Продолжающееся падение фактического уровня знаний российских абитуриентов входит в явное противоречие с отчетами Рособрнадзора о том, что в системе ЕГЭ всё хорошо. Почему вопрос, поднятый петербургским учителем Дмитрием Гущиным о, по его словам, утечках заданий ЕГЭ по математике, остается актуальным, рассказывает автор Анастасия Шарова.

ЕГЭ
ЕГЭ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как скажется выпуск российскими школами массового контингента фактических недоучек на будущем страны? Вопрос этот можно считать риторическим, ибо нет и не может быть у страны никакого будущего в нынешнем цифровом и технологичном мире, если уровень знаний по основным предметам неудержимо снижается. И никакими бодрыми реляциями о прекрасных результатах дело не выправить. Тем более, если ситуация усугубляется возможными утечками информации, которые позволяют не выдающимся ученикам демонстрировать великолепные результаты.

15 лет, прошедшие со времени ввдения ЕГЭ, это достаточный срок, чтобы сделать выводы о его эффективности. Но даже этот срок показывает отсутствие однозначного понимания учителями и школьниками структуры и сути этого экзамена. Уже сейчас видно, что концентрация учебного процесса на ЕГЭ как методе проверки знаний приводит к страшному результату — выпускники становятся неспособны к творческой деятельности, что особенно ярко видно в подходе к такой базовой области знаний, как математика. Да и связан ли ЕГЭ как таковой с объемом знаний, который получают в школе? Здесь открываются тревожные подробности.

Читайте статью: Можно ли доверять результатам ЕГЭ?

Также читайте другие статьи Анастасии Шаровой о современном российском образовании.