В результате бархатной революции Армению начали плохо понимать в России, пишет политический обозреватель Lragir. am Акоп Бадалян. «Армения стала для России непонятной, в чем признаются российские комментаторы, ну как же иначе Армения не смогла бы измениться. Это изменение и было повесткой революции», — пишет Бадалян.

Владимир Путин
Владимир Путин
Kremlin.ru

В то же время он отмечает, что эта «непонятность несет в себе риски и, например Россия может совершить какой-либо неосторожный шаг, последствия которого будут весьма серьезными».

«Но с другой стороны, апрельская война показала, что последствия бывают тяжелыми не только для Армении, но и саму Россию ставят перед большими проблемами. В России понимают, что наказать Армению сейчас не так-то и легко… То, что было понятным в Армении для России — было нелегитимным. Сейчас из Армении звучат заверения о приоритетности России, с другой стороны внутри страны демонтируют коррупционную пирамиду, что вероятно обнажит российский след в различных вопросах — от экономических до политических преступлений.

Но самое главное надо понять, что есть Россия. Например, когда ряд изданий российской провластной прессы пишет статьи против Армении, в самой Армении думают, что они пишутся по заказу Кремля. Более того, многие возможно, уверены, что пишет их лично Путин или он диктует, а Песков записывает. Многим в Армении сложно понять, что в России сегодня не действует пирамидальная иерархия власти, потому что проблем в России как внутренних, так и внешних слишком много, чтобы обслуживать их этой пирамидальной иерархией. Путин сосредоточен на более узких, но сверхсложных внешних проблемах.

Именно эта ситуация для Армении опасна, потому что когда российская пирамида не работает, точнее, когда в России работает не пирамида это может привести к пагубным последствиям. Поскольку за прошедшие годы Армения слишком плохо решала вопрос институционализации, задачу повышения уровня институциональной эффективности армяно-российских отношений. Тем более плохо решала по сравнению с Азербайджаном», — пишет он.