военной полезности последних американских промышленных достижений в области LENR в комитете Палаты представителей по вооруженным силам до 22 сентября 2016 года. Этот брифинг должен прояснить текущее состояние исследований LENR в США, как они соотносятся с работами в других странах, и оценить варианты военных областей, в которых эта технология потенциально может быть полезна».

* * *

Комментарий ИА REGNUM

«Россия… в настоящее время выделяет значительные ресурсы на развитие LENR»? Любопытно, на основании каких данных американская разведка делает такие выводы? Не на основании же того, что в России на общественных началах с начала 1990-х годов проводятся семинары и регулярные конференции по холодному синтезу и шаровой молнии. И вообще, это информация или дезинформация? Быть может, мы чего-то не знаем, как не догадываются об этом многочисленные наивные энтузиасты исследований холодного синтеза, которых держат, по выражению Штирлица, «за дурака в старом польском преферансе». Быть может, зря они обижаются на Комиссию по лженауке, члены которой во главе с академиком Е. Б. Александровым благородно жертвуют своей репутацией, не боясь прослыть ретроградами, отставшими от жизни и стоящими на пути научно-технического прогресса. Потому что так надо, Родина требует. Неужто не ясно, что Комиссия по лженауке — это часть операции прикрытия? Это специально так задумано, чтобы казалось, что в России только научные маргиналы и лжеучёные занимаются исследованиями низкоэнергетических ядерных реакций. А где-то там, в недрах секретных ядерных центров, истинные, серьёзные учёные ведут настоящие секретные исследования холодного синтеза, результаты которых не на шутку пугают США. Поэтому энтузиастам и обижаться нечего — хоть какая-то польза от их дилетантских работ.

* * *

О значении технологий с использованием низкоэнергетических ядерных реакций для «изменения правил игры» на международном уровне также пишут авторы отчёта «Исследование наноядерных реакций в конденсированной среде», опубликованного американским Агентством по сокращению военных угроз (DTRA) министерства обороны США в 2016 году:

«Ядерные энергетические системы имеют плотность мощности на шесть порядков больше, чем основанные на химических веществах системы генерации или хранения энергии. Освоение нового ядерного источника энергии с её тепловым или электрическим преобразованием без генерации проникающих энергетических частиц будет иметь огромные коммерческие и военные последствия, начиная с небольших источников энергии для мобильных систем и заканчивая крупными стационарными энергосистемами. В зависимости от масштабирования этой технологии она сможет использоваться в качестве источника энергии в экспедиционной войне и для военных баз, для надводных кораблей и подводных лодок, а также в качестве ядерных батарей для автономных C4I боевых систем (связь, компьютеры, спутники) и движителей беспилотных летательных аппаратов и управляемых средств вооружения длительного автономного действия».

Итоговый доклад Агентства по сокращению военных угроз США «Исследование наноядерных реакций в конденсированной среде».

«Такая технология окажет глубокое воздействие на всю деятельность министерства обороны США, несущего крупнейшие финансовые и экологические издержки, связанные со сжиганием углеводородов из импортируемой нефти и газа, а также сопутствующих выбросов CO2. Действительно, многие дорогостоящие военные действия США в текущем столетии и в 1990-х годах были обусловлены следствиями нефтяной геополитики. Сокращение использования иностранной нефти приведёт к возможности экономии энергии и к сокращению использования военных сил и затрат на флот для поддержания доступа к иностранной нефти и природным ресурсам».

В Японии же («восточный менталитет»!) с самого начала к заявлениям о «лженаучности» ХЯС и LENR отнеслись критически. В результате в настоящее время при поддержке государственной Организации по разработке новых энергетических и промышленных технологий (NEDO) там сформирована национальная программа реализации LENR в бытовых и промышленных целях,

«чтобы через 5−10 лет осуществить реализацию промышленных устройств. Прямые устройства для использования избыточного тепла для обогрева EV [электрических] автомобилей и жилых помещений, а также устройства электропитания с термо-электрическими системами преобразования будут реализованы через 10−20 лет».

В основу этой программы положены результаты экспериментов сводной группы японских учёных из 4-х ведущих университетов страны и специалистов промышленных компаний Nissan Motors Co. и Technova Inc. Они подтвердили

«как существование, так и устойчивую воспроизводимость нового экзотермического явления при взаимодействии нанокомпозитных образцов типа PNZ (палладий-никель-цирконий), CNZ (медь-никель-цирконий), CNS (медь-никель-окись кремния) и Н (D)-газа (газообразного водорода и дейтерия) в условиях повышенных (200−500 °С) температур. Превышение тепловыделения в этих условиях для композитных образцов типа CNS, полученных как способом окисления расплава, так и «мокрым» способом, в среднем составило несколько МДж на ~100 г».

В СССР к открытию ХЯС в 1989 году также отнеслись достаточно серьёзно. В 1990 году Межведомственным советом по химии и химической технологии Государственного комитета по науке и технике СССР был проведён конкурс по проблеме «Холодный ядерный синтез, стимулированный преимущественно электрохимическим путём». По результатам конкурса под руководством академика А. Н. Барабошкина из Уральского отделения Академии наук СССР был разработан проект Всесоюзной научно-исследовательской программы «Холодный ядерный синтез» на 1991−1994 годы. На основании достоверно подтверждённых на то время экспериментальных данных в этом проекте предлагалось:

— провести теоретические и экспериментальные исследования с целью выяснения механизмов аномальных ядерных явлений при взаимодействии дейтерия с дейтерийсодержащими конденсированными фазами;

— найти условия воспроизводимости экспериментов, пути управления выходом продуктов таких явлений и их интенсификации;

— изыскать пути практического использования этих явлений для разработки энергетических реакторов, технологий получения трития и источников ионизирующих излучений.

Для обеспечения решения этих задач предусматривалось разработать физические модели и теории, учитывающие особенности состояния и поведения атомов дейтерия в присутствии других изотопов водорода и атомов лития в конденсированных средах (стандартные физические модели и теории исходили и исходят из возможных условий и механизмов протекания реакций термоядерного синтеза в вакууме).

Надо отметить, что реализации этой программы и других работ по исследованию ХЯС помешали не только гибель СССР и последовавший за этим кризис. Были и объективные причины, обусловленные плохой воспроизводимостью результатов экспериментов, а также, как уже отмечалось, невозможностью объяснения ХЯС и связанных с ним явлений исходя из привычных научных представлений. Всё это вызывало у многих учёных естественное осторожное и даже откровенно негативное отношение к ХЯС. Но ещё в большей степени этому способствовало осознанное и целенаправленное нагнетание в РАН и у других «респектабельных» учёных личных опасений за свою научную репутацию, тем более не где-нибудь, а у своих влиятельных заокеанских коллег.

При президиуме РАН в 1989 году была даже создана уже упомянутая выше Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Причём члены этой комиссии, пользуясь своей полной безнаказанностью, для шельмования «неугодных» им научных направлений и самих учёных не стеснялись использовать не только различные спекулятивные домыслы в зарубежных СМИ, но и собственные, не менее неприглядные по своей сути инсинуации. Так что описанный выше случай с действующим председателем этой комиссии академиком А. Б. Александровым не единичный и далеко не случайный. Что же касается его обвинения Андреа Росси в «самотужном кустарничестве с мотором», то даже и в этом отношении академик РАН А. Б. Александров сказал неправду. В своё время Росси разработал технологию получения жидкого топлива из бытовых отходов, которая была признана правительством тех же США. А научную поддержку при создании E-Cat ему оказывал признанный в Италии учёный-физик, почётный профессор Болонского университета Серджио Фоккарди.

В настоящее время команда Росси насчитывает 22 специалиста с высшей квалификацией. Именно это позволило ему найти понимание и поддержку партнёров и приступить к организации роботизированного производства функционально законченных тепловых модулей E-Cat QX мощностью 1 кВт размером 25×25×18 см. На их основе он был намерен создавать промышленные генераторы тепловой, а в последующем и электрической энергии мощностью до 1 МВт и более.

Профессор Серджио Фоккарди и профессор Франческо Пиантелли рассказывают о своей работе по созданию никель-водородного реактора в 1994 году задолго до сотрудничества с Андреа Росси, которое началось в 2007 году.

В настоящее время Росси на замену реактора QX разработал и испытал одномодульный реактор типа SK («Свен Куллинджер») мощностью 1 кВт. Именно их, несмотря на все риски, Росси намерен использовать в дальнейшем для создания своих промышленных генераторов тепловой энергии, в том числе для выполнения своего первого контракта на создание теплогенератора мощностью 40 МВ.

Демонстрационный работающий блок такого генератора, вырабатывающий промышленный пар с температурой 600 оС, Росси планирует представить на прямой видеопрезентации в интернете 31 января 2019 года «для доказательства своей правоты и подтверждения ожиданий партнёров и спонсоров, а также всех сторонников и энтузиастов LENR» (условное КПД таких генераторов ожидается не менее 600%). По его мнению, они будут лучше подходить для комплектации с различными типами преобразователей тепловой энергии в электрическую и смогут применяться в самых различных видах транспортных средств и платформ различного назначения.

О поиске партнёров для завершения разработки и организации промышленного производства собственных генераторов энергии заявила в США в сентябре 2017 года на отраслевой конференции компании Cable & Telecoms Engineers «Energy 2020» и компания Brilliant Light Power. Опытные образцы её генераторов SunCell («солнечных ячеек»), как показали эксперименты, производят энергии в 200 раз больше, чем при обычном сжигании водорода в кислороде. При этом в качестве топлива в них можно использовать обычную воду без вредных выбросов для окружающей среды. SunCell, как заявляет основатель этой компании Рэндел Миллс, также могут масштабироваться по мощности в диапазоне от 10 кВт до 10 МВт без кратного увеличения их габаритов. При этом, как полагает он, потребительская стоимость вырабатываемой его генераторами энергии может составить не более 10% от стоимости любой из известных форм энергии.

Кроме этого, в июне текущего года стало известно и о продаже компанией Brillouin Energu Corp. (США) уже второй платной лицензии крупнейшей промышленной группы в Азиатско-Тихоокеанском регионе на право использования её LENR-технологий в коммерческих целях. Ключевой компонент металловодородного реактора этой компании представляет собой изготовленный по особой технологии стержень из нержавеющей стали, покрытый слоем никеля, насыщаемого водородом. Стимулирование LENR в этом слое осуществляются специальной системой управления, подающей на стержень реактора очень короткие и мощные электрические импульсы.

В целом можно констатировать, что благодаря настойчивости и усилиям учёных-энтузиастов и изобретателей разных стран, в настоящее время ХЯС и LENR даже в самих США (в отличие от России) перестают быть уделом изгоев от «официальной науки».

Показательной в этом отношении является 21-я ежегодная Международная конференция по ядерным наукам в конденсированных средах (ICCF-21), прошедшая в США с 3 по 8 июня 2018 года. В ней участвовали не только известные американские и иностранные учёные, но и приглашённые на конкурсной основе студенты, аспиранты и молодые преподаватели из университетов и колледжей в самих США и за-за рубежа. Причём перед началом конференции им был прочитан специальный цикл лекций о LENR, а также полностью оплачены их расходы, включая транспорт, проживание, питание, приём, экскурсии и даже банкет.

Надо отметить, что работы по созданию новых, но уже земных, а не звёздных (как управляемый термояд) природоподобных технологий синтеза и трансмутации атомов и генераторов «избыточной» энергии ведутся и в самой России. При этом «избыточность», например, опытных образцов генераторов А. Г. Пархомова и плазменно-вихревого генератора А. И. Климова стабильно превышает потребляемую ими энергию в 2,5 и более раз. Так кто же после этого является «паталогическими лжеучёными» и «шарлатанами», о которых с таким пафосом, высокомерием и пренебрежением отзываются «настоящие» учёные и борцы за «истинную науку» из РАН. Может, уже пришла пора их публичных извинений перед обществом и государством за «неосознанно» и «непреднамеренно» созданные ими («исключительно в благородных целях — облагодетельствовать всё человечество»!) нагромождения лжи и клеветы.

В настоящее время усилиями «фриков», как пренебрежительно отозвался о независимых учёных в одном из своих интервью Е. Б. Александров, уже показаны убедительные примеры реализации тех «аномальных» физико-химических процессов, которые десятилетиями выводились из поля зрения самих учёных и общества. Но кто бы и как ни упорствовал, именно такие, сугубо «земные» по своей сути процессы, могут стать реальной основой для создания перспективных природоподобных технологий. Однако для того, чтобы Россия смогла на равных войти в новый энерготехнологический уклад, необходима новая национальная программа развития LENR-технологий, как и для управляемого термояда. Скорее всего, это будут звенья одной цепи, вытянуть которую представляется возможным только совместными усилиями РАН, Росатома, Курчатовского института и НИУ Высшая школа экономики.

Читайте ранее в этом сюжете: Как Росатом тихо отдаёт иностранцам многомиллиардный рынок

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail