Эскалация торговой конфронтации между США и Китаем все чаще рассматривается как преддверие новой холодной войны. Безусловно, это столкновение титанов, если эскалация продолжится, дорого обойдется и Вашингтону, и Пекину, а победа, которая, скорее всего, будет на стороне США, может оказаться пирровой. Однако не менее высокую цену заплатит и остальной мир, поскольку, несмотря на малую вероятность военного конфликта между США и Китаем, новая холодная война, без сомнения, будет иметь столь разрушительные последствия, что под угрозой может оказаться само будущее человечества, пишет Минксин Пей в статье для издания The Strategist.

Китай и США. Противостояние
Китай и США. Противостояние
Иван Шилов © ИА REGNUM

Так, из-за двусторонней напряженности можно наблюдать ослабление экономических связей, что отражается на всей глобальной экономике. Если с концом прошлой холодной войны в 1991 году начался золотой век глобальной экономической интеграции, то начало следующей холодной конфронтации между двумя крупнейшими экономиками мира, несомненно, приведет к ее разделению и фрагментации. Можно представить себе мир, разделенный на два торговых блока, каждый из которых построен вокруг одной сверхдержавы. Торговля внутри них, возможно, продолжается или даже процветает, но между ними будет все меньше связей, если вообще такие останутся.

Затем произойдет распад глобальной финансовой системы. Администрация президента Дональда Трампа показала, насколько легко США могут нанести ущерб своим противникам (например, Ирану) с помощью санкций, лишая страны доступа к международной платежной системе, в которой решающую роль играет доллар. Учитывая это, стратегические противники Вашингтона Китай и Россия, а также его союзник в лице ЕС пытаются создать альтернативные платежные системы для обеспечения своей безопасности в будущем.

Такая экономическая фрагментация вместе с более глубокой геополитической напряженностью, которую предполагает холодная война, разрушит мировой технологический ландшафт. Ограничения на передачу технологий, часто оправдываемые соображениями национальной безопасности, порождают конкурирующие и несовместимые стандарты. Интернет будет расколот на конкурирующие домены, пострадают инновации, что приведет к более значительным затратам, более медленному их внедрению и низкому качеству продукции.

Но больше всего от глубокой фрагментации глобальной экономики пострадает цепь поставок. Чтобы избежать удара американских пошлин, компании, импортирующие в США производимую в КНР продукцию, будут вынуждены перемещать свои производственные мощности в другие страны, скорее всего, в Южную и Юго-Восточную Азию. В краткосрочной перспективе такая волна перемещений из Китая, который находится в центре глобальных производственных цепей, будет носить чрезвычайно разрушительный характер. Получившиеся цепи будет намного менее эффективными, поскольку ни одна страна не сможет сравниться с КНР по параметрам инфраструктуры, промышленной базы или объемов и навыков рабочей силы.

Тем не менее, если США и Китай на самом деле решили начать длительную холодную войну, экономические последствия, пусть и тяжелые, не пойдут ни в какое сравнение с еще одним негативным последствием этого противостояния: отсутствием достаточно сильных действий для борьбы с изменением климата. На сегодняшний день Китай производит более 9 млрд тонн углекислого газа в год, из-за чего он является крупнейшим в мире источником этих выбросов. За ним с некоторым отставанием следуют США с их 5 млрд. Если обе страны, на долю которых приходится 38% всех выбросов CO₂, не смогут найти общий язык в отношении защиты климата, человечество с высокой долей вероятности может упустить свой последний шанс предотвратить катастрофическое глобальное потепление.

Из-за китайско-американской холодной войны такой исход кажется крайне вероятным: каждая сторона будет требовать от другой снижения количества выбросов и ввиду своих геополитических противоречий ни одна из них не пойдет на уступки. Даже если другим странам и удалось бы договориться о необходимых мерах, без США и Китая они окажутся недостаточными. В этих условиях единственная надежда человечества — это технологические инновации. Однако произошедшие за последнее десятилетие нововведения, в том числе в области возобновляемых источников энергии, зависели в значительной мере от относительно свободного потока технологий через границы, не говоря уже об уникальной способности Китая наращивать производство и быстро сокращать издержки.

В условиях экономической раздробленности, связанной с холодной войной и сопряженной с ограничениями на торговлю и передачу технологий, достижение столь необходимых технологических прорывов может осложниться. В результате решение проблемы изменения климата с помощью технологических средств — и сегодня маловероятное — может так и остаться химерой. И тогда явью станет величайшая угрозу существованию человечества.

Иными словами, заключает автор, еще не поздно для США и Китая изменить курс. Проблема заключается в том, что Трамп и его китайский коллега Си Цзиньпин сосредоточены главным образом, если не исключительно, на национальных интересах и личных политических расчетах. Это недальновидно. Прежде чем два лидера обрекут свои страны провести следующие десятилетия в состоянии разрушительного конфликта, которого можно было избежать, они должны тщательно подумать, что это будет означать не только для США и Китая, но и для всего мира.