6 августа мир будет в 73-й раз отмечать событие, память о котором сохранится на все времена существования истории человечества — варварское испытание на людях атомного оружия в японском городе Хиросима. Автору этих строк много раз доводилось бывать в этом городе. И каждый раз посещать Парк мира с монументом, на котором начертано: «Пусть ваши души упокоятся, зло больше не повторится». А затем в который раз проходить в сумрачном Музее атомной бомбардировки вдоль ужасающих экспонатов и заставляющих содрогнуться восковых фигур бредущих после взрыва с отрешенными лицами женщин и детей, у которых кожа отделилась от плоти и свисает лохмотьями с рук, ног, тела и головы. Тут же высеченные бетонные ступеньки, на которых осталась тень сидевшего на них человека. Это трудно представить, но при атомном взрыве в Хиросиме находившиеся в эпицентре люди в прямом смысле слова испарились, оставив после себя только тени.

Атомный гриб от взрыва бомбы над Хиросимой
Атомный гриб от взрыва бомбы над Хиросимой

На созданном всемирно известным японским архитектором Кэндзо Тангэ надгробии — кенотафе (надгробный памятник в месте, которое не содержит останков покойного, своего рода символическая могила) — атомное уничтожение десятков тысяч невинных простых людей, женщин, детей, стариков, прямо названо злом. Но ни в Парке мира, ни в Музее посетители не увидят и не услышат упоминания о том, кто и зачем совершил это зло. И на ежегодных траурных церемониях поминовения погибших в Парке мира с приглашением зарубежных делегаций в речах упоминания тех, кто совершил беспрецедентное злодеяние, не услышишь. Выступающие «политкорректно» говорят о том, что прилетел самолет и была сброшена атомная бомба. А то, что самолет был американский и взрыв был вызван не военной необходимостью, а стремлением громко с чувством превосходства и бахвальства объявить человечеству об овладении США позволяющим претендовать на господство в мире всесокрушающим оружием, а заодно испытать это новое оружие на тысячах живых людей, в остающейся оккупированной Японии вспоминать не принято.

Тяжёлые ожоги и развитие лучевой болезни у пострадавших
Тяжёлые ожоги и развитие лучевой болезни у пострадавших

На встрече с мэром Хиросимы Кадзуми Мацуи принимавшая участие в церемонии поминовения жертв атомной бомбардировки по случаю 70-летия совершенного США по сути локального геноцида японцев российская делегация спрашивала, отчего японцы стесняются называть американцев виновниками ужасающей трагедии. Мэр, грустно улыбнувшись, промолвил: «Прошло уже много лет, надо уметь прощать».

Конечно, нас не мог удовлетворить такой подход. В интервью после поездки в Хиросиму глава российской делегации общественности, пронзительный публицист и писатель Александр Проханов говорил:

— «А что Вы увидели в Хиросиме?

— А. Проханов: В Хиросиме я видел огромную площадь, палящий зной, тысячи людей, которые под барабанные звоны сходятся на неё, выступает мэр, премьер-министр. В 8:15 утра 70 лет назад там взорвалась бомба. Я ждал звона колокола, мне казалось, что я слышу звон B-29, который подлетает к Хиросиме. А потом взорвался чудовищный шар, пекло огромное. И, конечно, это была жуть, я понял, что бомба была сброшена не только на Хиросиму — на меня. На вас, на всё человечество. У меня возникли жесточайшие слова в адрес Америки, потому что она изобрела и пустила в действие абсолютное зло. Я видел, как взрывали горы на Семипалатинском полигоне, как рвётся ядерная бомба внутри горы. Я залезал внутрь горы и видел там оплавленную сердцевину, как будто я находился в адском котле. Под Чернобылем во время аварии я лазил под четвёртый блок, взорванный вместе с шахтёрами, я знаю, что такое ядерные взрывы. И американцы изобрели атомную бомбу и применили её — запустили в мир абсолютное зло. Поэтому Америка — страна абсолютного зла.

— Их простили жители Хиросимы?

— А. Проханов: Они задавлены, они боятся сказать, чья это бомба. Их оккупированная страна не позволяет сказать, что бомба, которая висит в музее с оплавленными камнями, — она американская. Поэтому я им говорю: «Японские братья, после 1991 года мы были в таком же, как вы, положении, нас тоже закупорили, мы не смели сказать, что нас раздавили Америка, Ельцин и Горбачёв, мы сбросили с себя эти имена, учитесь у нас русским технологиям».

— Японцы молчат, а вот Нарышкин, глава Госдумы (ныне директор Службы внешней разведки — А.К.), предложил создать трибунал по атомным атакам Хиросимы и Нагасаки.

— А. Проханов: Он бюрократ всё-таки. Я бы хотел не трибунал. Америка вместе со своим пилотом, сбросившим бомбу, спятила. Мы живём в мире, где существует страна сумасшедших, и она творит омерзительные вещи на Ближнем Востоке, в мире — конечно, она должна покаяться. Этим покаянием она с себя самой сбросит это безумие. А японцы — это народ-мученик. На нём было применено испытанное зло… Мы должны смотреть на Америку как на чудовище и требовать извинения перед японцами и покаяния перед всеми нами».

Экипаж американского бомбардировщика Б-29 Enola Gay позирует возле своего самолета
Экипаж американского бомбардировщика Б-29 Enola Gay позирует возле своего самолета

Хотя чтимый мною Александр Андреевич не согласился с предложением Сергея Нарышкина, который не только российский «главный разведчик», но и председатель Российского исторического общества, по поводу трибунала по атомным бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки, сама идея привлечь внимание людей мира к совершенным в прошлом и совершаемым сейчас аморальным действиям США, будь то в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии или Сирии, заслуживает внимания и реализации. Будет это трибунал или какая-то другая трибуна, с которой прозвучат осуждение и предупреждение народов мира Вашингтону и Пентагону, можно обсуждать, но отмалчиваться и все прощать, как японцы, никак нельзя. Да японцы и не прощают. Они просто не могут заявлять вслух о своем отношении к совершенному американцами злодеянию. Во время личных бесед за чашечкой сакэ, когда заходил разговор о войне, не раз слышал от них слова: «Американцы до сих пор продолжают клеймить японцев за Перл-Харбор. У них в ходу выражение: «Remember Pearl Harbor! («Помни Перл-Харбор!»)». Но и у нас есть к ним свой счет: «Помни Хиросиму и Нагасаки!»

Идея Нарышкина важна не для того, чтобы еще раз заклеймить американский империализм и тех, кто спешил до окончания войны испепелить как можно больше «япошек», отомстив за Перл-Харбор и запугав другие народы. Она важна как акция серьезного предупреждения людей доброй воли тем, кто в наши дни не останавливается перед развязыванием ядерного конфликта, как это было совсем недавно у берегов КНДР. Но нужно и понимание простыми американцами того, что сотворили их политики в августе 45-го. Лично я встречал американцев, которые и сейчас говорят: «Это им за наглое нападение на нас в декабре 41-го». А по ежегодным опросам общественного мнения в США по поводу атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки 60 процентов американцев, включая молодежь, их оправдывают, повторяя пропагандистские утверждения о том, что бомбы спасли-де жизни сотен тысяч, если не миллион американских парней. И это при том, что в действительности Япония была принуждена капитулировать не в результате атомных бомбардировок, хотя они, конечно же, сыграли свою важную устрашающую роль, а после вступления в войну против Японии Советского Союза, что не оставило японцам никаких шансов.

Разрушенная центральная часть Хиросимы через шесть месяцев после осуществления атомной бомбардировки в марте 1946 года
Разрушенная центральная часть Хиросимы через шесть месяцев после осуществления атомной бомбардировки в марте 1946 года

…Работая в Японии, я хотел обязательно свозить семью в Хиросиму, объяснить дочери-школьнице, что такое атомная бомба и как важна роль нашей страны в деле предотвращения гибели человечества в ядерном пожаре. После посещения Музея атомной бомбардировки дочь, тогда пятиклассница школы имени Рихарда Зорге при посольстве СССР, не хотела выходить в парк и просила сразу отправиться в гостиницу. На вопрос, что произошло, получили ответ: «Я боюсь, что японцы в парке примут меня за американку и будут смотреть на меня осуждающе».

В Парке мира прямо на земле были расстелены склеенные друг с другом листы ватманской бумаги, на которых японские дети писали свои впечатления о посещении этого трагического места. Дочь взяла лежавший рядом фломастер и написала по-русски: «Русские дети не хотят войны! СССР — Япония — мир!» Ну, а я написал об этом по-японски в книге отзывов посетителей музея…

Читайте развитие сюжета: Империалист Черчилль и атомная бомба