В день святых Фрола и Лавра в деревне Калитинка Каргопольского района Архангельской области освящена возвращенная к жизни часовня этих святых. На сайтах о путешествиях по Русскому Северу она упоминалась как «умирающая часовня», и, судя по фотографиям, у нее не было будущего — колокольня завалилась назад, крыша провалилась. Но благодаря сотрудничеству благотворителей, церкви, власти и московской добровольческой организации «Общее Дело» часовня в 2018 году была спасена.

Возрожденная часовня святых Фрола и Лавра в каргопольской деревне Калитинка
Возрожденная часовня святых Фрола и Лавра в каргопольской деревне Калитинка
© Владимир Станулевич

Первый субботник на ней прошел в 2013 году. Один миллион 200 тысяч рублей на материалы и зарплату рабочим собирались через соцсети, среди благотворителей — предприниматели, учителя, журналисты, много москвичей. Местные жители — кто не мог внести деньги, но хотел помочь — принимали участие в раскатке часовни, окорке бревен, устройстве фундамента. Руководил работами Никита Мелентьев, московский доброволец-предприниматель, с 2009 года возвративший в Калитинке к жизни еще и Крестовоздвиженскую и Ильинскую часовни.

31 августа 2018 года настоятель Александро-Ошевенского монастыря игумен Феодосий Курицын отслужил в часовне водосвятный молебен, а волонтеры «Общего Дела» передали в дар 4 колокола. 120 000 рублей на них также собирались «всем миром».

«Общее Дело», возглавляемая настоятелем московского храма Алексеем Яковлевым, — самая большая и известная из нескольких добровольческих организаций занимающихся возрождением деревянных храмов Русского Севера. Проект начался в 2006 году в онежском селе Ворзогоры, и за 12 лет ею проведены более 250 экспедиций, обследованы 350 храмов и часовен, на 127 прошли противоаварийные работы. Самым крупным проектом сейчас является спасение деревянной церкви Иконы Владимирской Божией Матери в онежском Подпорожье. В планах организации — работы на десятках церквей находящихся на грани исчезновения. Деньги на работы добровольцы собирают через сайт «Общего Дела», а работники приходят сами — не всегда профессионалы, но всегда — неравнодушные люди.

Лучшей рекомендацией стали слова об «Общем Деле» патриарха Кирилла: «Мне кажется, что это замечательное добровольческое дело. Оно помогает и увидеть мир, и прикоснуться к истории, и сделать что-то реальное — защитить те памятники, которые такие хрупкие… Мне было бы очень по душе, делать то, что сейчас делают наши добровольцы, которые восстанавливают памятники замечательной архитектуры на Русском Севере».

«Общее Дело» правильно выбрало путь к спасению деревянных церквей — не единичные сверхдорогие реставрации, а простые противоаварийные работы на большом количестве церквей, в которых могут принять участие и неспециалисты, и работы в десятки раз дешевле бюджетной реставрации. Благодаря такому подходу спасаются не единицы, а десятки памятников.

Проекты «Общего Дела» были бы невозможны без лояльного отношения областной власти, и в частности областной инспекции по охране памятников истории и культуры, надзирающей за соблюдением законодательства в реставрации. Еще больший эффект был бы, если бы хорошо зарекомендовавшему себя «Общему Делу» архангельская власть начала помогать и целевой грантовой поддержкой, и привлечением к противоаварийным работам на памятниках регионального значения. Таким образом выполнялась бы обязанность органов власти «охранять» памятники, о чем напоминают многочисленные таблички.

Читайте ранее в этом сюжете: Как решить проблему с туризмом в Архангельской области