Виктор Черноус: "Проект "15 регионов" несколько искусственный""

Майкоп, 19 апреля 2004, 13:44 — REGNUM  Проект "15 регионов России" ИА REGNUM комментирует директор Центра системных исследований и прогнозирования института переподготовки преподавательских кадров Ростовского государственного университета и Института социально-политических исследований Российской Академии наук, кандидат политических наук, доцент Виктор Черноус.

- Административные преобразования в России витают в воздухе, потому что такое огромное количество субъектов делает нашу страну достаточно трудноуправляемой. Ее гигантская территория неизбежно втягивает наши субъекты в мировые экономические системы, принадлежащие разным мирам: запад, восток, южные наши регионы.

Периодически оживляется дискуссия по поводу того, как должны выглядеть регионы нашей федерации. Представленный проект, вероятно, является одним из таких проектов, и, как и любой проект, он имеет право на существование.

Авторы проекта сами пишут, что наша страна должна вернуться к испытанной мобилизационной модели, что без этого мы, видимо, не сможем преодолеть ту пропасть, в которой оказались.

Это невозможно без формирования четкой государственной идеологии, которая должна последовательно проводиться в жизнь, это отказ от манипулятивных политтехнологий, с которыми мы сталкиваемся. Но дело в том, что ни того, ни другого мы пока не имеем. Это уже ставит под сомнение.. далее, в тексте проекта говориться, что проект можно реализовать, если будет государственная идеология, и если от манипулирования мы перейдем к тем технологиям, которые будут нас развивать. Но этого на сегодняшний день не существует, и поэтому проект пока, наверное, можно оценивать как чисто интеллектуальный, а не как какой-то современный. Если завтра начать его принимать, проводить административную реформу, она ничего не даст. Это не политика какая-то, а своего рода социальная мастурбация, которой мы занимаемся в течение 10 лет.

А что касается самих идей (проекта), то, они имеют, наверное, и то, над чем есть поразмышлять, и вызывают целый ряд сомнений.

Во-первых, регионогенез - это такое сложное явление, которое идет и естественно, когда складываются какие-то экономические, культурные общности, и конструируется самим государством. Например, определяется какой-то регион, к нему подтягивается ресурс, определяется политика, и он постепенно начинает приобретать черты такого органичного, сложившегося региона. То, что предлагается здесь - это как раз такое конструирование, но на основе самых различных принципов. В отдельных случаях в основу нового регионального деления положены экономические интересы, в других - политические, и отсутствие единого принципа, зарождает, кончено, ряд определенных сомнений. Кроме того, конечно, сама такая реформа упрется в Конституцию Российской Федерации, потому что права субъекта федерации и федерального центра очень жестко расписаны.

Суть проекта в чем? Не просто создать новую систему округов, увеличить их в два с небольшим раза, но и придать полпредам финансовые рычаги, чего у них в настоящее время нет. Не секрет, что некоторые региональные руководители субъектов Федерации смотрят на них как на своего рода почтальонов, которые берут информацию и передают в Москву, а им (главам субъектов) делать это напрямую гораздо удобнее.

И, безусловно, наделение реальными, эффективными властными полномочиями требуют существенных поправок в нашу Конституцию. Но пока, как известно, президент занимает жесткую позицию в этом вопросе: Конституцию трогать нельзя. Потому что она гарантирует очень сильную вертикаль власти в руках президента. Хотя нужно признать, что как работающий документ наша Конституция крайне неэффективна. Она, скорее, консервирует эту сильную власть, но сама власть не может функционировать, кровь по управленческим жилам практически не бегает, идет один импульс от администрации президента.

И в этом смысле надо говорить и о конституционном реформировании, то есть сама по себе административная реформа бесполезна, насколько она вписана в ту стратегию, о которой мы можем догадываться, пока сказать очень сложно, потому что мы не определились в своей идентичности: что такое Россия- часть Европы, Азии, часть Востока?

О чем идет речь? Как мы себя осознаем, такова и будет наша стратегия развития. Если мы признаем себя частью запада, как сказал президент, с чем, мягко говоря, не все общество согласно, то это один путь. Если мы говорим о восстановлении статуса России как мощной региональной державы, то авторы проекта видят это в идее мобилизации. Мобилизация должна идти вокруг какой-то сверхидеи. Если у нашего народа нет сверхидеи, он не будет действовать. Мобилизоваться вокруг банки с пивом и сосиски - занятие мало эффективное. Поэтому, исходя из этой концепции, трудно сказать, что подразумевается в проекте. При этом особенность нашей страны заключается в том, что если наша элита осознает себя так, а население - по-другому, то ничего из этого не выйдет, так мы все население "переленим".

Можно, конечно, проводить реформу ради реформы, но, как видите, эффективность подобных мероприятий, мягко говоря, не очень большая. Всю нашу систему надо комплексно реформировать, а лечить какие-то отдельные стороны невозможно. Для комплексного реформирования нужна стратегия национального развития. Этой стратегии у нас нет. Ну, во всяком случае, внятно артикулированно - она не существует, а ведь реформа уже проводится под стратегию.

То есть, если мы устремляемся в сторону вестернизации, это задает один алгоритм, если мы пытаемся опереться на свою почву, на почвеннические традиции, то стратегия будет явно носить другой характер. Если мы признаем однополярный мир во главе с США, которые обеспечивают нам безопасность - это одна стратегия. Если мы принимаем мир многополярный и стремимся к нему, то это другая стратегия. Административное деление должно отвечать этим идеям.

Так же и в экономике - какую модель современной экономики мы будем строить, какова роль современного государства в этой экономике? Если мы признаем, что роль государства должна быть увеличена, чего, как мы видим, сейчас не происходит. Кстати, представленная в проекте административная реформа больше укладывается в ту сторону, что государство будет более внимательно заниматься регулированием экономики, иначе мобилизационной модели просто быть не может. В принципе, она нам больше подходит, потому что у нас в стране разные природные условия, и распределение доходов между регионами, в централизованном порядке всегда существовало, без этого мы не можем осваивать свои территории, потому что они лежат в разных, иногда не очень выгодных, географических условиях. Хотя у нас есть опыт и Российской империи, и Советского Союза, которые нам показывают, что, распределяя, можно много добиться. Но сегодня, вроде бы идет речь о сугубо либеральной экономической модели, и как ее можно связать с мобилизационной, просто не представляю. Поэтому данный проект мне кажется несколько искусственным.

Что касается нашего региона, то он мне кажется и неудачным. С одной стороны, логика, конечно, есть в том, чтобы создать отдельный регион, замкнутый на Каспии. Да, это действительно, важный наш регион, и геоэкономические интересы здесь серьезные. Но Дагестан на протяжении двух веков развивался в едином комплексе Северного Кавказа, то есть он культурно, ментально, как угодно, неотделим.

Конечно, в последние годы Дагестан оказался в изоляции из-за чеченских событий, оказался блокированным, но сейчас сложная ситуация постепенно развивается.

Далее, типично конструированным, а не исторически развитием региона можно считать создание Южного Федерального округа. Но - в данном случае это было ответом на деструктивные формы распада Северного Кавказа. Южный округ был создан за счет дополнения округа русскими областями, которые не входили, но исторически, культурно тяготели к Северному Кавказу. Поволжский регион всегда тяготел к югу России. Пока целостно Южный округ не сформировался, но идет процесс укрепления политических, экономических, культурных связей, возможно, есть смысл говорить о выделении Поволжского района как субрегиона ЮФО.

Искусственное деление приносит больше проблем, чем позволяет решить стоящие задачи. Поэтому, при наличии нескольких проектов надо прогнозировать положительные и отрицательные стороны каждого, смотреть все варианты административной перестройки, промышленное оживление и т.д.

Искусственный характер некоторых идей проекта, как например, при создании Северного округа, и, с другой стороны, существующие исторически сложившиеся связи в ЮФО - Астрахань, Волгоград - на перспективу.

Все административные реформы должны проводиться в рамках единой стратегии, не с них надо начинать. Мы должны определить фактор стабилизации, но топчемся на месте, необходима национальная стратегия. А потом, определившись, можно будет реализовывать ее - с помощью "мобилизационной модели" или других подходов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.